Допинг

30 июля, 10:15

«Невеста порезала палец, а потом у нас была близость». Новое оправдание в допинговом скандале

Шеф отдела информации
Читать «СЭ» в
Итальянский баскетболист Риккардо Мораскини объяснил свои неприятности с запрещенными веществами бытовой травмой подруги.

Игрок сборной Италии Риккардо Мораскини сказал новое слово в описаниях необычных способов попадания допинга в организм. Осенью прошлого года 31-летний защитник был пойман на запрещенном препарате клостебол и получил год дисквалификации. Из-за этого Мораскини пропустил прошлый сезон и не смог продлить контракт с «Миланом». А несколько дней назад на том же клостеболе попался футболист «Аталанты» Хосе Луис Паломино. Поскольку сам аргентинец молчит, издание «Репубблика» обратилось к Мораскини за разъяснениями — как такое возможно? Риккардо поведал проникновенную историю любви.

Провел расследование за два дня

— Сегодня ни один спортсмен не стал бы добровольно использовать клостебол в качестве допинга, — считает баскетболист. — Данное вещество очень легко проследить в анализах, и оно приносит только пользу, если принимать его в огромных количествах, как это делали спортсмены из Восточной Европы в восьмидесятые годы прошлого века. Я уверен, что в случае с Паломино это была случайность, как и у меня.

По словам Мораскини, он расследовал свое дело лично и все выяснил буквально за два дня. Он вспомнил, что его невеста порезала палец во время приготовления еды. Чтобы вылечить рану, она использовала заживляющий спрей трофодермин, который содержит клостебол. «После этого у нас была близость. А потом в моем организме нашли 0,5 нанограмма запрещенного вещества», — сообщил Риккардо. Как именно происходила «близость» с пальцем девушки, спортсмен не уточнил. Однако известно множество историй об оправдании в допинговых делах спортсменок, якобы «заразившихся» во время сексуальных контактов с мужчинами, употреблявших «запрещенку». После этого о способах появления в организме баскетболиста лекарства подруги страшно даже думать.

— Я предъявил следователям видео с поврежденным пальцем невесты, на котором видна дата съемки. Обман был невозможен, — уверен Мораскини. — Именно поэтому я получил всего один год дисквалификации вместо четырех, полагающихся в таком случае. Но это все равно огромная несправедливость. Как я мог узнать, что лекарство, которое моя подруга купила в аптеке, содержит допинг? Ведь трофодермин — это мазь, которая отпускается без рецепта. Клубы должны предоставлять спортсменам справочники по товарам из свободной продажи, которых следует избегать.

Риккардо Мораскини с подругой. Фото Соцсети
Риккардо Мораскини с подругой. Фото Соцсети
Фото Соцсети

Несовершенные методы

Защитник сборной Италии не так давно подписал контракт с новой командой — «Венецией». Он может начать тренировки с ней 20 августа, а его дисквалификация завершится 20 октября. «Больше всего меня огорчили сроки расследования дела, — подвел итог своего наказания Мораскини. — После моего отстранения решение суда первой инстанции было принято через два с половиной месяца. И еще полтора месяца ушло, чтобы назначить слушание по апелляции. Это несправедливо. Война с допингом священна, но методы, которые при этом используются, крайне несовершенны».

Многие болельщики наверняка посочувствовали Риккардо по поводу еще общения с «заразным женским пальцем». Однако для тех, кто знает историю вопроса, ситуация предстает в несколько ином виде. Ведь трофодермин — это та самая мазь, на которую еще в 2016 году грешила норвежская лыжница Тереза Йохауг. Она якобы получила от врача сборной это лекарство для лечения трещин на губах, но не обратила внимания на огромную надпись «Допинг» на упаковке. Вероятно, ее проигнорировала и коварная подруга баскетболиста, впоследствии не пожалевшая свой травмированный палец во имя любви.

Также известно, что именно трофодермином объясняет свой положительный анализ на клостебол на Олимпиаде в Пекине испанская фигуристка Лаура Баркеро. Якобы эта фигуристка использовала волшебную мазь для заживления порезов от лезвий коньков между пальцами руки. Из-за клостебола были проблемы и у бразильского пловца Габриэля Да Силва Сантоса. Но там объяснения попадания допинга в организм были еще экзотичнее. Спортсмену удалось доказать, что он «заразился», когда после душа вытерся полотенцем, которое использовал другой член его семьи. В общем-то стероид, повышающий работоспособность, в спорте не особо и нужен. Но почему-то на нем все время попадаются, и всякий раз мы слышим леденящие душу истории.

Риккардо Мораскини. Фото Global Look Press
Риккардо Мораскини.
Фото Global Look Press

Классика жанра

Вообще, еще в прошлом году в Германии было опубликовано научное исследование, в котором утверждалось: допинг может попасть в организм спортсмена через обычный тактильный контакт, например через рукопожатие. Так что теоретически попавшимся на допинг не обязательно баловать болельщиков пикантными подробностями. Но мы все равно регулярно узнаем замечательные версии. Так несколько лет назад Американское антидопинговое агентство оправдало бегуна Гила Робертса, который попался на запрещенном препарате пробенециде. Робертс объяснил, что во всем виновата его девушка, которая отправилась в путешествие в Индию и там получила от местного колдуна некое снадобье, которое принимала и после возвращения в США. Крошки этого зелья якобы оставались у нее на губах во время страстного поцелуя со спортсменом — именно так допинг и попал в организм Гила.

Тему страстного поцелуя использовал и канадский прыгун с шестом Шон Барбер, попавшийся на кокаине. Спортсмен заявил, что накануне сдачи теста посетил проститутку-наркоманку, которую нашел на сайте знакомств. Канадцу грозила четырехлетняя дисквалификация, но в итоге национальное антидопинговое агентство приняло решение о его полном оправдании. А некоторое время спустя Барбер совершил камингаут, заявив о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Идею о «зараженном поцелуе» адвокаты Шона явно почерпнули из дела французского теннисиста Ришара Гаске, который еще в 2009 году оправдывал свой положительный тест на кокаин на турнире во Флориде лобызаниями в ночном клубе с «заразной» девушкой по имени Памела.

Среди других великих похожих историй — рассказ испанского ходока Даниэля Плазы о том, как в 1996-м нандролон попал в его организм в результате орального секса с женой. Якобы организм женщины из-за беременности вырабатывал повышенную концентрацию гормонов. Подвела жена и аргентинского теннисиста Мариано Пуэрту, который якобы перепутал стаканы, случайно выпив перед выходом на корт лечебные капли своей жены. В результате допинг-тест показал наличие стимулятора этилэфрина. Ну и рассказы канадской чемпионки по гребле на каноэ Лоуренс Венсан-Лапуант и украинской теннисистки Даяны Ястремской, «заразившихся» от своих парней-допингеров во время секса — это уже классика. Жаль, что Риккардо Мораскини не рассказал подробностей про палец подруги.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости