16:00 18 ноября 2016 | ДОПИНГ

Борьба с допингом:
Россия - не в лидерах,
но и не среди отстающих

Антидопинговая лаборатория в Москве: рабочий процесс идет. Фото REUTERS Число и процент нарушений от общего числа взятых проб в 2014 году. Фото "СЭ" Лаборатории, законодательство и НАДА по странам. Фото "СЭ" Лаборатории, законодательство и НАДА по странам. Фото "СЭ"
Антидопинговая лаборатория в Москве: рабочий процесс идет. Фото REUTERS

"СЭ" выяснил, какая страна лучше всех в мире борется с нарушениями антидопинговых правил

Наталья МАРЬЯНЧИК

Спортивные чиновники очень любят говорить об эффективности. Во Всемирном антидопинговом агентстве (ВАДА) считают, что именно недостаток этого качества привел Россию к нынешней катастрофе. А руководители нашего спорта, напротив, называют существующее в стране законодательство и систему в целом самыми лучшими в мире. Увы, организовать чемпионат мира по борьбе с допингом невозможно. Прежде всего потому, что не существует ясных критериев, что в этой сфере допустимо, а что – нет.

Пожалуй, единственным универсальным документом помимо кодекса ВАДА является Антидопинговая конвенция ЮНЕСКО. Все страны, представители которых выступают на международном уровне, ее в обязательном порядке подписали. Но сравнивать уровень антидопингового обеспечения, скажем, в Великобритании и Кении как минимум глупо. Именно поэтому "СЭ" выбрал собственные критерии оценки работы национальных антидопинговых агентств (НАДА): кто здесь является законодателем мод и может поучать других, а где Россия отстала от эталонов.

Число и процент нарушений от общего числа взятых проб в 2014 году. Фото "СЭ"
Число и процент нарушений от общего числа взятых проб в 2014 году. Фото "СЭ"

ЧТО ПОКАЖЕТ ЗОЛОТОЙ 2014-й

Самый очевидный показатель работы НАДА – количество взятых проб и процент положительных. Увы, самые свежие данные относятся к 2014 году. Более свежей статистики официальный сайт ВАДА пока не предоставляет. Видимо, противостояние с Россией исчерпало все аналитические ресурсы агентства. 2014-й – последний на данный момент "светлый" период российского спорта перед началом "бомбежки" фильмами и докладами. Это был год триумфа на зимней Олимпиаде в Сочи и год, когда по итогам чемпионатов мира наши "летники" заняли высокое третье место в неофициальном зачете. Все это обещало как минимум борьбу за тройку в Рио-2016 и продолжение доминирования в зимних видах, где большинство героев Сочи находились в расцвете сил и останавливаться не собирались.

Полноценно функционировали РУСАДА и Московская антидопинговая лаборатория, к которой присоединился и филиал в олимпийском Сочи. Если отбросить недоказанные версии про дырки в стене, именно статистика 2014-го должна позволить понять, что именно мы делали не так и что поставило страну в нынешнюю не самую удобную позу.

Лаборатории, законодательство и НАДА по странам. Фото "СЭ"
Лаборатории, законодательство и НАДА по странам. Фото "СЭ"

В КЕНИИ ДОПИНГА НЕТ

На первый взгляд все показатели деятельности РУСАДА укладываются в канву аналогичных организаций в других странах. По количеству взятых проб Россия на втором месте в мире после Китая, но это логично, учитывая проведение в стране Олимпиады. Менее одного процента положительных проб – тоже хороший средний показатель в рамках мировой статистики. Для сравнения, в какой-нибудь Малайзии положительных проб – больше трех процентов, а во внешне благополучной Бельгии – почти четыре.

Тут, правда, необходима ремарка: даже полное отсутствие положительных проб вовсе не означает отсутствие в стране допинга. Более того, ноль в графе допинг-случаев скорее скажет о неэффективности национальной антидопинговой политики и вызовет вопросы со стороны ВАДА. Посмотрите хотя бы на Кению, где в 2014-м взяли целых 52 пробы, и все они оказались отрицательными. Ведь допинг, как и рядовые преступления, есть практически везде, просто кое-где не умеют эффективно с ним бороться.

При желании процент допинг-случаев можно сделать практически любым, даже не идя на жесткие нарушения. ВАДА последнее время делает акцент на том, что тестирование атлетов обязано быть целевым: то есть проверять нужно в первую очередь спортсменов из "зоны риска". Иными словами, представителей соответствующих видов спорта либо тех, кто уже имеет подозрительные пробы или допинговую историю.

Но как показывает отчет ВАДА по Олимпийским играм в Рио, у самой организации с целевым тестированием возникают проблемы. Скажем, когда у тяжелоатлетов не берутся пробы крови, а велосипедистов не проверяют на ЭПО, ВАДА сложно упрекать в неэффективном тестировании другие организации. На практике это означает, что национальное антидопинговое агентство никто не контролирует: берет ли оно пробы у полулюбителей на уровне чемпионов деревень или тестирует элитных спортсменов. Безусловно, все звездные атлеты входят в пулы внесоревновательного тестирования своих международных федераций и пробы так или иначе сдают. Но кто именно в тех 0,9 % нарушителей, дисквалифицированных РУСАДА, – большой вопрос.

Лаборатории, законодательство и НАДА по странам. Фото "СЭ"
Лаборатории, законодательство и НАДА по странам. Фото "СЭ"

АККРЕДИТАЦИЮ ТЕРЯЛИ МНОГИЕ

Год создания национального антидопингового агентства – пусть весьма условный, но показатель готовности общества в той или иной стране бороться с допингом. Проблема сейчас кажется настолько глобальной, что кажется, она была всегда. Хотя на самом деле практически все НАДА были созданы уже в XXI веке. Да и само ВАДА было основано только в 1999-м, а универсальные правила в отношении борьбы с допингом начали существовать с 2003-го. Иными словами, создание РУСАДА в 2008-м произошло несколько позже, чем в странах-лидерах, но отставание было некритичным.

Действующее антидопинговое законодательство, в том числе вписанное в Административный и Уголовный кодексы, – еще один "козырь" в нашей колоде. Для сравнения, например, в США столь обширной ответственности за допинг нет. Да и вообще столь жестко, как теперь в России, обходятся с "допингерами" только в Италии и Германии.

Пожалуй, чуть ли не единственный камень в наш огород, исходя из собранной статистики, – целых 16 медалей, которые нам предстоит вернуть по итогам перепроверки проб с Игр 2008 и 2012 годов. Значит, антидопинговая система на самом деле работала неэффективно, раз нарушителей удалось поймать только спустя целый олимпийский цикл. И пусть это вопрос не только к России, но цифры говорят, что ведущие российские спортсмены массово уклонялись от дисквалификации, при этом употребляя допинг.

Самая большая проблема нашей страны на данный момент – отсутствие признания у РУСАДА и аккредитации у Московской антидопинговой лаборатории. Без собственных лаборатории и антидопингового агентства наладить сколько-нибудь эффективное функционирование системы невозможно. Их отсутствие ставит нас в один ряд с самыми неразвитыми странами с зачатками профессионального спорта.

Но в самом факте отъема аккредитации нет ничего страшного. Более того, все, кто терял, ее впоследствии так или иначе возвращали. В разное время утрачивали признание ВАДА не только рисковая Кения, но и внешне благополучная Бельгия или даже Китай. Это не помешало этим странам вернуть свой статус в кратчайшие сроки (в основном за несколько месяцев) и остаться полноправными участниками олимпийского движения.

У России, очевидно, будет другой путь. На данный момент вопрос возвращения статуса РУСАДА остается открытым. Главная задача, пожалуй, – не повторить печальный опыт Турции, где возвращение аккредитации ВАДА лаборатории в Анкаре заняло целых четыре года...

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!