Третье пришествие кодекса

Олег Шамонаев
Шеф отдела информации
24 декабря 2014, 07:00
Новые антидопинговые правила  могут обернуться для российской биатлонистки  Ирины СТАРЫХ ужесточением  дисквалификации. Фото "СЭ"

ЕСТЬ ТЕМА

С 1 января 2015 года начнет действовать новая версия самого важного документа по борьбе с допингом

Всемирный Антидопинговый кодекс за 11 лет, минувшие с его первого появления на свет, потолстел в два раза и сейчас представляет собой огромный 100-страничный талмуд, в котором оговариваются практически все нюансы борьбы с допингом. С начала 2015 года начинает действовать третья редакция этого важнейшего документа. Пока спортсмены еще не слагают о нем стихов и песен, как шансонье – об Уголовном кодексе. Но влияние Антидопингового кодекса на судьбы мирового спорта трудно переоценить.

ОХОТА НА МЕЛКУЮ РЫБУ

Первый запрет на употребление стимуляторов в современном спорте появился еще в 1928 году, но в то время нарушителя можно было разве что поймать за руку – надежных средств выявления допинга в организме спортсменов не существовало до середины 1960-х. И даже после внедрения адекватных процедур допинг-контроля они редко приводили к серьезным скандалам. Спортивные чиновники предпочитали ловить и наказывать в основном малоизвестных спортсменов, оставляя главных звезд в так называемой "зеленой зоне" – среди тех, кто вообще не сдавал тестов или мог не беспокоиться за их результаты.

В 1970-х самым громким допинговым инцидентом была положительная проба советской лыжницы Галины Кулаковой во время Олимпиады-1976. Причем тогда уличенная спортсменка просто сказала, что запрещенный эфедрин попал в ее организм вместе с лекарством от простуды. В итоге МОК аннулировал лишь третье место Кулаковой в гонке на 5 км, после чего лыжнице позволили выйти на старт забега на 10 км и эстафеты, где она получила еще бронзовую и золотую медали. Так продолжалось более трех десятилетий.

Во время Олимпиады-1988 канадский бегун-спринтер Бен Джонсон был пойман на станозололе, лишен олимпийского золота, мирового рекорда и дисквалифицирован на два года. Эта история показала, что медицинская комиссия МОК начала охоту и на "крупную рыбу". В 1991-м и 1994-м жертвой допинг-контроля стал великий футболист Диего Марадона. Однако в целом говорить о какой-то войне против допинга до конца 1990-х не приходилось. Каждая международная федерация понимала этот процесс по своему, имела собственные списки запрещенных препаратов и собственные представления о тяжести наказания допингеров.

АНТИДОПИНГОВЫЙ ЭТАЛОН

Но допинга в большом спорте становилось все больше, и на стыке веков сдерживать скандалы стало просто невозможно. Они, словно поток из-за разрушенной плотины, обрушились на головы спортивных чиновников. Альтернативой "закручиванию гаек" было только разрешение на использование спортсменами любых препаратов – такой проект действительно существовал, но в итоге победила более жесткая стратегия. Крестовый поход против стимуляторов возглавил вице-президент МОК Ричард Паунд, создавший Всемирное антидопинговое агентство и метивший в преемники Хуана Антонио Самаранча.

Если бы канадец выиграл у Жака Рогге борьбу за кресло главы МОК, возможно, он направил бы свою энергию в другое русло. Но возглавить олимпийское движение Паунду не удалось, и он с не меньшим удовольствием набросил себе на плечи плащ главного допингового инквизитора. Для начала были существенно ограничены возможности спортивных федераций в деле манипулирования допинг-пробами. WADA начало лицензировать антидопинговые лаборатории, редактировать список запрещенных препаратов и следить за процессом тестирования на всех крупных соревнованиях, кроме Олимпиад (на Играх продолжала распоряжаться медицинская комиссия МОК).

Федерации по-прежнему могли казнить и миловать спортсменов по своему усмотрению, но в 2004 году им был предложен эталон – Всемирный антидопинговый кодекс. В этом документе оговаривались стандарты, к которым следует стремиться в борьбе с допингом. Стандарты были очень высокими, местами – жестокими и пришлись по вкусу далеко не всем. В частности, федерациям рекомендовалось после первой положительной допинг-пробы дисквалифицировать спортсмена на два года, а после второй – пожизненно. По тем временам это было весьма и весьма круто.

ОСОБЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Не всем спортивным организациям пришлись по душе антидопинговые строгости. Жалобы на нарушение прав спортсменов звучат и по сей день. Особенно много споров поначалу вызвал предусмотренный кодексом внесоревновательный допинг-контроль. Дольше всех против этого пункта сражалась Международная федерация футбола, но в конце концов и она должна была уступить под нажимом МОК и WADA. Кодекс до сих пор не признают некоторые американские профессиональные спортивные лиги и профессиональные боксерские ассоциации. Формально они не входят в структуру МОК, и заставить их никто не может. Однако подобное упрямство бьет по их имиджу. WADA очень прочно сумело вдолбить в массовое сознание: тот, кто не поддерживает его меры, потворствуют допинговому Мордору.

Конечно, первая редакция Антидопингового кодекса была несовершенной. Со временем появились нюансы, в документ вносились поправки, и в 2009-м вступила в действие его вторая редакция. В ней тоже было много любопытного и спорного. Например, появилась возможность снижать наказание спортсмену за "существенное содействие в раскрытии нарушений антидопинговых правил", и это "содействие", ни много ни мало, обернулось грандиозным разоблачением Лэнса Армстронга, который был уличен в употреблении запрещенных веществ не на основании положительных допинг-тестов, а благодаря показаниям соглядатаев.

Теперь мы становимся свидетелями третьего пришествия кодекса. Одно из самых существенных нововведений в нем – повышение стандартного срока первого наказания за преднамеренное нарушение антидопинговых правил с двух до четырех лет. При этом, в зависимости от степени вины спортсмена, наказание можно уменьшать – подход становится более гибким. С одной стороны, это хорошо – нельзя всех грести под одну гребенку. С другой – федерации при вынесении наказаний раньше и так шли навстречу спортсменам в "особых обстоятельствах". А слишком большая вариативность – это всегда повод для злоупотреблений. После скандального немецкого фильма о допинге МОК и WADA уже хлебнули проблем из-за избирательной работы медицинской комиссии Международной федерации легкой атлетики. И не исключено, что правила, прописанные в новом Антидопинговом кодексе, добавят им головной боли.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир