16:45 8 сентября 2016 | Допинг

Виталий Смирнов: "Принято решение не поддерживать контактов с Минспорта"

Виталий СМИРНОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Виталий СМИРНОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

В четверг состоялось заседание Независимой общественной антидопинговой комиссии. После этого ее председатель, почетный член Международного олимпийского комитета (МОК) и почетный президент Олимпийского комитета России (ОКР) Виталий Смирнов пообщался с журналистами.

Владимир ИВАНОВ
из Москвы

– Назвать заседание бравадным нельзя, – сразу же отметил Смирнов. – Все члены комиссии всерьез обеспокоены сложившейся ситуацией. Мы интенсивно обсудили насущные дела, проблемы и намерены самым активным образом включиться в выполнение всех задач.

28 членов комиссии были разбиты на подгруппы: правовое направление, международное, медицинское, комитет атлетов, комитеты по образованию, науке и информационной политике, протокольный комитет. Соответствующие назначения сделаны, люди приступили к работе.

При этом надо понимать, что мы должны положить этому конец вместе. Без всенародной поддержки ни одна комиссия не справится с этой заразой.

– Вы четко понимаете, куда нужно двигаться?

– В Рио у меня прошла серия встреч с руководителями олимпийского движения. Могу сказать, что президент Томас Бах и его генеральный секретарь, несмотря на огромнейшую занятость, уделили нам два часа на обсуждение этой проблемы. Мы получили от МОК дорожную карту. Такая же подробная встреча у меня состоялась с президентом Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) сэром Крейгом Риди. Он в письменном виде высказал все претензии и пожелания. В обоих случаях создание нашей комиссии приветствовалось. Подчеркивалось, что это в духе хартии МОК.

– Какова главная задача вашей комиссии на сегодня?

– Подготовить национальный план борьбы с допингом. Мы готовы выстроить абсолютно прозрачную, независимую систему. Но вместе с этим мы считаем, что такая схема должна существовать и в других странах. В олимпийском движении принципы равенства первостепенны.

– Вам не кажется, что давление на Россию в этом плане гораздо больше, чем на остальные страны?

– Если говорить откровенно, ситуация, в которой мы оказались, назревала. Еще накануне Олимпийских игр-2010 бывший президент МОК Жак Рогге во время пресс-конференции на вопрос о допинге в России заявил, что в курсе ситуации и, более того, предупредил спортивное руководство страны и Минспорта. И отметил, что в случае, если процесс не будет остановлен, могут последовать очень серьезные санкции. Однако должного внимания этому заявлению, на наш взгляд, уделено не было.

Только РУСАДА с тех пор уличило 267 спортсменов в употреблении допинга.

Мы не можем с этим мириться. Ведь в советской и российской истории до 2002 года ни один участник Олимпийских игр не был уличен в применении допинга.

РУСАДА

– Так какие же конкретные шаги намерена предпринять комиссия?

– Мы готовы сделать все, чтобы МОК и ВАДА нам поверили. И нас в этом поддерживает президент страны, комиссия создана по его инициативе.

Наряду с подготовкой национального плана нам необходимо в ближайшее время вернуть в рабочее состояние РУСАДА и Московскую антидопинговую лабораторию. МОК и ВАДА полностью поддерживают нас в этом вопросе. Мы действуем на основе дорожной карты этих организаций.

Наша главная задача – сделать РУСАДА полностью независимым от государственных структур.

– Можно подробнее об этом?

– Мы намерены поменять там все. И совет учредителей – Минспорта там быть не должно – и, возможно, совет директоров. Кроме того, есть идея о создании наблюдательного совета. В состав которого должны войти на обязательно люди из мира спорта, но обязательно – авторитетные и с безупречной репутацией. Мы уже подобрали кандидатов, так что в ближайшее время ждите информации.

Одно из поставленных нам условий – финансирование РУСАДА должно быть прямым и независимым. Ни Минспорта, ни одно другое ведомство не должно пропускать через себя деньги, выделяемые на агентство. РУСАДА должно получать средства непосредственно из бюджета. Примерно по такому принципу работает Британское агентство.

Отмечу еще, что помимо нашей комиссии будет образована группа иностранных специалистов. В ней будут выдающиеся специалисты, профессионалы, которые сейчас возглавляют национальные агентства и лаборатории.

НИКАКИХ КОНТАКТОВ С МИНСПОРТА

– Какие еще оперативные шаги необходимо предпринять?

– Мы думаем, что необходимо ужесточить действующие законы и усилить ответственность за склонение к допингу вплоть до уголовной. Особенно среди молодежи. И в этом отношении есть серьезные подвижки. В думе в первом чтении приняты соответсвующие поправки. И на очередном заседании, которое пройдет вскоре после выборов, этот вопрос будет приоритетным. Президент ОКР Александр Жуков, который является вице-спикером, заверил, что сделает все, чтобы принятие нового закона состоялось уже в этом году.

Это будет серьезным аргументом для мирового спортивного сообщества. Ведь надо учитывать, что мы находимся под серьезным временным прессингом. Сейчас события будут развиваться очень бурно. У нас осталось всего три месяца до заседания исполкома МОК, на котором будет вопрос о целесообразности продолжения санкций. Поэтому к тому времени должны быть выполнены все условия.

– Есть еще какие-то?

– Также мы хотим параллельно запустить общеобразовательные программу для работы с молодыми спортсменами. Рассчитываем и на помощь представителей ВАДА.

Еще на днях откроется сайт, на котором будут публиковаться все наши материалы. В том числе и те, которых прежде в доступе на русском языке не было. Надеемся, что у нас будет много посетителей.

Другой важный момент – мы должны совершенно четко изложить,что сделано нами в плане внутреннего расследования.

– С наказанием виноватых?

– Если чья-то вина будет доказана – обязательно. Будут применены соответсвуующие меры. Насколько мне известно, следственные органы уже приступили к расследованию. В функции нашей комиссии это не входит.

– Работает ли Министерство спорта совместно с вашей комиссией?

– Подчеркну: у нас общественная, независимая комиссия. Нет ни одного представителя из госструктур. И в данный момент, когда целый ряд сотрудников министерства попали под карантин, мы приняли решение не поддерживать никаких контактов с Минспортом.

ЛЕГКОАТЛЕТЫ И ПАРАЛИМПИЙЦЫ

– Некоторым кажется, что Россия сейчас в некой допинговой изоляции.

– Сэр Риди любезно пригласил меня принять участие в заседании ВАДА в ноябре в Глазго и выступить там с докладом. Мы приглашены и на многие другие мероприятия. Например, на конференцию Национальных олимпийских комитетов в Минске. Никаких проблем.

– Что думаете о представителе белорусской делегации, который вышел на открытие Паралимпийских игр с российским флагом?

– Я знаю столько же, сколько и вы. Наверное, человек, который нес этот флаг, пытался выразить свою точку зрения. Протокол он, может быть, нарушил, но по-человечески я его понимаю.

Прислушиваясь ко всем пожеланиями МОК и ВАДА, мы не можем однозначно воспринимать решение по легкоатлетам и паралимпийцам. Я разделяю ту реакцию и то неприятие, которое прозвучало со стороны представителей пострадавших в этой ситуации. Для нас это крайне болезненно.

Я неоднократно встречался с президентом Международного паралимпийского комитета Филипом Крэйвеном в Рио-де-Жанейро, но из его ответов не было ясности по поводу такого настроя. Однако в этом плане моя позиция непоколебима: честные спортсмены не должны нести коллективной ответственности за отдельные случаи.

– У вас есть какие-либо личные отношения с Бахом и Риди?

– Знаю их обоих очень хорошо уже достаточно давно. Могу сказать, что это честные и достойные люди. Я им верю. С ними можно и нужно сотрудничать.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...