23:00 13 ноября 2015 | Допинг

Ричард Паунд: "Если Россия будет тянуть время - Олимпиада пройдет без вас"

Ричард ПАУНД. Фото REUTERS
Ричард ПАУНД. Фото REUTERS

Доклад комиссии ВАДА, представленный в начале этой недели, спровоцировал допинговый "скандал века" и поставил российский спорт на грань катастрофы. Не все выводы о состоянии дел в борьбе допингом в нашей стране, сделанные в докладе, можно назвать взвешенными и не все выдвинутые рекомендации кажутся справедливыми. Тем не менее, российские спортивные власти не стали оспаривать этот документ и готовы положить его в основу для налаживания новых отношений с международными спортивными организациями.

После того, как "СЭ" предоставил слово для комментариев российским спортивным руководителям и атлетам, мы не могли не предложить высказаться главе комиссии ВАДА и создателю этой организации Ричарду Паунду – человеку, который, по сути, создал нынешнюю мировую антидопинговую систему и который последние полгода руководил расследованием Всемирного антидопингового агентства в отношении России. Прежде всего, для того, чтобы спросить: на чем основываются обвинения?

Напомним, что на более чем 300 страницах своего отчета Паунд с помощниками подробно описали все многочисленные нарушения Кодекса ВАДА, которые якобы имеют место в отечественной легкой атлетике. В числе рекомендаций указаны временное отстранение Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) от членства в международной федерации (ИААФ), и, как следствие, неучастие российских легкоатлетов во всех соревнованиях, включая Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. Собственно, вопрос об этом поздним вечером с пятницы на субботу и рассмотрел Совет ИААФ.

Паунд словно ждал звонка из России. "Перезвоните через час", – написал он в ответ на запрос об интервью "СЭ" – так, словно мы с ним до этого общались каждый день.

ДЛЯ РОССИЯН МЫ НЕ СКАЗАЛИ НИЧЕГО НОВОГО

– Мистер Паунд, что вы можете сказать о реакции российских чиновников на ваш отчет?

– На мой взгляд, первоначальное отрицание было вызвано тем, что россияне просто еще не успели прочитать доклад. Я очень рад, что после того, как они ознакомились с доказательствами, их позиция изменилась. И Россия поняла, что все действительно серьезно и гораздо лучше сотрудничать.

– Тогда возникает вопрос, почему вы не отправили доклад российской стороне заранее, чтобы была возможность все изучить и сразу отреагировать "правильно"?

– Мы направили доклад всем заинтересованным сторонам, включая Россию, за два часа до начала пресс-конференции в Женеве. Мы не хотели никаких утечек информации. Считаю, у россиян было достаточно времени, чтобы все прочитать – до пресс-конференции и после нее.

– Работа над докладом заняла у комиссии почти год. ИААФ же дала российской стороне всего трое суток на подготовку ответа на ваши обвинения. Вы считаете это равными условиями?

– Понимаете, все факты, которые мы перечислили в докладе, уже известны в вашей стране. Ни для кого из россиян мы не сказали ничего нового. Поэтому считаю, у них было достаточно времени, чтобы подготовить свой ответ.

– Директор Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков уже подал в отставку, что вы, наверняка, приветствуете. Что вы думаете об идее министра спорта Виталия Мутко пригласить на этот пост иностранца?

– На мой взгляд, главное, чтобы директор лаборатории четко соблюдал Всемирный антидопинговый кодекс и стандарты тестирования. Совершенно необязательно, чтобы это был иностранец. В России тоже есть хорошие ученые. Решение тут должны принимать РУСАДА и Министерство спорта.

ОТКАЗ СОТРУДНИЧАТЬ ПРОИЗВЕЛ НА КОМИССИЮ ОЧЕНЬ ПЛОХОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

– Представители ИААФ или ВАДА в неформальных переговорах спрашивали ваше мнение, что делать с Россией?

– Нет, я ни с кем не говорил. Моя работа как руководителя независимой комиссии состояла в том, чтобы подготовить доклад и конкретные рекомендации. Это мы и сделали. Дальнейшее – уже работа ВАДА и других международных структур.

