00:00 15 сентября | Хроника
Газета № 7735, 15.09.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Михаил Дегтярев: "Допинговый скандал принес пользу российскому спорту"»

Михаил Дегтярев: "Мы даем гражданство Сигалу и Монсону, так почему его не дать украинским спортсменам?"

Михаил Дегтярев. Стивен Сигал. Фото Дарья Исаева, "СЭ" Михаил Дегтярев. Фото Анна Бобкова Михаил Дегтярев. Фото Анна Бобкова
Михаил Дегтярев.

Председатель комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи в интервью "СЭ" прокомментировал последние допинговые скандалы в российском спорте.

Андрей Сизякин с Охотного Ряда

Усманов – пример и гарант

– Для вас фехтование – близкий вид спорта. Как вам выступление россиян на последнем чемпионате мира?

– Все хорошо. Да, в общекомандном зачете было не то, к чему мы привыкли, но, думаю, сказалось континентальное первенство, где мы были номером один. Может быть, спортсменам не хватило сил, а тренеры не попали с пиком формы. Зато на самом сильном с точки зрения фехтования турнире Россия выкосила всех. Сейчас не время скатываться в критику. Нужно поддержать команду, которая в предстоящем сезоне будет добывать олимпийские лицензии. Будем болеть за наших.

– Нет переживаний, что судьи из-за нездоровой атмосферы вокруг нашего спорта будут трактовать решения не в нашу пользу?

– Стоит понимать, что фехтование – это три разных вида спорта. В шпаге, например, судья практически не играет роли. А в рапире и сабле роль рефери более значима, но если ты сильнее на голову, то арбитр не сможет ничего сделать.

Если возвращаться к вашему вопросу, то переживаний у меня нет по одной простой причине – в Международной федерации (FIE) выстроена очень четкая и грамотная система управления, это пример для многих других организаций. Что я подразумеваю под грамотной системой? Это, безусловно, независимость судейского корпуса.

– Это заслуга главы FIE Алишера Усманова?

– Конечно. Я, как болельщик и специалист, могу сказать, что при Алишере Бурхановиче фехтование в мире обрело совсем другой вес. Предприняты огромные усилия, чтобы фехтование стало более зрелищным – это и реформа правил, и контракты с крупнейшими телекомпаниями мира. Интерес к этому виду спорта растет. Да и наличие во главе организации такого мощного руководителя – сигнал всему миру, что вакханалии, как в других мировых федерациях, допущено не будет.

О многом говорит и его открытое письмо главе МОК Томасу Баху. Им он показал свой стержень и послал четкий сигнал определенным функционерам – бардака в фехтовании он не допустит, дискриминации или преференций по национальному признаку не будет.

Еще один важный момент. Благодаря усилиям Усманова фехтование стало более медалеемким видом спорта (в Токио-2020 будет разыграно 12 комплектов медалей – шесть личных и шесть командных. – Прим. "СЭ").

Михаил Дегтярев.
Михаил Дегтярев.

Денег в спорте меньше не стало

– При этом Усманов продал акции "Арсенала", поговаривают, что и Роман Абрамович может продать "Челси". Это не предвестник бури, на ваш взгляд?

– Это абсолютно правильный курс. Не знаете, что делать с деньгами? Слушайте Президента. Он провозгласил курс 10 лет назад на конференции в Мюнхене. Сегодня видны положительные сдвиги – крупные бизнесмены возвращают капиталы в Россию. Выиграют от этого все, в том числе и спорт. Капитал все-таки – это же не куча золота, а инвестиции.

– А как тогда можно охарактеризовать уменьшение количества денег в профессиональном спорте, о чем говорят сами атлеты?

– Я не согласен, что денег становится меньше. Мы принимаем бюджет и видим все строчки расходов. При профиците всегда ощутимо добавляют на спорт, так было и в этом году, когда мы пересматривали бюджет. Да, если начертить график, то может показаться, что кривая идет вниз, но это, в первую очередь, связано с капитальными вложениями под ЧМ-2018. Денег в наших командах не стало меньше – они обеспечены. А если говорить о детско-юношеском спорте, то мы видим постепенный рост. Он медленный, не такой значительный, как всем бы хотелось, но он есть. То же самое касается и массового спорта.

Сейчас в правительстве совместно с администрацией Президента идет работа по защите новых национальных проектов. Минспорта в этом направлении провел большую работу. Не буду пока называть цифру, но скажу, что несколько десятков миллиардов рублей будут выделены на развитие физической культуры – то есть здоровье нации. Это именно то, о чем мы говорили на комитете по спорту и призывали чиновников.

– Есть у вас понимание, когда все эти инвестиции дадут результат и появится новое поколение спортсменов, которых не будут подозревать в употреблении запрещенных веществ?

– На мой взгляд, весь этот допинговый скандал пошел отечественному спорту на пользу. В чем? В вопросе культуры и отношения к допингу. Очевидно, что к 2018 году мы серьезно сдвинулись в этом вопросе. Во многих федерациях, командах, клубах этой теме стали уделять значительно больше внимания. С приходом на пост главы ОКР Станислава Позднякова усилилась методическая работа в этом направлении. Результаты осязаемы, их можно увидеть.

Поэтому я и говорю о пользе. Нам не нужно смотреть на Запад и повторять: "Все едят допинг". Сейчас наши чиновники и спортсмены уже не мыслят такими категориями, не поднимаются они и в медиа, и в головах граждан. Это большое достижение. Потому что в начале пути был главный контраргумент: "Все едят…" На самом деле то, что было, – это чудовищно. И сейчас взят курс на нулевую терпимость к допингу: попался – свободен, не должно быть никаких послаблений.

– Как быть с призовыми, уже полученными от регионов и государства?

– Лишать.

– Справедливо ли, что могут наказать врача команды или тренера, а спортсмен остается весь в белом?

– Конечно, несправедливо. Спортсмен – это ответственный потребитель. Сейчас все атлеты умные и уже нельзя сказать, что кто-то тебе принес таблеточку на блюдечке.

– Тренеров у нас могут и по уголовному кодексу привлечь. Спортсмены должны нести соизмеримые наказания?

– Тренерам ответственность установлена за склонение к употреблению допинга, а не просто так. Наказания атлетам должны быть.

Михаил Дегтярев. Фото Анна Бобкова
Михаил Дегтярев. Фото Анна Бобкова

Признание доклада Макларена ничего не изменит

– Глава РУСАДА Юрий Ганус недавно призвал признать доклад Макларена о системе допинга в нашем спорте. Это вообще нормально?

– Во-первых, нельзя признать того, чего нет. А во-вторых, даже если что-то признать, то это ничего не изменит. И в этом господин Ганус сильно заблуждается. Наших спортсменов продолжат так же кошмарить. Нужно правильно понимать природу всей этой ситуации, а она лежит в плоскости недобросовестной конкуренции. Точно такая же история с санкциями и против России, и против тех, кто с нами работает. К сожалению, американцы и их союзники освоили этот метод и им руководствуются. Теперь и в спорте…

Второй момент – пробы. Устали это уже повторять, но нет доверия Западу, чтобы их отдать, поэтому они хранятся в Следственном комитете. Представьте, если бы мы сейчас попросили пробы, которые хранятся в ФБР США, нам бы их дали?

Мое мнение: нужно двигаться по той дорожной карте, которая уже есть. Есть и успехи в этом – тот же Ганус заявил, что порядка 70% проб уже берут наши специалисты. Важно сохранить движение в этом направлении и показывать, что мы заинтересованы в восстановлении лаборатории. А историю с признанием доклада и проб нужно отбивать в том числе и в судах. Уже и сам Родченков на слушаниях в МОК дезавуировал свои показания. То есть нужно всех информаторов Макларена привлекать к большому количеству выступлений. Чтобы они выступали под присягой. За ее нарушение предусмотрено уголовное наказание – и в Канаде, и в США, и в Европе. Три-четыре таких суда, и дело рассыплется. А следом и ВАДА будет вынуждена снять пункт дорожной карты, в котором от нас требуют признать доклад.

– Ганус допустил закрытие РУСАДА. Верите в такой исход?

– Не думаю, что это возможно. Мой прогноз: РУСАДА будет работать и ждать своей аккредитации. И вообще у меня сложилось впечатление, что он погорячился во многих своих оценках. Возможно, сказывается большое количество общения с представителями ВАДА, под чье влияние он и попал.

– Глава правительства Дмитрий Медведев сказал, что "санкции в отношении России – это надолго". В спорте такая же ситуация?

– В спорте все-таки все немного проще, потому что есть несколько центров влияния – МОК, ВАДА, федерации по видам спорта. Многие из последних имеют собственное мнение – они согласились с выводами ВАДА, но требуют доказательств. Да и МОК больше не принимает голословных обвинений. И с МОК должно быть проще, эта организация серьезно заинтересована в честной борьбе и уже восстановила ОКР. В политике же все иначе.

