"У меня много друзей в МОК, которые хотят видеть Россию в Пхенчхане"

16 ноября 2017, 12:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «"Вы должны быть на Играх! Это будет справедливо!" Интервью друга России из МОК и ВАДА»

№ 7499, от 18.11.2017

Президент Ассоциации летних олимпийских видов спорта, член Совета учредителей ВАДА Франческо РИЧЧИ БИТТИ. Фото AFP Президент ВАДА Крэйг РИДИ (слева) и Франческо РИЧЧИ БИТТИ. Фото AFP
Президент Ассоциации летних олимпийских видов спорта, член Совета учредителей ВАДА итальянец Франческо Риччи Битти – о перспективах России выступить на Олимпийских играх в Пхенчхане и восстановлении РУСАДА.

Наталья МАРЬЯНЧИК
из Сеула

– Как вы относитесь к тому, что Совет учредителей ВАДА отказался восстановить статус РУСАДА?

Россия – очень важная страна для мирового спорта. Я сожалею, что случилась эта неприятная ситуация. Мы должны работать шаг за шагом, чтобы найти из нее выход. Комитет соответствия проанализировал все, что было сделано в РУСАДА за прошедшее время. Сделано было действительно много, но тем не менее, остаются нерешенные вопросы. Надеюсь, в ближайшие месяцы они будут решены. Иначе получается, что тот факт, что в России не восстановлена полностью антидопинговая система наносит урон всему мировому спорту.

– Решение не восстанавливать РУСАДА было единогласным. Это значит, что вы тоже голосовали "за"?

Обсуждение состоялось накануне на исполкоме. А сегодня на Совете мы должны были просто принять его итоги. Понимаете, "дорожная карта" – это контракт. И если он не выполнен полностью, вы не можете рассчитывать на восстановление. При всей симпатии, технически никакой другой вариант невозможен. Я не знаю, было ли ошибкой для российской стороны принять эту "дорожную карту". Но теперь мы должны исходить из того, что она существует и обязательна.

– В своем выступлении на Совете вы сказали, что ВАДА нужно идти вперед и думать о будущем в отношениях с Россией. Тем временем, вы, очевидно, зашли в тупик: Россия никогда не признает доклад Макларена, а ВАДА не пойдет на компромисс. Вы видите какой-то выход из этой ситуации?

Ситуация непростая, но у нее, как и у любой другой, есть выход. Открытие прошлого месяца (Риччи Битти имеет в виду электронную базу данных из Московской лаборатории, полученную ВАДА – Прим. "СЭ") должно помочь. Хороший или плохой, но какой-то выхлоп будет. Потом будут Олимпийские игры в Пхенчхане, где, я надеюсь, Россия будет представлена. Понимаете, у нас же и в прошлом случались подобные ситуации, просто они не привлекали столько внимания СМИ.

– Вы считаете, что российские спортсмены должны выступать на Олимпиаде?

Конечно. Я давно придерживаюсь позиции, что Россия должна быть на Играх. На мой взгляд, ответственность должна быть индивидуальной. Мне не нравятся коллективные решения, когда из-за одного или нескольких допинговых случаев вы наказываете всю команду. На мой взгляд, это несправедливо.

Президент ВАДА Крэйг РИДИ (слева) и Франческо РИЧЧИ БИТТИ. Фото AFP
Президент ВАДА Крэйг РИДИ (слева) и Франческо РИЧЧИ БИТТИ. Фото AFP

– Ваши коллеги по Международному олимпийскому комитету разделяют эту позицию?

– В МОКе у меня много друзей, которые со мной согласны. Я друг России, исторически у меня хорошие отношения с вашей страной. Но я сейчас высказываю свою позицию не из дружбы с Россией, а потому, что таково мое понятие о справедливости.

– Выступления на Совете российских представителей Павла Колобкова и Александра Жукова могли что-то изменить, или стали пустой формальностью?

У нас недавно была встреча, поэтому я знал, что они скажут. Но выступления были прекрасными. Очень важно, что они воспользовались возможностью выразить свою позицию и рассказать об огромной работе, которая была проделана в России. Они изначально спрашивали меня, стоит ли приезжать в Сеул. И я ответил, что лучше приехать.

– Вы говорите, что надеетесь на восстановление РУСАДА уже в ближайшие месяцы. Как это возможно?

– Технически РУСАДА полностью готово. Они сделали процентов 90 от того, что требовалось. И вопросы вроде "закрытых городов" могут быть решены уже в ближайшее время. Сейчас нам, прежде всего, нужно письмо с признанием. Мне кажется, если будет добрая воля с обоих сторон, это письмо можно согласовать.

– Россия никогда не признает Макларена.

Признание – это слишком. Но в письме, знаете ли, можно сказать многое... Я надеюсь на компромисс, иначе выхода нет.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир