00:11 29 января 2013 | Велоспорт — Велошоссе

Разоблачителю Армстронга угрожали смертью

Глава Антидопингового агентства США (USADA) Трэвис Тайгарт. Фото AFP
Глава Антидопингового агентства США (USADA) Трэвис Тайгарт. Фото AFP

Вчера в "деле Лэнса Армстронга" произошел новый - и довольно неожиданный - поворот. Глава Антидопингового агентства США (USADA) Трэвис Тайгарт, разоблачивший 7-кратного победителя "Тур де Франс", обратился в ФБР по поводу угроз, поступивших в его адрес.

Рано утром по московскому времени в эфир на канале CBS вышло подробное интервью Тайгарта. Разговор был построен вокруг признаний Армстронга в употреблении допинга, которые он сделал на прошлой неделе. Тайгарт прямо заявил, что не верит во многое из того, что Армстронг рассказал Опре Уинфри.

- В своем интервью Армстронг описал употребление допинга, как рутинную часть тренировочного процесса. Он сказал, что допинг был чем-то вроде "воздуха в шинах велосипедов и воды в бутылках". Что вы думаете об этом? - обратился к Тайгарту звездный ведущий CBS Скотт Пелли.

- Думаю, это не более чем трусливое обоснование его решения дурачить миллионы людей. Когда Армстронг сказал, что полез в словарь, чтобы найти точное определение слову "обман", это прозвучало просто невероятно! Зайдите в любой американский детский сад, где малыши играют в кошки-мышки, и каждый из них вам скажет, что обман - это игра не по правилам. Ни одному настоящему спортсмену не нужно лезть для этого в словарь.

- Позиция Лэнса строится на том, что в велоспорте тех лет допинг был одним из правил игры. И что сам он не выходил за рамки этих правил.

- Это неправда. Даже если предположить, что у всех остальных спортсменов был доступ к допингу, Армстронг играл совершенно по иным правилам. Он располагал полной информацией о том, как работала система допинг-контроля и какие именно тесты в то время производились.

- Вы верите заявлению Армстронга, что он не употреблял допинг, когда вернулся в спорт в 2009-2010 годах?

- Это противоречит фактам. А они очень просты. Эксперты-гематологи, изучавшие показатели его крови в 2009 и 2010 годах, дают один шанс из миллиона на то, что колебания в его гематологическом профиле тех лет вызваны не употреблением допинга, а какими-то иными причинами. Повторяю, один шанс из миллиона.

- Но зачем ему лгать в этом вопросе, если он уже признался в употреблении допинга?

- Думаю, ответ следует искать в области уголовного права. Закон гласит, что срок давности уголовных дел по обвинению в мошенничестве составляет пять лет. То есть уже истек для 2005 года, когда, по словам Армстронга, он последний раз принимал допинг. При том что факт применения запрещенных препаратов в 2010 году грозит ему вполне реальным уголовным преследованием.

В своем интервью Армстронг заявил, что хотел бы добиться отмены пожизненной дисквалификации, наложенной на него USADA. Ключи от кандалов, в которые оказался закован гонщик, находятся в кармане Тайгарта, однако тот не спешит их доставать.

- Если вы транспортируете, распространяете, храните и используете запрещенные субстанции, а затем тщательно это скрываете, отказываясь раскрыть всю схему, тогда пожизненная дисквалификация является для вас самым справедливым наказанием, - считает президент USADA. - Самое мягкое, на что в принципе может рассчитывать Армстронг, - это 8-летнее отлучение от спорта.

По словам Тайгарта, он лично встретился с Армстронгом, поставив перед ним условие отмены пожизненной дисквалификации - до 6 февраля дать подробные показания, в которых изложить свою историю употребления допинга с именами и конкретными фактами.

Но, как на днях стало известно, это предложение Армстронг отклонил. Если он и решится давать показания, то склонен говорить с Международным союзом велосипедистов (UCI). Тайгарт видит здесь конкретную подоплеку.

- В своем интервью он очевидно выгораживал UCI, - считает Тайгарт. - По нашей информации, вовлеченность союза велосипедистов в дела Армстронга была куда глубже, чем он сейчас пытается представить.

По словам главы USADA, в 2001 году именно UCI организовал Армстронгу и генеральному менеджеру команды US Postal Йохану Брунелю конфиденциальную встречу с главой швейцарской антидопинговой лаборатории Марселем Сожи, на которой обсуждалась "подозрительная" допинг-проба гонщика с "Тура Швейцарии" того года. Сожи подтвердил Тайгарту: в 2001 году он объяснял Армстронгу и Брунелю, как именно работает тест на эритропоэтин (EPO), только-только внедренный в профессиональном спорте.

- Армстронг сделал щедрое пожертвование в адрес UCI в размере 100 тысяч долларов. По вашему мнению, это была попытка повлиять на федерацию? - спросил Тайгарта ведущий.

- Я этого не знаю. Но очевидно, что это был совершенно неприемлемый жест. Налицо чистой воды конфликт интересов.

Армстронг категорически опровергает заявление о том, что он предпринял попытку пожертвовать деньги и в пользу USADA. Тайгарт стоит на своем.

- Мне позвонил один из ближайших помощников Армстронга и предложил деньги, - заявил он.

- Вы сами говорили с ним по телефону?

- Да.

- Что дословно сказал представитель Армстронга?

- "Лэнс хочет сделать пожертвование в пользу USADA".

- Считаете, не может быть никакого недопонимания относительно истинной цели звонка?

- Никакого.

В 1000-страничном досье, что было собрано сотрудниками USADA на Армстронга, немало места уделено угрозам, исходившим в адрес его бывших одноклубников, которые решились дать свидетельские показания. Имена некоторых из них - Тайлер Хэмилтон, Ливай Лайфаймер, Кристиан Вандевельде - хорошо известны тем, кто следил за велоспортом в последние годы.

Самому Тайгарту также пришлось столкнуться с вполне конкретными угрозами в тот момент, когда его организация начала преследование Армстронга.

- В каком виде поступали угрозы?

- По электронной почте и в обычных письмах.

- Анонимные?

- Да.

- Можете вспомнить строчку хотя бы одного такого письма?

- Пожалуй, самое неприятное - что у меня в голове окажется пуля.

- И вы восприняли это серьезно?

- Абсолютно. Я связался с ФБР, чтобы они провели расследование. Чем там сейчас и занимаются.

В своем интервью Опре Уинфри Армстронг, порой вопреки протестам ведущей, пытался представить дело так: он, мол, не имел никакого отношения к тому, что в US Postal массово употребляли допинг.

- Он был босс, - отреагировал Тайгарт. - Вокруг него строилась вся конспирация, весь этот грабеж. А как еще назвать обман миллионов болельщиков, сотен соперников и, наконец, американских налогоплательщиков, на чьи средства столько лет существовала команда US Postal? Армстронг предпринял все усилия, чтобы внутри команды продолжала действовать омерта - негласный закон молчания. Я умышленно употребляю слово "омерта", которым пользовалась мафия.

Что если бы Армстронгу удалось избежать разоблачения? Что это означало бы для профессионального спорта? На эти вопросы у Тайгарта давно готовы вполне конкретные ответы.

- Эффект мог быть колоссальным, - считает он. - Потому что спортсмены поняли бы: кое-кто слишком велик, чтобы быть пойманным.

- Как они могли бы это интерпретировать?

- Обманывайте сколько угодно и кого угодно на пути к вашей цели.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...