– Во многих местах своего доклада вы упоминаете, что российские спортсмены, тренеры и чиновники были враждебны и не шли на сотрудничество с комиссией. Насколько это повлияло на ваш настрой? Если бы наши легкоатлеты больше улыбались и охотнее отвечали на вопросы – тон отчета был бы иным?

– Возможно, да. Мы всячески пытались убедить их сотрудничать и рассказать свои истории, но насколько я понял, им были даны указания не разговаривать с нами. А это произвело на комиссию очень плохое впечатление. Если бы людям было нечего скрывать, они бы спокойно с нами пообщались.

– Что вы можете возразить на то, что все ваши осведомители из числа спортсменов сами уже были дисквалифицированы за допинг? Почему вы стопроцентно верили показаниям этих людей и не предполагали, что ими может двигать, например, обида?

– Во-первых, их слова подтверждались видео– и аудиозаписями. Во-вторых, эти люди знали систему изнутри – в РУСАДА, лаборатории и российской легкой атлетике. В-третьих, они понимали, что очень рискуют, делая такие заявления – и все равно выступили. Мы хорошо все взвесили, и я считаю, что все эти люди очень помогли в нашем расследовании и их показаниям можно верить.

– Одним из членов вашей комиссии был бывший сотрудник Интерпола Гюнтер Янгер. Вы использовали в своем расследовании подслушивающие устройства и другие методы, которые применяют спецслужбы?

– Скажем так, мы очень хорошо проверили качество всех аудио и видеозаписей и убедились, что с ними не было проведено никаких манипуляций.

– Вы предоставили все эти записи напрямую ВАДА? Потому что, честно говоря, не все обвинения, прозвучавшие в вашем докладе, кажутся доказанными.

– Если ВАДА захочет, она может опубликовать вообще все. Если итоговый доклад занял более трехсот страниц, можете себе представить, что было бы, если бы мы опубликовали все, что у нас есть. Это были бы уже тысячи страниц...

ИСИНБАЕВОЙ НЕ ПОВЕЗЛО, ЧТО ОНА СУЩЕСТВУЕТ ВНУТРИ СИСТЕМЫ

– Насколько серьезны вы были, указывая в числе рекомендаций пропуск российскими легкоатлетами Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро? Это не было сделано просто с целью припугнуть, чтобы мы зашевелились?

– Если вы прочитаете доклад внимательно, вы увидите, что мы написали, что если российская сторона начнет решать свои проблемы сейчас, то возможно, нам удастся обойтись без отстранения ваших спортсменов от соревнований. Но действовать необходимо как можно быстрее. И, конечно, все указанные нами проблемы должны быть решены до старта Олимпийских игр. Если Россия воспользуется этой возможностью – прекрасно. Но если вы начнете тянуть время – тогда, видимо, Олимпиада пройдет без вас.

– Рекордсменка мира Елена Исинбаева выступила с открытым письмом, призывая не лишать российских легкоатлетов Олимпийских игр. Что вы можете ответить ей и другим нашим спортсменам, которые из-за чужих ошибок могут упустить шанс всей своей жизни?

– К сожалению, этим спортсменам не повезло, что они существуют внутри системы. И не забывайте, что другие ни в чем не виновные легкоатлеты уже пострадали, соревнуясь против употреблявших допинг россиян. Ответственность за это лежит на России и на сложившейся в ней системе.

– В последние годы разговоры о допинговой системе ведутся не только в отношении России, но и, например, и Кении, и Ямайки. Вы собираетесь продолжить практику подобных расследований и в других странах?

– Наша Независимая комиссия была сформирована после выхода немецкого документального фильма, и наш мандат ограничивался расследованием в отношении России. Если ВАДА примет решение создать другую независимую комиссию для расследования в той же Кении – это его выбор. Посмотрим, что будет дальше. Мне кажется, в мире все были удивлены тем масштабом, в каких нарушались антидопинговые правила в России.

Результаты опроса

17252 чел.

Верите ли вы в то, что российские атлеты не будут допущены до Олимпиады в Рио?
52.0%
Да
48.0%
Нет
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...