– Михаил Прохоров обещал засудить Родченкова, но…

– Прохоров и "Е-мобили" всей стране обещал. И где они? Вот вам и ответ. Если Михаил Дмитриевич ведет эту работу, то честь ему и хвала, но хотелось бы больше информации.

Драчев со всем справится

– Удивлены очередным допинговым скандалом в биатлоне, который всплыл накануне выборов главы Международного союза?

– Нет. Здесь можно провести параллель с поведением Соединенных Штатов, которые запугивают наших контрагентов. Так и в биатлоне все всплыло, чтобы вдруг наших представителей не выбрали на руководящие должности. Но нам ни в коем случае нельзя сознаваться в том, чего мы не делали. То, что кто-то ел допинг, а негодяй Родченков подменял за деньги пробы, всем понятно. Принципиальный момент в том, что он действовал на свой страх и риск на нашей территории. Мы не можем коллективно отвечать за действия одного человека, которого сама же ВАДА и рекомендовала нам.

– Как относитесь к тому, что глава СБР Владимир Драчев готов согласиться со всем, лишь бы союз восстановили в правах?

– Я Владимира Драчева знаю давно. Очень уважаю его и как политика, и как руководителя. Нужно глубоко изучать этот кейс, чтобы понять, какие у него мотивы. Он наверняка знает то, чего не знаем мы. Сейчас давайте подождем результат его работы – он новый руководитель, ему нужно время. Нам нужно верить ему, уважать и ни в коем случае не давить. Российский биатлон за последние 10 лет пережил уже столько… Очень хочется, чтобы у Драчева все получилось.

Чемпионат мира дал прививку от русофобии

– Как оцениваете прошедший ЧМ по футболу?

– Все прошло отлично.

– Тот факт, что в финале на поле выбежали Pussy Riot, не испортило впечатления?

– Да нет, конечно. Вот что и кому они доказали? Они показали только собственную дурость. Худшую акцию сложно придумать. Вот к чему они привлекли внимание?

– Даже на Западе за это не уцепились, это больше всего удивило.

– Потому что это дурь. Спортивное мероприятие, которое смотрят миллиарды людей, попробовать испортить такой мелкокалиберной выходкой. Мне кажется, что этой акцией они в очередной раз нанесли удар по уличной оппозиции, которая не способна вырабатывать смыслы.

– На ваш взгляд, принес ли чемпионат мира по футболу политическую выгоду России?

– Безусловно, принес. Были важные контакты на разных уровнях. Но еще не менее важный момент – ЧМ открыл миру российскую глубинку. Мы ожидаем рост туристического потока. Именно в регионах. Там мы ожидаем сотни тысяч иностранцев. Но главный, на мой взгляд, итог – весь мир получил прививку от русофобии. Насколько она сильная – покажет время. Примечательно, что Россию увидели даже не через мировые СМИ, а через социальные сети. Люди увидели настоящую, красивую, уютную, гостеприимную, сильную страну, где живут нормальные европейские люди.

Если возвращаться к политическим дивидендам, то это к Президенту страны, это его повестка. Но, на взгляд со стороны, в Россию приезжали многие политические деятели со всего мира, . Конечно, встречи с ними всегда приносят пользу. Кажется, Владимир Владимирович великолепно воспользовался этой возможностью.

– История с вручением футболистам звания ЗМС получила широкий резонанс среди спортсменов. Нет ли смысла прописать, за какие заслуги вручаются такие регалии?

– Дополнительного ничего не надо, в положении четко сказано, что в порядке исключения министр может вручить звания за определенные заслуги. Является ли выход футболистов в четвертьфинал исключительной заслугой? На мой взгляд – является. Я в этом вопросе министра поддержал. Другой вопрос, если кому-то не присвоили ЗМС по каким-то непонятным причинам, хотя они полностью соответствовали положению, как, например, волейболисткам, то надо просто исправить эту ошибку. Екатерина Гамова правильно сделала, что подняла этот вопрос, можно сейчас в порядке исключения присвоить этим девчонкам звания ЗМС – это будет справедливо. Но осуждать министра за то, что он наградил сборную, которая принесла столько положительных эмоций миллионам наших болельщиков, не стоит.

Есть спрос на внутренний туризм, но не все гладко

– Вы сказали о туризме в регионах. Не считаете, что внутренний туризм дороговат для россиян?

– Конечно, это нас смущает. Но еще более важный вопрос – отсутствие туристической администрации в стране. Тяжело поднимать этот вопрос. Например, Ростуризм имеет ограниченные функции, Минкульт – это все-таки больше про культуру и историю, а вот туристическая администрация в экономическом смысле – к сожалению, отсутствует.

– Как это исправить?

– Здесь нужна очень серьезная лоббистская работа, в том числе по развитию внутренних авиаперевозок. Я понимаю, что у Минтранса и Росавиации и так хватает задач. Нужна протекция и санаторно-курортному сектору, и регионам.

– И кто всем этим должен заняться?

– На мой взгляд, в правительстве необходимо создать Министерство туризма – как экономическое ведомство с широкими полномочиями – и в сфере чартерных перевозок, и сфере соцподдержки, и в сфере пространственного развития. Потому что туристические маршруты – это инфраструктура. На мой взгляд, мы к этому придем. А въездной туризм… Президент нас ориентировал на несырьевой экспорт в размере 100 миллиардов долларов в год. Это про въездной турим. Однако пока об этом на высшем уровне не говорят мало.

В свете принятой новой концепции ФЦП стратегия развития внутреннего и въездного туризма, принятая правительством, нуждается в своем развитии. В общем, есть чем заниматься в управлении отраслью.

– Футбольный чемпионат мира изменил Москву?

– Москва очень сильно изменилась, но в основном, конечно, в центре. Кроме того, в Москве ощущается перекос в сторону дорогих гостиниц, среднего сегмента мало. В этом направлении надо работать.

– Эти гостиницы будут пользоваться спросом?

– Будут, не сомневайтесь. Но наибольший спрос сегодня на трехзвездочные отели – то есть средний уровень. Здесь очень кстати будет наш закон о классификации гостиниц. С первого января начнется единообразная классификация всех отелей. По всей России будут действовать единый стандарт, это наша заслуга, мы этот закон пробивали 15 лет.

С 1 января будут классифицированы все гостиницы более 50 номеров, с 1 января 2020 – более 15, а с 2021 – все. Единый уровень сервиса приведет к росту качества и снижению цены. Раньше стандарты определяли регионы, и на качестве, к сожалению, это сказывалось не очень хорошо. С нового года эти полномочия получит Министерство культуры, ему поручено создать соответствующие органы, которые будут проверять уровень сервиса, привести новые правила оказания гостиничных услуг в соответствии с мировыми стандартами.

Стивен Сигал. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Стивен Сигал. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Дали гражданство Комаровой, кто от этого проиграл?

– Нельзя не спросить про Украину. Там продолжают кошмарить спортсменов и вынуждают их отказываться от участия в соревнованиях, проводимых в России. Как смотрите на то, чтобы начать давать спортивное гражданство украинским спортсменам?

– Если вспомните, то я через "СЭ" был одним из первых, кто это предложил. Мы же даем гражданство американцам – Джеффу Монсону, Рою Джонсу, Стивену Сигалу. Почему тогда не дать русским людям с Украины? Не вижу никаких сложностей, если есть запросы, то их можно и нужно удовлетворять.

– А возможно это как-то на законодательном уровне упростить?

– Нет, это только в индивидуальном порядке. Возьмем шпажистку Алену Комарову, я помогал ей делать гражданство. У нее было украинское и израильское гражданства, родители приняли решение переехать в Россию. Я сделал то, что должен был – помог получить российское гражданство ей и всей ее семье. Разве мы от этого проиграли? Она выиграла все, что можно и на юниорских соревнованиях, и на молодежных, сейчас во взрослой сборной идет в десятке. А в итоге меня же и осудили, что я стал ее тренером.

– Как именно?

– Журналисты написали, что мне нельзя работать без тренерского образования, но я же только второй тренер, на общественных началах. Руковожу ее карьерой. Никаких нарушений.

– Министр спорта Украины Игорь Жданов, да и все спортивные функционеры отказываются поддерживать спортсменов, которые едут на соревнования в Россию. Стоит ли российским организаторам брать на себя какие-то затраты?

– Этот вопрос должен решаться на уровне организаторов. Будь я в оргкомитете, то поддерживал бы такое решение и брал бы расходы на себя. Участие сильнейших спортсменов всегда повышает зрелищность, конкуренцию, да и с общечеловеческой позиции – это правильно.

– А как оцениваете различные жесткие высказывания Жданова по отношению к России?

– Нужно быть выше этого, поддержать спортсменов, дать кому-то гражданство – вот это правильный путь. Нужно идти нормальной, спортивной дорогой.​

Газета № 7735, 15.09.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...