14 января, 01:00

«В парном катании сейчас выживет сильнейший». Бойкова и Козловский не стали хлопать Тарасовой и Морозову и отправили им послание

Корреспондент
Пара Тамары Москвиной встретила поражение от Тарасовой и Морозова с понурыми лицами, но говорила достойно.

Бронзовые призеры чемпионата России Александра Бойкова и Дмитрий Козловский сначала были очень ярки на пресс-конференции в своих ответах — хотя явно были в себе и старались игнорировать ответы других. Учитывая оценки и взаимное расположение этой пары и Евгении Тарасовой/Владимира Морозова в итоговых протоколах чемпионата России, настроение объяснимое. На церемонии награждения ни одни ни другие не хлопали своим визави при вручении медалей. Тем не менее они любезно согласились поговорить с журналистами после пресс-конференции.

Вопросы к судьям, а не к нам

— Если бы вы сделали вчера чисто сальхов, все равно бы остались третьими. Как прокомментируете оценки?

Бойкова: — Вопросы не к нам, а к судьям. Это они выставляют оценки.

Козловский: — Мы пока не видели подробные протоколы. Хотелось бы сначала посмотреть детализированную информацию, а потом делать выводы. Главное, что мы справились со своей задачей.

Парное катание дошло до уровня женского по напряженности, уровню конкуренции. Выживет сильнейший. Потому что на Олимпиаде противостояние будет не только в «физике», но и в голове. Конкуренция хороша, она двигает вперед, но у нее есть и оборотная сторона. Если долго точить камни, они стачиваются. Так что нельзя утопать в этом состоянии конкуренции, предаваться опустошению.

— Многие сегодня чувствовали разочарование после ваших оценок и общего исхода ситуации. Можете сформулировать, что чувствовали вы?

Козловский: — Пока даже сами не понимаем. Спортсмен в первую очередь хочет чего? Хочет побеждать. Вчера была допущена глупая ошибка, которая не позволила нам набрать в короткой программе соответствующие баллы.

— Но сегодня вы же сделали все.

— Конечно. Но соревнования состоят из двух программ. Опять же, что касается баллов, я говорил на пресс-конференции абсолютно искренне. Нам нужно сначала посмотреть распечатку, посмотреть, кто что ставил. Я не могу ничего говорить, основываясь исключительно на общих баллах, исключая делали.

Мы хотим выступить в команднике

— Разочарование, обиду и непонимание, почему все так, а не иначе, можно использовать как топливо для дальнейшей мотивации пахать еще сильнее? Или это скорее вода, которая гасит огонь?

Бойкова: — Давайте этот день хотя бы закончится, и мы немного отдохнем. Сейчас это и не топливо, и не вода, это просто факт. Потом посмотрим, время покажет.

Козловский: — Мы сегодня хорошо поработали.

— Хотели бы выступить в командном турнире на Олимпиаде?

Козловский: — А кто этого не хочет? Вопрос риторический. Нельзя назвать ни одного спортсмена, который бы этого не хотел.

— Было важно услышать это от вас.

Козловский: — Конечно, мы бы хотели. Представлять свою страну на Олимпиаде — это почетно, а когда ты можешь ее представлять в двух разных дисциплинах, это почетно вдвойне.

На Олимпиаде все будет совсем по-другому

— У вас было крутое послание насчет конкуренции, что она скорее в голове, в конце пресс-конференции. Вы уже чувствуете какое-то олимпийское напряжение в парном катании?

Козловский: — Нет. Мне вообще кажется, что Олимпиада даже будет намного проще, чем чемпионат Европы и чемпионат России.

— Вы сказали, что парное катание по напряжению догнало женское катание и на Олимпиаде будет многое решаться в голове. Уже чувствуете олимпийское напряжение между парами?

Козловский: — Нет. Вы знаете, мне кажется, что Олимпиада будет гораздо проще, чем чемпионат России и чемпионат Европы. Когда спортсмен идет к этому турниру, да, конкуренция жесткая. А когда спортсмен выходит на Олимпийские игры, ты уже там. Ты заслужил это право.

Бойкова: — И ты уже борешься сам с собой, со своими мыслями. Или просто получаешь удовольствие, что лучше.

Козловский: — Про этот вопрос нам надо будет поговорить с вами после Олимпийских игр, мы там еще не были. Но мне почему-то кажется, что состояние там будет отличаться от состояния, которое здесь. Не по накалу, а даже по своей сути.

Бойкова: — Все будет так, как должно быть.

— Из-за ежедневных тестов поменяли отношение? Это же абсолютно другие правила по сравнению с российскими, можно попасться на любом тесте случайно, и все.

Бойкова: — Это нормально.

Козловский: — Мне уже кажется, что маска стала неотъемлемой частью гардероба, как кофта или худи. Это надолго, думаю. Спортсменам нужно к этому привыкать. Все это не бессмысленно. Когда болеет спортсмен, это сбивает с подготовки и долго мешает заниматься профессиональной деятельностью, не дает вернуться на свой уровень. Пусть будут дополнительные ограничения, но они обеспечат безопасность спортсменов и окружающих людей.

— Морально на «Европе» было тяжелее, чем на России?

Козловский: — Нет. Мне кажется, мало что может сравниться с чемпионатом России (Александра смеется).

— Вы видели видео четверной подкрутки китайской пары Суй/Хань?

Бойкова: — Они уже ее делали.

— Но теперь они делают ее перед Олимпиадой.

Бойкова: — И что?

Козловский: — Знаете, мне в такие моменты всегда приходит на ум такая история: после короткой программы в Пхенчхане Алена Савченко заявила два четверных выброса, четверную подкрутку, все в таком духе. А в итоге прокаталась с простейшим набором.

Бойкова: — Зато все остальные ошибались.

— Психологическая атака?

Козловский: — Не могу этого сказать. Замечательно, что они [китайский дуэт] делают эту четверную подкрутку. Но ее нужно сделать.

— Вы сказали, что чемпионат России был сложным. Как отходили от него?

Бойкова: — У нас были праздники. Мы могли выспаться.

Козловский: — У нас было несколько дней пообщаться с семьей и как-то реабилитироваться. Мы заслужили отдых.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости