00:30 23 июля 2011 | ПРЫЖКИ В ВОДУ

Ставка на сложность

Вчера. Шанхай. Илья ЗАХАРОВ. Фото AFP
Вчера. Шанхай. Илья ЗАХАРОВ. Фото AFP

ВОДНЫЕ ВИДЫ
ЧЕМПИОНАТ МИРА

Вчера российские прыгуны в воду Илья Захаров и Евгений Кузнецов сотворили в Шанхае настоящую сенсацию: в индивидуальных прыжках с трехметрового трамплина они заняли второе и третье места, опередив пятикратного чемпиона мира и олимпийского чемпиона Цинь Кая.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Шанхая

Можно, конечно, сказать, что Захарову и Кузнецову просто повезло: в пятой попытке вчерашнего финала Цинь Кай допустил ошибку, обиднее которой не сыскать: во время исполнения самого сложного прыжка программы - четырех с половиной оборотов вперед - он, как говорят прыгуны, "потерял ногу" - рука соскользнула с колена. И тут же все надежды на медаль рассыпались в прах: группировку прыгуна "разорвала" центробежная сила, он комочком вкатился в воду, а максимальная судейская оценка составила 3,5 балла.

С другой стороны, на протяжении всех пяти серий Захаров был собран, как никогда. И в какой-то степени делал невозможное. Если у олимпийского чемпиона Пекина Хе Чона сумма коэффициентов шести произвольных прыжков составляла 20,3, а у Цинь Кая 20,4, то у российского спортсмена эта цифра равнялась 21,5! Выполнить прыжки подобной сложности, докрутив все обороты, - уже задача не из рядовых. Сделать их на высокую оценку - задача и вовсе неподъемная. Тем более - для дебютанта чемпионата мира в прыжках с трамплина.

Но Захаров с этой задачей справился прекрасно. За свой пятый - совершенно уникальный - винтовой прыжок он заработал почти максимальную сумму - 97,50. Немудрено, что Цинь Кай, на глазах которого (поскольку он прыгал следом) все это произошло, дрогнул.

- Чисто по-человечески мне его очень жаль, - сказал Захаров после награждения. - Я сам однажды испытал нечто подобное: несколько лет назад меня "разорвало" на первом сальто, когда я выполнял 3,5 оборота назад с 10-метровой вышки. Дело, естественно, закончилось больницей, в которую меня увезли прямо с соревнований, поскольку у врачей было опасение, что от удара у меня лопнуло легкое. К счастью, обошлось.

Но спорт есть спорт. Здесь нет друзей и нет симпатий. Каждый сражается сам за себя.

Программа второго российского участника Евгения Кузнецова тоже выглядела в сравнении с китайскими более чем солидно: сумма коэффициентов его прыжков составляла 20,9. Другой вопрос, что от Евгения по большому счету ничего не ждали: в предварительных соревнованиях он был шестым, в полуфинале показал седьмой результат.

Похоже, серебряная медаль, завоеванная россиянами двумя днями раньше в синхронных прыжках с трамплина, все-таки сломала в их сознании стереотип некой собственной второсортности. Всего два года назад на чемпионате мира в Риме Кузнецов закончил соревнования 35-м, а Захаров и вовсе не попал в число участников на трамплине. Вчера же - в отличие от синхронного финала, где россияне, по собственным признаниям, сделали далеко не все, что могли, - Захаров и Кузнецов выгрызали у соперников каждую долю балла, боролись зло, отчаянно и одновременно с этим очень собранно. Они были стопроцентно готовы использовать свой, пусть даже малюсенький, шанс. Надо ли удивляться, что этот шанс выпал?

Хе Чон, который в итоге одержал победу, опередив Захарова на 45,35, по качеству исполнения своих прыжков был, конечно же, в иной лиге. Недосягаемой - давайте уж назовем вещи своими именами. Но точно так же Захаров и Кузнецов были совершенно в иной лиге по сложности своих программ.

А качество, как известно, - дело наживное...

Материалы других СМИ