«Либо ты лузер, либо — на допинге». Армстронг не извиняется и не раскаивается

25 мая 2020, 14:15

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Либо ты лузер, либо — на допинге»»

№ 8202, от 26.05.2020

Лэнс Армстронг. Фото Reuters
ESPN показал первую серию документального фильма «Лэнс», который круче сериала про Майкла Джордана.

Вопрос вкуса, но лично на мой взгляд по качеству и драматизму кино про Армстронга не уступит нашумевшему сериалу про другую американскую звезду — Майкла Джордана — «Последний танец».

Помимо всех стандартных частей сюжета: начало пути, победы, первая любовь, семья, фильм «Лэнс» поднимает куда более глубокие материи. Его автором стала Марина Зенович — один из самых известных американских режиссеров, лауреат премии «Эмми». Ее предыдущие работы были посвящены Робби Уильямсу и Роману Полански. То есть это попытка знакового человека не из мира спорта разобраться в новой для себя материи.

И у Зенович получилось сделать кино, где главный герой выглядит объемно. Он говорит о противоречивых моментах и, судя по всему, не испытывает ни тени сожаления. Это вовсе не история раскаявшегося грешника, каким его хотели бы видеть. Но и не сопереживать Лэнсу, видя в нем только злодея — невозможно.

Долбаный допингер

С Армстронгом сейчас обращаются в США предельно жестко и даже жестоко. В самом начале фильма он рассказывает, как при виде него люди на улице начинают скандировать «Fuck you». «Долбаный допингер, обманщик», Армстронг — чуть ли не главный антигерой нации.

Его наказывают и финансово: например, американская почтовая служба — главный спонсор команды, за которую он выступал — подала иск на сто миллионов долларов. Спонсоры требовали компенсации за то, что, сами того не зная, вкладывали средства в допинговые выступления. Армстронг пошел на мировую и выплатил пять миллионов в обмен на закрытие дела. И считает это для себя благоприятным исходом: ведь был шанс проиграть, таких денег уже нет, и тогда пришлось бы идти в тюрьму.

Армстронг признает, что впервые попробовал допинг в 21 год, а когда его спрашивают: «Знали ли вы об этом, или думали, что вам делают инъекции витаминов?» отвечает: «Кам он, все всегда знают!».

Маме Лэнса было 17 лет, когда у нее появился ребенок, а своего биологического отца он никогда не видел. Фамилия Армстронг принадлежит отчиму, который появился, когда мальчику было три года. Сам Лэнс и его мама вспоминают о жестокости и насилии с его стороны. Он бил приемного ребенка ремнем и другими подручными средствами.

И тут же в кадре — самодовольное лицо того самого отчима. Кажется, единственного человека в этом фильме, который считает, что ему есть чем гордиться.

— Без меня Лэнс бы никем не стал, — считает он. — Я вбил в него дисциплину. Я сводил его с ума и заставлял двигаться дальше. Жалею ли я о чем-то? Разве что о том, что я часто повторял: «Победа нужна любой ценой».

Армстронг вспоминает первые дни своей профессиональной карьеры — начинал он с триатлона. В 15 лет Лэнс выиграл престижный триатлон в США у всех звезд национальной сборной, взрослых мужиков. Тогда ему пришлось подделать свидетельство о рождении: по правилам, он мог соревноваться среди взрослых только с 16 лет. И это стало первым мошенничеством в череде многих других.

Виноват ли гормон роста в онкологии у Армстронга

Свой первый чемпионат мира Армстронг выиграл в 1993-м. В тот же год, когда впервые попробовал допинг. Но это еще был не ЭПО, а «какая-то бесполезная штука». Без нее вполне можно было обойтись. И Армстронг так и делал в течение ближайших пары лет, пока не стал проигрывать. Самый перспективный молодой гонщик в мире, он почему-то буксовал. А Лэнс ненавидел быть вторым, это сводило его с ума. И тогда на помощь пришел доктор Феррари с инъекциями эритропоэтина.

— Это было словно топливо, которым тебя заправляли, — вспоминает Армстронг. — В те годы у тебя не было выбора: если хочешь выигрывать, нужно было соглашаться на это. Я так и сделал.

С этим тезисом согласны все герои фильма, а их там множество — бывшие товарищи Армстронга по команде, соперники, руководители федерации, журналисты... Это было «правило жизни» велоспорта 1990-х: либо ты лузер, либо — на допинге. Не Армстронг его установил, и будь такая возможность, он наверняка выигрывал бы и «чистым». Но встав перед выбором, он решил стать таким, как все. А вместе с феноменальным природным талантом, это означало победы.

В 1996-м Армстронг узнал, что у него рак. Тогда он был на пике: построил красивый дом, после обеда катался на водных лыжах, вечера проводил в баре с друзьями... Пока однажды утром не стал кашлять кровью. Было ли это связано с тем, что незадолго «до» он подсел на ЭПО?

— Именно в 1996-м я впервые попробовал гормон роста, — признает Армстронг. — И где-то в моей голове всегда сидела мысль: а не было ли это связано с тем, что у меня обнаружили опухоль? Я думаю, что если чему-то суждено вырасти, то оно вырастет. Не знаю, мог ли гормон роста ускорить этот процесс...

Армстронг ни разу не говорит «простите», или «мне жаль». Словно с вызовом, он заявляет: «Если бы не эта история, я был бы сейчас таким же героем, как Майкл Фелпс или Майкл Джордан. Но я не жалею».

И это, пожалуй, главный посыл фильма. Сколько бы ты ни считал себя жертвой обстоятельств, или ни оправдывал свои поступки тем, что так делают все вокруг, расплата придет. А когда она приходит так поздно, это еще больнее.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
22
Офсайд
Предыдущая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир