Допинг

27 марта 2016, 19:00

Тренеров будут сажать за допинг?

Обозреватель
В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий уголовную ответственность персонала спортсмена за распространение запрещенных средств и методов – до 15 лет лишения свободы

Введение уголовной ответственности за допинг – логичное продолжение последних событий в нашем спорте. Количество попавшихся за последние месяцы спортсменов уже исчисляется десятками, пусть речь и идет "всего лишь" о запрещенном с 1 января милдронате. Легкоатлеты по-прежнему отстранены от международных соревнований, а иностранная пресса предъявляет обвинения в системном злоупотреблении допингом и нашим пловцам.

Заслуженный тренер России Виктор Чегин – тот самый, "на счету" которого около 30 допинговых случаев в спортивной ходьбе, дисквалифицирован пожизненно с запретом работать в сфере спорта и физической культуры в любом качестве. Наказание предельно жестокое, но, учитывая, что ждать его пришлось более двух лет, отнюдь не впечатляющее. Российский спорт в целом сейчас напоминает утопающего щенка: только мы вытаскиваем голову, как тонет хвост, и наоборот.

О том, что против распространителей допинга должны возбуждаться уголовные дела, говорили давно. По мировым меркам, ничего нового. Уголовная ответственность за допинг существует в ряде европейских стран: Италии, Франции, Финляндии. Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) подобную практику, надо сказать, не поощряет. Ведь уголовная ответственность означает вмешательство государства в дела спорта – как раз то, против чего ВАДА борется.

Министр спорта Виталий Мутко также заявлял, что существующих мер, а административная ответственность за распространение запрещенных препаратов в России уже действует, вполне достаточно. Тем не менее состав авторов нового законопроекта об уголовной ответственности не оставляет сомнений – это не продуманный шаг, который имеет шансы на успех.

Глава думского комитета по спорту Дмитрий Свищев, его первый заместитель и бывший исполнительный директор Олимпийского комитета Марат Бариев и депутат Ильдар Гильмутдинов предлагают наказывать тренеров и врачей, склоняющих спортсменов к употреблению допинга, штрафами до 1 миллиона рублей, а если запрещенный препарат был введен без согласия спортсмена – то сроком до пяти лет тюремного заключения. Если же нарушения привели к смерти спортсмена или иным тяжким последствиям для здоровья, то срок лишения свободы может составить от 10 до 15 лет.

На первый взгляд все логично: спортсмена в случае обнаружения допинга ждет дисквалификация, а наставник, если его прямая вина не доказана, зачастую продолжает спокойно работать. Тем более оправданным кажется уголовное наказание, если речь идет о распространении допинга среди несовершеннолетних атлетов.

Более того, перевод допинговых дел из чисто спортивной в уголовную плоскость позволит применять серьезные методы следствия: допросы, обыски, подписки о невыезде. В нынешних обстоятельствах федерации по видам спорта или Олимпийский комитет заниматься полноценным расследованием не вправе: у них нет полномочий, чтобы добыть улики или заставить нужных людей говорить. "Я ничего не знаю и никому ничего не давал", – заявляет сейчас любой тренер попавшегося атлета, и сделать с ним фактически ничего нельзя.

Тем не менее есть в законопроекте и масса "подводных камней". Кто, например, задним числом определит, с согласия или без согласия спортсмена ему был введен допинг? Как понять, тренер склонил спортсмена к допингу или атлет сам принял запрещенную таблетку, а впоследствии свалил всю вину на наставника? Учтем, что отношения между тренером и учеником зачастую складываются неформальные, а порой и любовные, супружеские. Как отличить тут правду от эмоций, вымысла или мести...

Если появится механизм для того, чтобы посадить неугодного наставника или доктора за решетку, не исключено, что им начнут повсеместно пользоваться. А маховик российской судебной системы раскручивается столь неторопливо, что тут даже на доказательство собственной невиновности могут уйти годы. Если законопроект будет принят, в сложное положение попадут и детские тренеры. Работать за копейки и иметь дело с не всегда адекватными родителями, которые за каждую витаминку готовы сдать тебя в тюрьму, – незавидная участь. Хотя настоящим мошенникам, сажающим на допинговую иглу несовершеннолетних, безусловно, самое место за решеткой.

ЗА

Сергей КРЯНИН, главный тренер сборной ХМАО по лыжным гонкам, бронзовый призер чемпионата мира-2001:

– Пора ввести уголовную ответственность для персонала спортсмена. Надоели безнаказанность и безалаберность, когда люди вообще ни за что не отвечают и ничем не интересуются. Думаю, пара прецедентов с судебными решениями заставили бы врачей и администраторов команд относиться к своему делу ответственнее. У нас в профессиональном спорте медицина хромает на обе ноги, а врачи при этом порой действуют "на авось", надеются, что пронесет. Увидят, что можно получить реальный срок, и поймут, что работать нужно по-настоящему.

ПРОТИВ

Лариса ИЛЬЧЕНКО, заместитель руководителя волгоградского Центра спортивной подготовки, олимпийская чемпионка в плавании на открытой воде:

– Существуют недобросовестные тренеры, которым проще дать ребенку таблетку, чем добиться того же результата трудом. И такие люди должны нести полную ответственность за свои нарушения. Но есть и те, кто выполняет свою работу профессионально, и хочется, чтобы новый закон не сделал их уязвимыми. Особенно опасной мне видится позиция врача. Как правило, в связке спортсмен – тренер – врач близкие доверительные отношения складываются между первыми двумя, а доктор оказывается с краю. Давайте представим самую плохую ситуацию: тренер с врачом что-то просмотрели, и спортсмен попался на допинге. Легче всего сказать в такой ситуации: "Это вина врача!" И таким образом подставить доктора, а не тренера – то есть того человека, с которым тебе потом дальше работать. Персонал спортсмена должен нести ответственность за допинговые нарушения, но уголовная – это слишком сурово.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости