Коронавирус у российских велогонщиков пока не подтвержден. Но они в больнице

4 марта 2020, 12:15

Статья опубликована в газете под заголовком: «Россияне под подозрением в коронавирусе»

№ 8149, от 05.03.2020

Российскую команду долгое время держали в отеле из-за подозрения на короновирус. Фото Instagram
Остальных представителей команды «Газпром-Русвело» почти неделю не выпускают из отеля в ОАЭ из-за карантина и не дают тренироваться.

Наши спортсмены принимали участие в многодневной гонке «Тур ОАЭ». Однако за несколько этапов до финиша она была отменена, так как у двоих итальянских велосипедистов диагностировали коронавирус. После этого большей части иностранных спортсменов и персонала разрешили покинуть страну и вернуться домой. Однако гонщики российской «Газпром-Русвело», а также представители двух французских команд, остаются на карантине на четвертом этаже отеля. Накануне местные власти забрали в госпиталь двоих россиян — по сообщениям Telegram-канала Baza, речь идет о гонщике Игоре Боеве и механике Дмитрие Филипповиче. Старший советник посольства России в ОАЭ Юрий Видакас подтвердил в интервью «РИА Новости», что у них диагностирован коронавирус.

500 человек общались и ели с одного шведского стола

— Пока мы не владеем информацией по результатам тестирования, — заявил в интервью «СЭ» пресс-атташе «Газпром-Русвело» Юрий Белезеко. — Мы находимся на связи с ребятами, которых забрали в госпиталь, и сейчас у них на руках нет ни одного документа по результатам тестов. На словах медсестра им сказала, что один из тестов был положительным и есть вероятность, что это коронавирус. Чтобы это выяснить, нужно пройти еще одно тестирование. Мы сейчас читаем в СМИ, что вирус подтвержден, но получается, что у ребят в госпитале нет на руках ни одного результата анализа. Может быть, мы неправы, но нам кажется, что в таких случаях нужно какое-то документальное подтверждение, и в первую очередь оно должно быть предоставлено самим людям, которые находятся в госпитале.

— Как они себя чувствуют? У них есть какие-то симптомы болезни?

- Мы накануне виделись, и самочувствие у них было абсолютно нормальное. Никаких симптомов.

— Что теперь будет с остальной командой? Вы же постоянно общались с теми, кого сейчас забрали в госпиталь.

— Общались, конечно, но далеко не только мы, а еще 500 человек, которые три дня назад благополучно покинули отель по решению местного Минздрава. Более того, мы знаем, что в госпитале сейчас находится представитель одной из команд, которая была освобождена и вылетела домой вместе с еще 16 командами. А ведь мы все питались в одном ресторане с одного шведского стола, часто общались, проводили вместе время. В пелотоне так принято, у нас у всех между собой дружеские отношения. В ночь с 27 на 28 февраля, когда мы приехали в этот отель в Абу-Даби, прошла первая тревога. Почти у всех за ночь взяли пробы, закрыли отель для посетителей. Потом поняли, что нужно еще закрыть бассейн на крыше и общие зоны. И в последнюю очередь закрыли ресторан со шведским столом. Потом на нашем четвертом этаже у кого-то поднялась высокая температура, непонятно в связи с каким заболеванием, и этаж закрыли. И вот мы тут сидим, вместе с еще двумя французскими командами и несчастными туристами. Их тут осталось человек семь: семья из Германии плюс две девушки из Кореи.

— Французы жалуются на условия проживания: мол, в номерах уже неделю не убирают, кормят непонятно чем...

— Все нормально. Я сочувствую сотрудникам отеля, которые здесь заперты точно так же, как мы. Убирают в номере по запросу, всегда можно позвонить на ресепшн и попросить полотенца или еще что-то. Еду приносят в пакетах, перед каждым номером установили специальный столик, где ее оставляют. При этом не скажу, что мы совсем не контактируем с работниками отеля. Когда выходим, они здороваются. Некоторые в масках, некоторые нет — по какому принципу, я не понял. К качеству питания у нас вопросов нет, волнует только, что гонщики, сидя вот так неделю в отеле, теряют форму...

— Как вы решаете эту проблему?

— Приседания, отжимания и планка — этого, конечно, недостаточно для профессионального спортсмена. Первые дни карантина в отеле был открыт тренажерный зал. Там стояла огромная очередь к штанге, так как это был единственный доступный способ для велосипедистов, чтобы, как говорят, не «потерять ногу». Но потом зал закрыли, и сейчас мы не можем спуститься даже на ресепшн.

Утром перед госпитализацией нас уже хотели отпустить домой

— Что за шпионская история, которую вы выложили в Instagram — когда люди в костюмах и масках приходят за двумя гонщиками команды?

Велокоманда «Газпром-РусВело» шестой день удерживается в отеле в ОАЭ ? Российская велокоманда «Газпром-РусВело» шестой день остается заблокированной в одном из отелей Абу-Даби после отмены двух этапов многодневной гонки «Тур ОАЭ» в связи с распространением коронавируса. ? Сотрудники и члены команды дважды прошли медицинские тестирования на наличие коронавируса. Результаты тестов — отрицательные. Несмотря на это, местные власти продолжают удерживать российскую команду без объяснения причин. Она остается изолированной на четвёртом этаже отеля вместе с двумя командами из Франции. ? Важно отметить, что более 500 человек из числа участников и организаторов гонки контактировали на протяжении пяти дней. Но в течение первых дней изоляции из отеля были освобождены 16 команд-участниц гонки и сотрудников мероприятия. ? На видео зафиксирована очередная попытка забрать одного из россиян в госпиталь якобы для проведения дополнительного обследования. При этом медицинские сотрудники и представители власти не предоставили официальные документы. ? Руководство команды «Газпром-РусВело» просит Международный союз велосипедистов (UCI), министерства иностранных дел России и других стран, граждане которых удерживаются в отеле, принять меры для разрешения ситуации. ? ? #GazpromRusVelo #велоспорт #болеемзанаших #UAE #covid19 #coronavirus #мид #коронавирус #новостиспорта #министерствоиностранныхдел @mid.rus #cycling #ciclismo #uci @uci_cycling @russianemirates

Публикация от Gazprom — RusVelo Cycling Team (@rusvelocycling)

— Это были сотрудники местной «Скорой», с которыми у нас получился занимательный диалог. Представьте: они звонят в дверь, я вижу в глазок человека в таком вот костюме. Я открыл, они спросили, как найти нужных им людей. Постучали к ним и предложили проследовать в госпиталь, чтобы провести третье тестирование. Мы попросили показать хоть какие-то документы, представиться. Я пытался объяснить по-хорошему: мол, представьте себя на нашем месте. Вы бы пошли куда-то, если бы за вами просто пришел человек в таком костюме? Они вроде бы все поняли, ушли, и вернулись через два часа с электронной табличкой Excel. Там был напечатан весь список команды, и две фамилии выделены маркером. В принципе, так маркером можно было выделить кого угодно. Но потом нам позвонили из посольства и попросили следовать указаниям местного Минздрава. После чего мы поняли, что находимся в безопасности, и наши сотрудники отправились в госпиталь.

— У вас есть понимание, сколько еще вы будете оставаться на карантине?

— Я услышал по российскому телевидению, что от шести до десяти дней. Но тут информация меняется буквально каждый час. Было бы гораздо легче морально, если бы у нас была хоть какая-то конкретика. А так, получается, что буквально утром перед тем, как двоих наших людей забрали в госпиталь, нам сказали, что можно спускаться вниз и паковать велосипеды. У механиков даже попросили паспорта, отсканировали их, но в последний момент все-таки сказали: «Сори, ребят, оставайтесь в отеле».

— Кто, кстати, оплачивает ваше пребывание?

— Организаторы многодневки. В принципе, так всегда бывает на гонках высшей категории. Тут теряем не мы, а скорее отель — ведь всех туристов вывезли, все заведения закрыли. А отель огромный, находится на острове, где проходит «Формула-1», и вмещает, наверное, несколько тысяч человек. Наверняка они несут огромные убытки.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
5
Офсайд
Предыдущая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир