История с поддельной подписью Родченкова. Шанс на суде с МОК или пиар

Здание CAS в Лозанне. Фото AFP
К чему придет требование CAS объяснить фальсификации в документах в течение суток

Адвокат Алексей Панич, представляющий интересы российских биатлонисток Ольги Зайцевой, Ольги Вилухиной и Яны Романовой, сегодня заявил на слушаниях Спортивного арбитражного суда в Лозанне (CAS) о том, что в предоставленных МОК свидетельских показаниях присутствует поддельная подпись бывшего руководителя Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова. Есть информация о том, что CAS дал МОК сутки на объяснение фальсификации в документах.

Напомним, что российские биатлонистки завоевали серебро в эстафете на Олимпийских играх 2014 в Сочи, однако впоследствии их результат был аннулирован по обвинению в нарушении антидопинговых правил. Теперь спортсменки пытаются оспорить это решение. Ход суда прокомментировал спортивный юрист Артем Пацев, который сам неоднократно участвовал в слушаниях в Лозанне.

— На мой взгляд, позиция насчет поддельной подписи рассчитана исключительно на внутренний рынок, это обыкновенный пиар, — заявил Пацев. — Это ни к чему не приведет, но просто провоцирует дополнительный шум.

Любые комментарии сторон до вынесения решения будут иметь крайне негативный эффект

— Что будет, если МОК не предоставит объяснений за отведенный им на это день? — вопрос Пацеву.

— День на дачу объяснений — стандартная процедура. Поэтому слушания и длятся три дня, что такие моменты вероятны. Подпись на свидетельских показаниях используется как факсимиле. Я не очень понимаю, как российские и британские эксперты сумели прийти к выводу, что подпись поддельная. Ведь для этого им нужно было иметь актуальный образец подписи Родченкова. Подчеркну, не пятилетней или десятилетней давности, а актуальный. И даже в таком случае, МОК спокойно может предоставить, например, короткое письмо от адвоката или от самого Родченкова, где он подтвердит, что показания истинные. И на этом вопрос будет закрыт.

— Я правильно понимаю: чтобы подтвердить истинность подписи, МОК даже не нужно будет демонстрировать живого Родченкова?

— Теоретически — нет, но CAS обычно ценит, когда для ключевого свидетеля есть возможность перекрестного допроса. То есть чтобы обе стороны могли его о чем-то спросить, пусть даже он выйдет по видеосвязи или будет завешен какой-нибудь тряпкой. Если этого нет, то негативные последствия этих показаний могут быть нивелированы.

— Может ли аргумент о поддельной подписи стать для российской стороны победным?

— Сомневаюсь. МОК при помощи адвоката Родченкова ничего не стоит подтвердить истинной подписи. Честно говоря, затрудняюсь сказать, зачем наши адвокаты вообще подняли этот вопрос. Важно ведь еще, что слушания не были открытыми. А это значит, что все прения проходили в закрытом режиме. В таких условиях любые комментарии сторон до вынесения решения будут иметь крайне негативный эффект. Помню, когда я сам был в такой ситуации и зал суда осаждали журналисты, меня специально предупреждали представители МОК, чтобы не было никаких комментариев по существу дела. А тут получается, что наш адвокат совершенно открыто разглашает информацию о ходе слушаний и нашей позиции. Это обычно воспринимается в штыки и провоцирует негативное отношение арбитров.

— Зачем тогда это было сделано, ради пиара?

— Я сам не пойму. Туда же заявления о том, что ВАДА надо реформировать и отменить презумпцию виновности... Все это явно рассчитано исключительно на внутренний рынок. Потому что за границей все это вызывает только улыбку.

Я была на Играх в Сочи, и никакого допинга там не было

Сестра и личный тренер Ольги Зайцевой Оксана Рочева рассказала об эмоциях биатлонистки в связи с делом об антидопинговых нарушениях, которое в данный момент рассматривается в CAS.

— Видела информацию о поддельных подписях, но мне трудно судить, я там не присутствую и черпаю информацию из СМИ и коротких обменов информацией с Ольгой. Телефоны там нельзя использовать, только в перерывах. Самого Родченкова там нет, — рассказала Оксана Рочева. — Понятное дело, Ольге обидно, что ее называют допингисткой, это пробивает очень серьезно. Я читала предварительные показания, смотреть и слушать это крайне неприятно, это вызывает бурю эмоций. Понимаю, как ей тяжело там держать себя в руках. А ведь надо еще и правильно себя вести, тем более когда в Европе идет судебный процесс. Но понимания, как он идет и что именно рассматривается, кто кого в чем обвиняет, у меня нет. Я была на Играх в Сочи, и никакого допинга там, конечно, не было.

А вот Екатерина Шумилова, серебряная призерка Олимпиады в Сочи в эстафете с Ольгой Зайцевой, Ольгой Вилухиной и Яной Романовой не следит за рассмотрением дела россиянок в CAS.

— Я не слежу за этим делом, не знаю про поддельные подписи МОК. Этим должны заниматься компетентные люди. Да, понимаю, что на кону олимпийское серебро, но у меня есть свой подход в отношении определенных жизненных обстоятельств. Кому-то он может показаться специфическим, но я не буду его расшифровывать. Свидетелем меня туда не звали, в деле я не участвовала. Конечно, я поддерживаю наших девочек. Всё будет хорошо для всех, в любом случае, — сказала Шумилова «СЭ» по телефону.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
42
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир