11:30 10 декабря 2016 | Допинг

Тайная явь Родченкова

Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото ТАСС Виталий МУТКО, Юрий НАГОРНЫХ, Дмитрий КОЗАК и Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото РИА "Новости" Вчера. Лондон. Ричард МАКЛАРЕН делает доклад по допингу в российском спорте. Фото AFP В 2009 году Дмитрий ЯРОШЕНКО был дисквалифицирован на два года за допинг. Фото ТАСС
Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото ТАСС

Какая государственная тайна содержится в сотнях документов из "доказательной базы" доклада Макларена.

Олег ШАМОНАЕВ

После публикации второй части доклада следователя Всемирного антидопингового агентства Ричарда Макларена наибольший интерес в России предсказуемо вызвала не основная часть документа. Главный хит сайта, посвященного докладу, – "доказательная база" из более чем тысячи документов, а конкретно – переписка бывшего главы Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова с бывшим сотрудником Центра спортивной подготовки (ЦСП) Минспорта Алексеем Великодным. Имена спортсменов, которых якобы "прятали от наказания" эти два деятеля, закрыты кодами, но наш пытливый народ буквально за несколько часов расколол этот секрет. Так что все покровы сорваны, тайное стало явным.

Виталий МУТКО, Юрий НАГОРНЫХ, Дмитрий КОЗАК и Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото РИА "Новости"
Виталий МУТКО, Юрий НАГОРНЫХ, Дмитрий КОЗАК и Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото РИА "Новости"

ОТКРЫТЫЕ ПИСЬМА

Какой же главный вывод можно сделать по итогам всенародного ковыряния в мегабайтах словесного мусора, сдобренного специфическим родченсковским юмором? Вывод для нашей страны неутешительный. Но совсем не в том ключе, о котором заявляют Макларен и западная пресса. Если письма подлинные (в чем есть сомнения, потому что подделать их невероятно легко, а мотив для подделки у экс-главы Московской лаборатории очевиден), то главной "русской тайной" следует признать не наличие "государственной системы допинга", а присутствие во всей антидопинговой вертикали клинических идиотов.

Во-первых, Родченков и Великодный – надо понимать с молчаливого согласия ФСБ (если участие спецслужб в этом деле – не плод воображения Макларена) – вели переписку, влияющую на судьбы сотен элитных спортсменов, на "общественных" почтовых порталах. То есть взломать их почту при желании не составляло особого труда: для этого не нужно было никакого бегства и предательства главы лаборатории.

Во-вторых, стиль эпистолярного общения официальных лиц заставляет думать о маргинальности и неуправляемости Родченкова. Известно, что Григорий Михайлович – очень своеобразный человек, но, как выясняется, его сумасшедшинка распространялась и на профессиональную сферу. Если работодатели Родченкова сделали ставку на такого человека в суперконфиденциальном проекте, то они совершили должностное преступление.

В-третьих, работа Григория Михайловича (если она имела место в реальности) явно носила секретный характер. Легкость, с который ученый покинул страну после всего, что натворил, говорит о невероятной беспечности наших спецслужб. Или о том, что спецслужбы просто не знали о художествах Родченкова – и такой вариант тоже крайне печален.

Вчера. Лондон. Ричард МАКЛАРЕН делает доклад по допингу в российском спорте. Фото AFP
Вчера. Лондон. Ричард МАКЛАРЕН делает доклад по допингу в российском спорте. Фото AFP

ПОМОЩЬ И СПАСЕНИЕ

И, наконец, главное, – каким конкретно действиям посвящена основная масса писем? Почему чиновник, занимавший достаточно скромный пост в мировой иерархии, имел возможность "спасать от дисквалификации" огромное количество российских спортсменов, якобы имевших неприятности с допингом? Надо сказать, что эта "помощь" всегда была предметом особой гордости Родченкова – ее он считал залогом своей неприкосновенности, несмотря на все свои выходки. Осуществлялась ли такая работа на самом деле (а не только в воображении экзальтированного ученого) достоверно сказать невозможно. Но, если представить, что никакой фальсификации писем не было, зачем они были написаны?

Широко известно, что наши государственные органы серьезно обеспокоились проблемой распространения допинга в спорте после лыжно-биатлонного скандала 2008-2009 годов, когда несколько звезд сборной России попались на рекомбинантном эритропоэтине. Вероятно, именно тогда могла возникнуть идея о необходимости неофициальных внутренних проверок. Силами РУСАДА и Московской лаборатории наших спортсменов можно было тестировать без оформления необходимых документов, а в случае положительных тестов – не дисквалифицировать, а просто не допускать до международных стартов. Такая стратегия с одной стороны позволяла свести к минимуму российские допинг-скандалы на больших соревнованиях, с другой – не терять на долгое время ведущих атлетов, на подготовку которых были потрачены большие деньги.

Именно о таких инцидентах, вероятно, пишет Родченков в большинстве своих писем. Формально подобная деятельность, несомненно, является нарушением Кодекса ВАДА, но только когда осуществляется аккредитованными агентствами и лабораториями и финансируется государством. В частном порядке такое тестирование не наказуемо. И здесь речь совсем не о том, что все упоминаемые Родченковым спортсмены ели допинг в режиме нон-стоп. Просто современные фармакологические программы настолько разнообразны, а препаратов в Запрещенным списке ВАДА так много, что перестраховаться и "провериться" иногда действительно имеет смысл.

В 2009 году Дмитрий ЯРОШЕНКО был бисквалифицирован на два года за допинг. Фото ТАСС
В 2009 году Дмитрий ЯРОШЕНКО был дисквалифицирован на два года за допинг. Фото ТАСС

БЫЛА ЛИ СИСТЕМА?

Многие из нас, даже не имея никаких долгов, перед выездом за границу на всякий случай "пробивают" свои фамилии в базе данных должников, чтобы свести к нулю вероятность претензий при пересечении границы. Так и здесь. Только разница в том, что Родченков выступал в роли этой самой "базы данных", а также брался устранять случайные последствия. Скорее всего, специфические услуги ученого были бы не так востребованы, если бы у нас в стране была развита система терапевтических исключений, а также существовало бы достаточное количество частных лабораторий и спортивных медицинских центров. Однако в итоге вся очень специфическая деятельность оказалась сосредоточена в одних не слишком надежных руках, и мы получили то, что получили.

Можно ли считать описанную схему, если она существовала, "государственной системой допинговых нарушений". В известной степени да, поскольку Родченков работал в том числе на Минспорта, а контролирующие и правоохранительные органы его вовремя не остановили и не наказали. С другой стороны, это совсем не та "система", в которой нас обвиняет Макларен и Ко. Письма Родченкова не содержат доказательств того, что государственные структуры склоняли спортсменов к употреблению допинга, а затем помогали им избежать наказания после проваленных официальных тестов.

Якобы имевшая место подмена проб – это отдельная история, в которой тоже многое непонятно. Выясняется, что сам Родченков процесса вскрытия невскрываемых пробирок не видел. А все его рассказы относительно волшебников из ФСБ – это на данный момент всего лишь домыслы. Фантазия у Григория Михайловича, как мы видим, развита просто отменно.

Результаты опроса

160870 чел.

Верите ли вы профессору Макларену, обвинившему Россию в беспрецедентных допинговых махинациях?
18.3%
Да
23.8%
Верю отчасти
55.0%
Нет
3.0%
Меня это не волнует
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...