Она сказала: "да"

6 июня 2014, 10:30
Йос ВАН ЭМДЕН секунду назад стал едва ли не самым счастливым человеком на Земле. Фото twitter.com

СВОЯ КОЛОНКА

Сергей БУТОВ

Я хочу рассказать вам историю одной любви.

Голландке Кимберли Херпелинк слегка за 20, и у нее непростая карма. Во-первых, она выучилась на бухгалтера. Во-вторых, влюбилась в велогонщика.

С 29-летним Йосом Ван Эмденом она встречается с августа 2012-го, и за эти два неполных года натерпелась всякого.

В его профессии мало романтики и много суматохи. Вся жизнь в дороге: до февраля сплошные сборы, потом – следите за руками – Катар, Оман, недельная "Париж-Ницца", калейдоскоп однодневных гонок по всей Европе, подготовка к "Джиро д'Италия", а затем и само трехнедельное испытание их чувств на прочность.

Гонщики уходят на три недели в горы не для того, чтоб любоваться пейзажами. Их кусок хлеба – это четыре, а чаще пять часов в седле, в страшную жару или ледяной ветер. Как повезет. Тесная кабинка душа в командном автобусе, который бросает на серпантине из стороны в сторону. Суетливый массаж, ужин по свистку, короткий кофе-брейк у барной стойки очередного паршивого отеля. Доведенный до автоматизма разбор чемодана, который с утра снова собирать, да поиски вайфая пошустрее, чтобы вывести в скайпе на весь экран любимое лицо: "Привет, сегодня дождь и скверно. А мы не виделись, наверно, сто лет…"

Вся жизнь велокоманды, от главного спортивного директора до последнего механика, на такой гонке подчинена единственной цели: защите интересов лидера. Но он, лидер-капитан, всего один. Куда больше таких, как Ван Эмден.

Мечтам о лидерстве Йоса воспротивилась сама природа, наделившая голландца 186 сантиметра роста. Убежать самому в отрыв, дохрипеть до финиша, потолкаться там с другими “охотниками за этапами” – это его. Но забираться в гору на одной передаче с малышом-горняком, полцентнера в мокром пальто, гордому обладателю 80 кг живого веса не вариант. Удел таких – стать тихим незаметным героем со вздувшимися жилами.

Трехнедельные гонки предъявляют к грегари нехитрые требования: иметь каменную задницу и уметь прятать в ней собственное эго. Не пищать, не скулить, не жаловаться, закрывая лидера своим телом от встречно-бокового ветра на широкой дороге.

Хороший грегари везет в своей голове калькулятор, чтобы в мгновение броситься за отъезжающей в отрыв группой, если в ней кто-либо представляет опасность для лидера. Если доведется, грегари отдаст тому, попавшему в завал, последнюю рубашку – шлем, седло, колесо, сам велосипед.

Он будет, как горбун из Нотр-Дам, заталкивать бачки с водой под майку и путаться под колесами пелотона, чтобы облегчить страдания лидера, у которого в горе от обезвоживания язык прилип к гортани. Командной машине сопровождения – “техничке” – он соврет, что взял банку “кока-колы” “для себя”, а на самом деле отдаст ее лидеру. Тому ведь очень хочется, хотя тренеры строго-настрого…

Он получит под дых от соперников, но схватит на питательном пункте мешок с едой. Для лидера. А когда спортивный директор за рулем визжащей на поворотах машины не расслышит голос капитана в рации, жди беды.

– Сладкое привез?

– А? Чего?

– Пошел отсюда…

Ревность итальянской гонки, которую воспринимают младшим братом “Тур де Франс”, привела к беспрецедентно тяжелым маршрутам с вертикальными спусками и подъемами. За амбиции организаторов платят своим здоровьем гонщики, вертясь на адской сковородке Доломитовых Альп.

Ван Эмден прекрасно знал, что его ждет. То была четвертая “Джиро“ в его карьере, и что такое обслуживать лидера, рассказывать ему не надо. В свой дебютный год, в 2009-м, он был в составе “Рабобанка” во главе с Денисом Меньшовым. Денис в итоге победно пил шампанское возле римского Колизея, а Йос щурился рядом, радуясь, что все, наконец, позади.

Эта “Джиро” тоже складывалась трудно. Кровь, завалы, переломы, снег в палец толщиной на перевале Стельвио. К последней неделе Ван Эмден держался в седле на честном слове Кимберли.

Она пообещала, что приедет и будет смотреть гонку живьем. Выжатый, как лимон, ради нее он бросался в отрывы. Один такой уехал от пелотона на 15 минут. Это был реальный шанс взять этап. Он очень хотел это сделать. Но повезло другому.

К последней, совершенно издевательской 27-километровой разделке почти все время в гору Йос был уже “готов”. В общем зачете он отставал от лидера более чем на три часа.

Зато он знал другое: его Кимберли будет стоять где-то посреди дистанции. И потому стонал в ту гору из последних сил. А увидев ее на обочине, остановился. Вылез из седла, достал из “технички” заготовленный букет цветов, встал на одно колено и попросил ее стать его женой.

Немая сцена на глазах у изумленных зрителей. Йос же сел на велосипед и поехал делать свою работу. И финишировал. Сто двадцатым, кажется. Какая, впрочем, разница?

Ведь она успела шепнуть ему: “Да”.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир