Через Гренландию на лыжах

7 декабря 2010, 09:10
Фото предоставлено Андреем КОРОЛЕВЫМ Фото "СЭ" Фото предоставлено Андреем КОРОЛЕВЫМ Фото "СЭ" Фото предоставлено Андреем КОРОЛЕВЫМ Фото "СЭ"

Весной 2010 года спортивная команда "Форвард" отправилась в лыжный поход по Гренландии. Читайте рассказ Андрея Королева об этом непростом мероприятии, посвященном 150-летию со дня рождения полярного исследователя Фритьофа Нансена.

В апреле-мае 2010 года спортивная команда "Форвард" (Андрей Королев, Игорь Мохов, Александр Ранде и Рафаэль Шарафутдинов) собралась пересекать Гренландию севернее, чем прошел Нансен. Маршрут должен был быть более протяженным. Старт был назначен в поселке Аммасалик (Тасиилак), финиш - в поселке Кангерлуссуак. Двигаться планировали в том же направлении, что и Нансен – с востока на запад.

Подготовка

Наиболее сложным препятствием должен был оказаться подъем на ледовый панцирь. Ведь толщина льда там приближается к 3000 м, и он настолько тяжелый, что продавливает материковую основу острова ниже уровня мирового океана. Автор почти два года собирал информацию, чтобы узнать, в каком месте можно подняться на ледовый панцирь Гренландии на восточном берегу и спуститься на западном. Ведь ледник обрывается во все стороны очень крутыми километровыми пропастями, где постоянно случаются ледовые обвалы.

Очень сложно было добиться разрешения на экспедицию от правительства Гренландии. Кроме немалых финансовых средств для этого пришлось найти переносной радиомаяк, работающий на определенной частоте - в Россию их не поставляют (но это было нужно для обеспечения безопасности).

Экспедиция

В Гренландии непосредственным выпуском на маршрут занимаются не маршрутно-квалификационные комиссии, как у нас, а полиция. При этом они проверяют все документы, наличие телефона, радиомаяка, снаряжение, запас питания и топлива. Если что-то не устраивает, они отправляют экспедицию домой. Так при нас и произошло с одной командой из Австрии…

Проверять наше снаряжение полиция приехала в полном обмундировании, включая пистолеты, рации и т.д. Долго изучали наше необычное для них снаряжение: деревянные лыжи "Бескид", на которых пройдено уже несколько тысяч километров, ремонтный набор, крепления, бахилы с галошами; одежду, частично сшитую вручную, детские санки-ледянки… Потом порасспрашивали, куда мы ходили раньше, и остались этим довольны. Особенно их впечатлило наше зимнее пересечение Памира через перевалы высотой более 6000 м.

Сам подъем на ледовый панцирь - не особо сложный в техническом плане. Основная трудность здесь физическая: затаскивать 55-60 кг груза на высоту почти один км по склону крутизной до 35 градусов. В кошках идем совсем немного, только в месте, где приходится траверсировать довольно крутой фирновый склон. Лавинная опасность в этих краях минимальная, и это радует. Снег плотный и хорошо сцеплен со склоном.

Поднявшись на панцирь, без промедления начинаем пересечение этого огромного острова, причем немного даже нагоняя задержку в графике. Идем по навигатору на точку начала спуска с ледового панциря на леднике Рассела, расположенного над крупнейшим аэропортом Гренландии – Кангерлуссуак.

Для ночевок ставим ветрозащитные стенки. Дело в том, что на ледовом панцире возможен ураганный ветер только с одной стороны – с запада, если находишься на восточном склоне панциря, и с востока, если находишься на западном. Таким образом, ветер всегда будет встречным. Ураганы могут достигать страшной силы – до 300 км в час. Самое главное - вовремя закопаться и суметь продержаться это время. Случаются и печальные случаи.

Нам удалось дойти почти до середины ледового панциря, как ветер начал усиливаться и достиг такой силы, что идти вперед стало невозможно... Мы поняли, что, скорее всего, сейчас и начнется тот страшный ураган, о котором нас предупреждали эскимосы. В экстренном режиме начали по всем местным правилам строить ветрозащитную стенку. С трудом нам это удалось. Залезли в палатку и засекли время, когда ветер должен стихнуть (ведь, как нам обещали, ветер такой силы продолжается обычно не более 10 часов).

Палатку постепенно заметает снегом. Каркас изгибается, и этот уплотнившийся до состояния дерева снег начинает сдавливать нас… Приходится по очереди вылезать из палатки в снежный ад и отгребаться. Причем пока откапываешь одну сторону палатки – заметает другую, и эта работа может продолжаться бесконечно. Через 10 часов ветер не стих, а даже немного усилился…

Ураган продолжался трое суток. Мы регулярно выходили на укрепление стенки и на откапывание палатки от снега. Если бы буря продолжилась еще некоторое время, то неизвестно, чем бы все закончилось – хорошего фирна больше не осталось… Что-то странное творится здесь с погодой. Мы и так потеряли дни в начале маршрута, а теперь просидели еще трое суток... Если случится еще одна такая пурга, то, чтобы выйти на западный берег Гренландии, у нас уже не хватит ресурсов. Ветер продолжает дуть в лицо, конечно, уже не такой сильный, но препятствующий движению вперед. Учитывая все факторы, к великому нашему сожалению, нам приходится поворачивать назад…

Спуск вниз проходит намного быстрее, чем подъем, ведь мы катимся с попутным ветром. На первом месте - жизнь, на втором месте – Гренландия. Мы должны вернуться - ведь у нас есть семьи… Но возвращение в Тасиилак оказывается далеко не таким простым, как мы думали. Этот маршрут пересечения Гренландии возможен только в одну сторону – на запад. Дело в том, что в апреле Сермилик-фиорд еще можно перейти на лыжах, но ближе к маю он начинает сильно подтаивать, и в него понемногу просачивается океанская вода. Поэтому мы стараемся идти максимально быстро. Ведь если мы спустимся вниз, к берегу, а переход окажется невозможен, то нам придется снова через множество препятствий возвращаться к ледовому панцирю и подниматься на него…

Добираемся до берега Сермилик-фиорда. По пути встречаем большое количество тюленей. На первый взгляд, этот огромный фиорд выглядит не сильно изменившимся за наше отсутствие. Начинаем пересечение. Как и в первый раз, двигаться быстрее, чем один км в час, не получается – по всей ширине фиорда путь преграждают торосовые "заросли". Не доходя до середины фиорда, я, идущий впереди, неожиданно проваливаюсь под лед. Ничего не предвещало такого происшествия...

Оказавшись в ледяной воде, я первым делом постарался выбраться на лед, но он оказался непрочным и обломился. Рюкзак, хоть и нетяжелый (в нем были только теплые вещи, спальник и пуховка), все равно сильно мешал и тянул вниз. Удалось быстро скинуть лыжи и лыжные палки, чтобы они не мешали выбираться из западни. Самое главное, что тяжелые сани – весом более 30 кг - были привязаны к рюкзаку длинной веревкой (более 4 м) и благодаря этому остались стоять на прочном льду и не потянули меня вниз.

Очень быстро Рафа, который шел вторым, скинул рюкзак, подскочил ко мне на лыжах и протянул лыжную палку. Я сразу же за нее ухватился, быстро отстегнул поясной ремень и пулей выскочил из воды на ближайший айсберг.

Одно осложняет наше дальнейшее путешествие – у меня утонула одна лыжа. Как ни пытались мы ее вырубить из-подо льда – результата не было. Поэтому я иду пешком, а оставшуюся лыжу везу на санях. В этот день мне еще два раза пришлось провалиться под лед, но уже не глубоко – по пояс, в основном по причине того, что шел пешком.

Домой

Нам предстояла еще одна очень сложная задача – выбраться домой с восточного берега Гренландии. Ведь у нас были куплены билеты с западного, а их ни сдать, ни поменять было нельзя – такой тариф. Перелететь с восточного берега на западный оказалось очень дорого, примерно столько же, сколько вернуться домой, заново покупая билеты... Прямого рейса из Тасиилака (Аммасалика) в Кангерлуссуак нет – надо делать три перелета.

Хорошо, что у нас много друзей! Без них мы бы не смогли выбраться из Гренландии. Правда, нас не оставляла надежда, что, когда закончится виза, нас автоматически депортируют… Но в таком случае не видать нам больше Шенгена в течение как минимум пяти лет!

Накануне вылета погода опять портится. Всю ночь пасмурно, низкая облачность, видимость – не более 50 м. Идет снег. В такую погоду самолеты и вертолеты не летают. Наши новые билеты, купленные в долг, опять могут пропасть…

Утром незадолго до рейса нам говорят, что погода нелетная и вертолета сегодня не будет, в лучшем случае - послезавтра. Мы это воспринимаем без всяких эмоций – такова жизнь. Устроимся на работу в Тасиилаке или будем ждать депортации после того, как истечет срок действия визы. Начинаю варить кашу. Раскладываю ее по тарелкам и сажусь завтракать сам, как неожиданно прибегает друг Роберт и говорит – регистрация на рейс начинается через 20 минут! Каши я так не попробовал…

В условиях очень плохой погоды и густого тумана мы, крадучись, вылетаем на вертолете из Тасиилака в Кулусук. Вместо 10 минут летим целый час. Вертолет часто зависает в воздухе, когда пилотам становится непонятно, куда лететь, и медленно-медленно поднимается вверх, вдоль скал, чтобы перелететь через перевал.

Еще более непонятно, почему вылетел самолет из Исландии в Гренландию. Ведь аэропорт Кулусук не оборудован радионавигационной системой посадки, а там очень сложный рельеф и довольно трудный заход на посадку. Тем не менее, самолет прилетел и благополучно приземлился. Нам опять повезло!

Кстати, в Аммасалике нам сказали, что ураган, заставивший нас повернуть назад, продолжался так нетипично долго (трое суток вместо 10 часов), возможно, именно из-за знаменитого облака вулканической пыли.

В путешествии по Гренландии нам много везло, и так же много было неожиданных преград. Хотя нам и не удалось пересечь крупнейший в мире остров, но мы не расстроились: главное, что все вернулись домой живые и здоровые! К тому же посмотрели Гренландию, привезли множество ценной информации и настолько яркие впечатления, будто побывали в космосе!

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир