Информаторы ВАДА Степановы требуют извинений и денег от России. Хорошо, если это просто хайп

10 марта 2021, 21:50
Юлия и Виталий Степановы. Фото Reuters Юлия Степанова. Фото AFP Юлия и Виталий Степановы. Фото Reuters
Забытые герои битвы за «чистый спорт» неожиданно вышли на уровень ООН и пожаловались на то, что являются «жертвами допинговых опытов»

В среду в СМИ распространилась новость о людях, которые, казалось бы, относятся уже к какой-то другой эпохе, — Юлии и Виталии Степановых. Они подали иск в ООН на Россию из-за нарушения прав человека.

Иск на 128 страницах доступен здесь.

В документе утверждается, что Россия виновна в нескольких нарушениях Международного пакта о гражданских и политических правах из-за «государственной допинговой программы». Юлия Степанова говорит, что у нее не было другого выбора, кроме как участвовать в «медицинском или научном опыте», которым якобы была «система государственного допинга». Среда, в которой она жила, «не оставляла возможности для свободного и осознанного согласия, поскольку ее средства к существованию зависели от ее участия в государственной программе». По мнению супругов, это нарушение пункта 7 пакта — «никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам».

Кто такие Степановы и что с ними сейчас?

Юлия и Виталий — ключевые информаторы по делу о допинге в российской легкой атлетике. Именно с их показаний в фильме Хайо Зеппельта началась история дисквалификации всероссийской федерации и отстранения легкоатлетов от соревнований. Санкции действуют до сих пор. Неизвестно, удастся ли нашим легкоатлетам принять участие в токийской Олимпиаде.

Несмотря на долгие отрицания обвинений с российской стороны, международный допинговый скандал все-таки разразился, начались громкие отставки и расследования. Степановы к тому времени были уже за границей, и в конечном итоге переехали в США. Юлия боролась за право участвовать в Олимпиаде-2016, но спортивных оснований для этого не было, и МОК не пошел навстречу беглянке и бегунье.

После этого Степановы периодически выступали на страницах газет (в основном New York Times) с обвинениями в адрес российских властей, получали премии за борьбу за чистый спорт и, конечно, гранты. В 2018 году благодаря утечкам от хакер-группы Fancy Bears стало известно, что Степанова ежемесячно получает 2500 долларов на подготовку от МОК. Ее муж Виталий зарабатывал по 5000 долларов как консультант комитета по допинговым вопросам. В чем заключались консультации, не очень понятно, но факт остается фактом: деньгами семью обеспечивали. Правда, контракты действовали до 2018 года.

У Степановых не было вида на жительства в США, и, по данным на начало 2020 года, его и не появилось. Последние сведения об информаторах датированы 2020 годом. Тогда в рассказе NYT они говорили, что живут аскетично, семья с ребенком снимала небольшую квартиру. Но в материале было отмечено, что Степановы продолжают получать материальную помощь от МОК. Более того — Юлия не оставляет надежд поехать на Олимпиаду. По крайней мере ее муж Виталий назвал Игры в Токио «мечтой». Удивительно, но в 33 года Степанова продолжала выступать, правда на внутриамериканских соревнованиях. В начале 2020 года 800 метров она преодолевала за 2:10. Олимпийский норматив на 12 секунд меньше.

Зачем это Степановым?

Каждая публичная акция Степановых приводит к разговорам о том, что «у них закончились деньги». Может быть, дело не в деньгах — если олимпийское движение до сих пор платит спортсменке, — а в неких других обещанных благах. Иной логики, объясняющей, почему моральную компенсацию за якобы существовавшую в России допинговую систему Степановы решили попросить спустя шесть лет и на сей раз именно в ООН, не находится.

Теперь Степановы требуют от своей бывшей родины финансовую компенсацию за понесенный ущерб (сумму должен определить Комитет по правам человека ООН), настаивают на прекращении преследования в России, а в последнем пункте иска говорится о «публичном извинении Российской Федерации, принесенном в приемлемой для Юлии и Виталия Степановых форме в месте, которое они сочтут безопасным». Тоже не совсем понятно — Степановым мало извинения на информационных ресурсах? Они ждут Виталия Мутко или Олега Матыцина на пороге своего дома?

Юлия и Виталий Степановы. Фото Reuters
Юлия и Виталий Степановы. Фото Reuters

Официальным представителем информаторов является Чезаре Романо, известный итальянский и американский юрист в области международного права и прав человека. Либо он преисполнился благотворительными намерениями, либо Степановы все-таки нашли круглую сумму на сотрудничество с таким недешевым специалистом — а это значит, что деньги у пары все-таки есть.

Возможно, внимания им действительно не хватает. Но выступление Степановых с таким пространным документом, где так или иначе фигурирует все то, что уже говорилось о России (и многое признавалось нашей стороной), может быть одним из звеньев в попытках продлить допинговую историю против нашей страны и далее. Ведь ничто в теории не мешает обусловить следующие санкции (не)признанием Россией ошибок в ООН.

Интересно, что Степановы, хотя их у нас называют «иудами» и клеймят на чем свет стоит, не сильно в своих оценках отличаются от авторов недавно принятой «дорожной карты по восстановлению ВАДА». В этом документе, подписанном нашим спортивным руководством, в похожей формулировке говорится о допинговой культуре среди отечественных спортсменов. Цитируем:

— Культура применения допинга спортсменами по-прежнему считалась необходимым требованием и, таким образом, существовала в течение нескольких десятилетий в условиях, когда историческое наследие неэффективных структур управления, отсутствие независимого надзора, допинговые императивы и отсутствие альтернатив для спортсменов позволили культуре применения допинга оставаться широко распространенной и систематической. Тренеры и чиновники выросли с этой культурой и не имели ни возможностей, ни знаний, ни стимулов изменить ее. У спортсменов не было иного выбора, кроме как следовать укоренившейся культуре, которая игнорировала правила и предписания, когда дело касалось допинга, если они хотели быть конкурентоспособными и в конечном итоге добиться успеха на региональном, национальном или международном уровнях, а государство с помощью финансовых вознаграждений и статуса поддерживало мотивацию тренеров, которые готовили конкурентоспособных спортсменов. Это привело к тому, что допинговая культура была внедрена на раннем этапе карьеры некоторых спортсменов, когда они стали идентифицироваться в качестве потенциально успешных юниоров на разных уровнях российской легкой атлетики.

По большому счету отличий в оценках между заявлением Степановых и документом о восстановлении ВФЛА почти нет. Просто одни требуют громких и публичных извинений, а вторые тем временем извиняются втихаря. И это еще хорошо, если извинений втихаря все-таки хватит. Ведь ВАДА по собственным документам имеет все возможности продлить санкции против России и после 2022 года.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
1325
Офсайд