17:00 3 ноября 2016 | ДОПИНГ

Допингеры-уголовники. Теперь статья найдется

Как скажется новый закон на репутации российского спорта? Фото AFP
Как скажется новый закон на репутации российского спорта? Фото AFP

Государственная Дума окончательно приняла поправки в Уголовный кодекс, предполагающие уголовную ответственность за склонение спортсменов к употреблению допинга.

Олег ШАМОНАЕВ

Уголовная ответственность за допинг – звучит солидно и где-то даже страшно. Конечно, поправки в УК еще должны быть одобрены Советом Федерации и подписаны Президентом РФ, но можно не сомневаться, что в ближайшее время бюрократические формальности будут улажены, и впервые в истории нашей страны попытка добиться спортивного преимущества за счет запрещенной фармакологии станет грозить реальным тюремным сроком. Для международных спортивных организаций данный закон окажется свидетельством того, что в России не просто осуждают применение допинга на госуровне, но и готовы выжигать допинговые язвы каленым железом. Это хороший ход на фоне допинговых скандалов, полыхающих вокруг нашей страны вот уже два года.

АДРЕСАТ – ЗАГРАНИЦА?

Другой вопрос, повлияют ли поправки на реальную ситуацию с применением допинга в нашей стране. Ведь вводить новые внутренние законы только для того, чтобы козырнуть ими за границей – это несколько странно. А опасность, что так и случится с новыми поправками, очень и очень велика. И дело не только в том, что наказания для допингеров в последнее время по предложению правительства РФ были существенно снижены (в некоторые случаях тюремные сроки сократились в пять раз). Главное – в предлагаемой схеме наказания по-прежнему много подводных камней, и совершенно непонятно, как и кем новые законы будут применяться на практике.

Теоретически можно ожидать, что сама возможность заведения уголовного дела по допинговым делам должна отпугнуть потенциальных нарушителей. Но для того, чтобы в нашей стране все поверили в осязаемость наказания, увы, необходимы реальные "посадки". Будут ли в ближайшие годы нацелены на них правоохранительные органы и суды – сказать сложно. Например, Закон об административной ответственности за допинг, существовавший в России с 2011 года, применялся вяло. И нынешние метания с мерой наказания и "подведение под статью" тренеров, а не самих спортсменов, говорит о том, что наши власти еще сами толком не определились с тем, какую социальную опасность несет в себе применение допинга.

В ОЖИДАНИИ ПОСАДОК

По поводу наказания за допинг существуют две полярные точки зрения. Жесткая трактовка квалифицирует допингеров как опасных мошенников, которых необходимо изолировать от общества. Мягкая – рисует спортсменов, применяющих запрещенные вещества, эксцентричными чудаками, которые нарушают лишь собственные цеховые правила и не представляют серьезной угрозы для общества. Во всяком случае, угроза эта немного меньше той, которая исходит от воров, убийц, насильников и прочих асоциальных элементов. Судя по тому, что говорится в допинговых поправках к УК, наш законодатель, несмотря на все скандалы, пока склоняется, к "мягкому варианту".

Считается, что против уголовной ответственности за допинг в отношении самих спортсменов выступает и Всемирное антидопинговое агентство. Так что было бы странно, если бы мы здесь побежали "впереди паровоза" (как это сделали, например, в Германии). Однако наши спортивные традиции при нынешних формулировках УК делают "посадки за допинг" тренеров или врачей крайне маловероятными. Для того, чтобы доказать "склонение спортсмена к допингу" или "использование в отношении спортсмена запрещенных методов", нужно поймать тренера с врачом за руку. А это потребует колоссальных усилий правоохранителей.

ПЛЮШЕВЫЙ ЗАКОН

Представить, что наши спортсмены сами начнут доносить на своих наставников (большинство из которых для них зачастую роднее родителей), я пока не могу. Разве что между тренером и подопечным возникнет какой-то личный конфликт. Но тогда это будет уже сведение счетов, а никакая не борьба с допингом. Гораздо реальнее кажется ситуация, при которой спортсмен во время допингового скандала начнет выгораживать своего тренера. Ведь спортсмену будет грозить в худшем случае несколько лет без спорта, а тренеру – нары и запрет на профессию. И данная ситуация явно не будет способствовать притоку в наш спорт тренерских кадров. А с ними у нас и так очень большие проблемы.

"Склонение к противоправным деяниям" в нашем УК – вообще очень скользкая тема. Судьям рекомендуется считать "склонением" "уговоры, подкуп, угрозы или иные способы подстрекательства". "Иными способами" может стать, например, восхваление и даже просто неосуждение допинга в разговорах со спортсменом. То есть теперь тренерам категорически необходимо выучить мантру "допинг – это зло", и повторять ее своим подопечным как можно чаще и желательно – под запись. Вот только поверит ли специалист в эти слова на самом деле, если наша суперсистема материального стимулирования за высокие результаты останется прежней?

Да, сам факт попадания понятия "допинг" в Уголовный кодекс – это психологическая атака на потенциальных нарушителей и послание о том, что государство не одобряет подобные способы завоевания медалей. Однако народ у нас тертый. И должно случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы для всех спортсменов, тренеров и врачей, наконец, "дошло". Увы, нынешний "плюшевый закон" оставляет на это очень мало надежд. Я не призываю рубить за допинг головы. Однако, если мы хотим изменить отношение к запрещенным веществам прямо сейчас, а не через два-три поколения, действовать нужно решительнее.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