24 мая 2021, 00:10

Любит Чехова, признает величие киберспорта и болеет за Трусову. Непомнящий — идеальный претендент на шахматную корону

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Российский гроссмейстер дал большое интервью «СЭ».

Ян Непомнящий очень уверенно выиграл свой первый турнир претендентов и получил право сыграть с Магнусом Карлсеном в матче за мировую шахматную корону. В большом интервью «СЭ» 30-летний гроссмейстер рассказал о том, кто лучше всех из гроссмейстеров играет в футбол, объяснил, почему киберспорт станет популярнее шахмат, назвал самый большой гонорар в жизни, своих фаворитов в фигурном катании, а также вспомнил, как в детстве помогал маме проверять домашнее задание у школьников.

Обидно, что Тедеско не сможет показать себя со «Спартаком» в Лиге чемпионов

— «Спартак» обеспечил себе участие в квалификации Лиги чемпионов. Много нервов потеряли во время просмотра матча любимого клуба с «Ахматом»?

— Понятно, что к концу сезона все уже устали и играют не в лучший свой футбол, но главное, что пробились в квалификацию. Теперь важно, чтобы нам повезло с жеребьевкой, и потом, дай бог, пробьемся в основную сетку Лиги чемпионов.

— В одном из интервью вы говорили, что перестали огорчаться поражениям клуба при Олеге Кононове. Что скажете о работе Тедеско?

— Я с большим интересом воспринял его приглашение. Наши тренеры постоянно «тасуются», как колода карт. Кто остается без работы, идет экспертом, потом снова получает назначение. Такой вечный круговорот наших тренеров, переходящих из клуба в клуб. Возможно, «светлым пятном» можно назвать Слуцкого и Семака. Поэтому так хотелось посмотреть европейского тренера, поработавшего в топ-чемпионате. Тем более мы знаем бэкграунд Доменико. Учился с Нагельсманом, преодолел групповой раунд Лиги чемпионов с «Шальке»... Да и в «Спартаке» в принципе результат есть. Немного обидно, что Тедеско не сможет себя показать со «Спартаком» в Лиге чемпионов.

— Что думаете о его преемнике, которым, скорее всего, станет Руй Витория?

— Я не очень хорошо знаю, что это за тренер. Несколько сезонов отработал в «Бенфике», выиграл два чемпионства. В Лиге чемпионов клуб под его руководством не блистал. Посмотрим, как у него сложится в Москве.

— Вы нанесли символический удар на матче с «Химками». Приятный момент?

— Приятно, конечно. Это своего рода признание от одной из любимых спортивных команд, по крайней мере в России точно. Но очень важно было, чтобы «Спартак» выиграл. Принес удачу — это хорошо. А если бы наоборот и это был бы удар, например, перед матчем с «Уфой», то и не позвали бы в следующий раз.

10 мая. Москва. "Спартак" - "Химки"- 3:1. Ян Непомнящий наносит символический удар по мячу. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
10 мая. Москва. «Спартак» — «Химки» — 3:1. Ян Непомнящий наносит символический удар по мячу. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

— Знакомы ли вы со своим однофамильцем Валерием Непомнящим?

— То, что я с ним знаком, будет громко сказано, хотя у нас даже есть совместная фотография. Меня ему представили, по-моему, в 2016 году. Еще довольно давно была идея сыграть в шахматы в одной из редакций. Это было уже под Новый год, но у всех были свои планы. Да и не думаю, что ему было бы интересно, не такая уж и редкая фамилия. Да, я был доволен сделать фотографию и пообщаться: конечно же, это наш легендарный тренер.

— Еще вы болеете за «Барселону», а Магнус — за «Реал». На матче в Дубае будет эль-класико?

— Четыре-пять лет назад то же самое рассказывал Сергей Карякин. Можно посмотреть, какие клубы мы поддерживаем в НБА, НХЛ...

— Играли с Магнусом в футбол?

— Да.

— Кто круче всех играет из гроссмейстеров?

— Саша Мотылев. Раньше очень здорово, пластично играл Артем Тимофеев. Павел Трегубов приличный игрок. Из иностранцев — Салем, гроссмейстер из Эмиратов. Видно, что он много времени посвящает футболу, очень хорошо работает с мячом. Магнус сам по себе спортивный, выносливый, играет в силовой манере. Раньше был не вполне командным игроком, предпочитал обвести и забить, передачи отдавал неохотно. Не знаю, как сейчас. Давно не пересекался с ним на поле.

— А вы на какой позиции чаще всего выходите на поле?

— Обычно в полузащите, где-то с краю... Когда лень бегать, надеваю перчатки и встаю на ворота.

Видимо, меня сочли бесперспективным для «Вечернего Урганта»

— Вы подчеркивали, что не являетесь диким фанатом шахмат. При этом на турнире в Амстердаме рассказывали, что в день отдыха зашли на одну из игровых платформ с телефона под псевдонимом и обыграли американского гроссмейстера 10:0. То есть для вас шахматы — это не только работа?

— Важно понимать специфику: если это какой-то турнир перед выходным днем, то после неудачной партии хочется зайти поиграть в блиц, иногда просто хочется отыграться, иногда — просто подурачиться. Я не тот человек, который в свободный момент включит приложение и начнет «блицевать». Иногда для поддержания формы могу порешать задачки в течение дня — почему бы нет?

— У вас была идея сделать свое приложение в шахматах, как у Магнуса?

— Да, конечно. Но опять же, вспоминая классику — «Золотого теленка» Ильфа и Петрова, — можно отметить момент про стихотворение, приснившееся ночью, «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты...», после чего подумалось: «Какие я замечательные стихи написал!» А проснулся утром и вспомнил, что это уже написал до меня Пушкин... Какой удар со стороны классика! Здесь примерно так же. На самом деле много хороших идей уже задействовано. Можно просто сделать клон или то же самое, но лучше, интереснее, оригинальнее. Пока немного не до этого, но буду рассматривать.

— Ваш тренер сказал, что вы с каждым днем становитесь все лучше и лучше. Сами чувствуете это?

— Он очень добр... Сложно сказать, могу лишь отметить, что с каждым днем я становлюсь старше на день. Сейчас уже обыденность, что в тринадцать лет ты уже гроссмейстер, в шестнадцать — на пороге первой двадцатки. Магнус, Фируджа, Вэй И опередили все графики. У меня немного не так — скорее волнообразный рост: застой, сменяемый резким подъемом. За последние годы я стал больше работать над шахматами и над собой, что дает какой-то результат. Тренеру виднее, но тем не менее он очень добр в оценке.

Владимир Поткин и Ян Непомнящий. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Владимир Поткин и Ян Непомнящий. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

— Также Владимир Поткин сказал, что это будет самый зрелищный матч за всю историю. А какой ваш любимый матч за звание чемпиона мира?

— В детстве был Алехин — Капабланка, а вообще из матчей... Я их особенно друг с другом не сравнивал, не так часто они проходят, поэтому к ним приковано такое повышенное внимание. Я бы выделил поединок Карпов — Каспаров и все их противостояние. Или матч Спасский — Фишер. Из более «свежего», думаю, довольно интересным был матч Крамника с Топаловым в Элисте. Очень увлекательный матч, где было сыграно двенадцать ничьих, — Магнус играл с Фабиано. Двенадцать ничьих, конечно, немного вводят в заблуждение — некая статистическая аномалия.

— Самое неожиданное поздравление после турнира претендентов?

— Все были приятными. Турнир для меня в спортивном плане закончился за тур до конца, но я сначала очень долго готовился к последней партии, а потом очень долго расстраивался, когда ее проиграл. Всем отвечал спасибо, однако настроение было немного минорное. Прошло два-три дня, после которых как-то остановился — оглянулся.

— Получили телеграмму от президента? Может быть, Дмитрий Песков звонил?

— Да, Дмитрий Песков позвонил, поздравил меня и организаторов. Спасибо, тоже очень приятно.

— Не звали в «Вечерний Ургант»?

— Я там был один раз, сказал примерно пять слов, и, видимо, меня сочли бесперспективным для вечернего ток-шоу. Мне там задали вопрос из серии: «Нравится ли вам хорошо выглядеть?» Я сказал, что «рядом сидит Саша [Костенюк], спросите у нее, это по ее части». На том и порешили.

Ян Непомнящий и Александра Костенюк на передаче "Вечерний Ургант".
Ян Непомнящий и Александра Костенюк на передаче «Вечерний Ургант».

— В начале мая вы еще ходили на эфир с Дмитрием Губерниевым. Он считает себя лучшим спортивным интервьюером в стране. Почувствовали это?

— Не знаю, много сильных интервьюеров. К Губерниеву можно по-разному относиться, так как он ведет активную жизнь в социальных сетях. Иногда провоцирует, где-то у него звучат ура-патриотические заявления. Понятно, что он один из самых главных и крупных спортивных журналистов нашего времени. Эфир он, мне кажется, очень хорошо отработал. Главное — все быстро, четко, как в аптеке.

— Кто вам нравится из интервьюеров, не обязательно спортивных?

— Сложный вопрос. Возможно, Пивоваров. Я почти пообщался с ним, когда был выпуск «Редакции» про шахматы, но тогда как раз были протесты, и он был занят на других материалах. Смотрел какие-то выпуски Дудя, но не все темы мне интересны при всем уважении к Фейсу или Иван Гаю.

Каспаров входит в топ-3 моих любимых гроссмейстеров, он опередил свое время

— Гарри Каспаров похвалил вас за стабильность. Приятно слышать такие слова от него?

— От Гарри Кимовича — приятно. Он, как мне кажется, наоборот, все время ругал меня: то выиграл случайно, то повезло. Понятно, что критика небезосновательна, но относительно новое ощущение, что Гарри Кимович не обругал. Признателен ему за добрые слова.

— Он входит в топ-3 ваших любимых гроссмейстеров за все время?

— Хороший вопрос. В топ-3 «величайших» он точно входит. Фишер и Каспаров примерно поровну. Карлсен пока играет, так что мы не можем его оценивать, хотя его величие будет где-то неподалеку. В топ-3 любимых, наверное, тоже входит. Очень важно, чтобы шахматист, особенно чемпион мира, мог опередить свое время. Фишеру это удавалось. Каспарову, несомненно, тоже.

Гарри Каспаров. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Гарри Каспаров. Фото Александр Федоров, «СЭ»

— Гарри Каспаров помогал Магнусу. Вы бы хотели поработать с ним?

— Конечно, это было бы интересно. Однажды я слышал его онлайн-лекцию — очень познавательно. Хотя это было недавно, но тем не менее. О каких-то неочевидных для меня вещах он говорит как об аксиомах. Интересная точка зрения человека, к которому стоит прислушиваться.

— Вы обыгрывали Гарри Кимовича в блиц. С кем из корифеев прошлого хотели бы сыграть или пообщаться?

— Да почти со всеми. Многие из чемпионов мира очень интересны. Многие из тех, кто не стал ими, — это люди, внесшие большой вклад в историю, теорию шахмат. Чем шахматист гениальнее — тем он интереснее, тем сложнее его жизнь и судьба.

— Кто лучший шахматист всех времен, так и не ставший чемпионом мира? Нимцович, Корчной, Керес, Бронштейн?

— Керес не играл матч на первенство мира, но он сильно недооценен. Бронштейн был буквально в одной-двух партиях от выигрыша матча у Ботвинника. Виктор Львович Корчной с большой вероятностью любого другого соперника смог бы обыграть, но Карпов в расцвете сил был слишком могучей силой. Я пару лет назад играл с Анатолием Евгеньевичем в блиц: он по-прежнему потрясающе сильный шахматист. В каких-то позициях действует, как игрок с рейтингом 2800.

— С Виктором Корчным удавалось сыграть?

— Насколько я помню — нет. На турнире в Нидерландах перекинулись в ресторане парой слов о партии. Было очень приятно.

10-15-летние подростки, когда будут делать выбор, вряд ли остановятся на шахматах

— Вы постоянно играете с термосом. Там какой-то особый чай?

— Не сказал бы. Последний раз был пуэр. Он чуть более питателен, чем обычный чай. В целом я довольно часто приношу с собой термос. Кто-то приходит с пакетом еды и постоянно им шуршит. У Владимира Борисовича Крамника часто с собой и орешки, и банан, и вода... Конечно, такие вещи отвлекают, но понимаю, что это делается не специально. Все мы люди. Я где-то читал, Мамедьяров сказал, что я его очень отвлекаю термосом: «открыл — закрыл». Если бы я знал, что это отвлекает, втрое чаще так бы делал.

— У вас был опыт комментирования многих турниров. Кто интереснее всего ведет шахматные эфиры?

— Ну конечно, я (смеется). А если серьезно, надо понимать, что комментарии бывают разной глубины. Есть комментарии для уровня «международный мастер плюс», и этой категории интересно разобраться в новинках, идеях. На русском языке мало таких комментаторов. Для профессионалов Петр Свидлер и Петер Леко комментируют на английском. Для любителей и начинающих довольно интересно комментирует Шипов. Я его хорошо знаю, но мне не так интересно его слушать, поскольку примерно понимаю, что он скажет в следующий момент. Я бы слушал что-то более профессиональное. Если говорить про мой опыт комментатора, то я нашел способ заниматься шахматами, по сути, ими не занимаясь. Считаю, что это были очень полезные периоды времени.

— Тяжело говорить пять часов подряд во время эфира?

— По-разному. Комментировать турниры претендентов было проще, партии менялись, был какой-то «движ». Когда же идет одна партия, нужно больше заполнять паузы, пока люди думают, а второй доски нет. Все эфиры я вел в одиночку, однако постепенно втянулся и потом даже скучал.

— Что выберете: посмотреть шахматный турнир, где не играете, или какой-то серьезный старт по Доте-2?

— Можно и то и то посмотреть. На Твиче включить сразу две трансляции. А если серьезно, шахматный турнир все пять часов не смотрю, проще изучать партии на онлайн-сервисах, без комментариев. Доту смотрю очень редко, например, тогда, когда участвуют знакомые игроки или наши команды из бывшего СНГ.

— Как думаете, если сравнить популярность шахмат и киберспорта в России — что будет выше?

— Думаю, что бессмысленно сравнивать. Со временем разрыв будет увеличиваться, и каждое новое поколение будет все больше и больше увлечено киберспортом, благо здесь очень большой выбор — не только Дота, но и Соunter-Strike, MMORPG, королевские битвы и так далее. Кто-то в карты играет — Hearthstone и прочее... Шахматы популярны среди более зрелых людей. 10-15-летние подростки, когда будут делать выбор, вряд ли остановятся на шахматах. С одной стороны, это немного грустно, с другой — это веяние времени. С третьей стороны — нужно популяризировать шахматы, а ведь это довольно узкоспецифический вид спорта. Хорошо, что вышел сериал «Ход королевы», после которого поднялись запросы, связанные с шахматами.

— Как восприняли появление Соло и Рамзеса в рекламах шампуня и бритвы?

— Порадовался за них. На это есть спрос, это герои времени молодого поколения, и я за них рад. Минус в том, что это оттягивает энергию, силы и прочее, а в спорте все-таки нужно мериться результатом.

— Вам предлагали что-то прорекламировать?

— Не помню, но не предлагали рекламировать то, что мне было бы интересно. Хорошая история есть про Фишера. Крупный бренд за безумные деньги предлагал ему прорекламировать свою продукцию, Фишер сначала согласился, но позже сказал, что он вообще-то пользуется другим шампунем и было бы неправильно рекламировать их. Его заверили, что нальют другой шампунь в бутылочку. Фишер все-таки отказался. Говорю это к тому, что есть большая разница, что ты рекламируешь.

Жалею, что не купил биткоин, когда он стоил тысячу долларов

— Призовые за турнир претендентов-2020 — самый большой шахматный гонорар в жизни?

— Думаю, что точно были больше. Приз за турнир претендентов был немного больше 100 тысяч евро. Часть призовых ушла на оплату работы команды. По-моему, в Саудовской Аравии на чемпионате мира по рапиду и блицу были хорошие призовые, по 120 тысяч на человека. За три дня это, конечно, рекорд.

— Поступали ли вам предложения от новых спонсоров после выхода на матч с Карлсеном?

— К счастью, да. Это мероприятие недешевое. Если работаешь один или с одним тренером, то, наверное, призовых хватает. В моем случае я более ответственно подошел: есть команда, которая со мной работает — и в плане шахмат, и в медицинско-физиологическом. На это уже немного другие ресурсы необходимы. При другом исходе такое мероприятие было бы не «в плюс» для меня.

— Нужен ли вам новый суперкомпьютер для подготовки к матчу?

— Мы сотрудничали со сколковским отделением, там есть суперкомпьютер «Жорес» и достаточно мощный кластер, что тоже очень сильно помогло. В целом сейчас программы находятся на крайне высоком уровне, и основная дискуссия идет на тему «Что сильнее: Stockfish, использующий мощности ядер, обычных кристаллов, или Leela, работающий на графических процессорах, на видеокартах?» Они плюс-минус идут «ноздря в ноздрю», и поэтому обычно обновляется именно софт, а не «железо», причем происходит это одновременно. Может быть, у кого-то есть выход на разработчиков и есть возможность получить все до выхода официальных релизов, но разница невелика.

— В плане инвестиций делаете какие-то интересные ходы? Криптовалюта?

— Жалею, что не купил биткоин, когда он стоил тысячу или две тысячи долларов... Мои друзья этим интересовались. А я помню, что уехал на турнир на месяц, а когда вернулся, он стоил уже четыре-пять тысяч. Поэтому не стал покупать. Но в целом я не настолько обеспеченный человек, чтобы строить какие-то инвестпрограммы. Пока стараюсь делать то, в чем хоть немного разбираюсь.

— Вы написали очень хорошую статью про сериал «Ход королевы» в The Village. Не думали развивать этот талант?

— У меня в дипломе написано, что я журналист. Неплохо владею и письменной речью, и устной. Раньше я писал заметки о турнирах, сейчас это ограничивается комментированием партий. А в целом рука не тянется к перу, перо не тянется к бумаге.

На ЧМ в Стокгольме болел за Трусову

— Завели собаку во время пандемии. С котом и собакой стало еще веселее?

— Стало очень весело. Сумасшедший дом начинается, когда кот и собака вместе: они могут разнести все, до чего дотянутся, а дотянуться могут до многого. Дома сложно сконцентрироваться на игре.

— Ваша девушка Снежана стала дипломированным кинологом. Теперь все будут ходить по струнке?

— Очень на это надеюсь, главное, чтобы меня не коснулось. Это может прилететь рикошетом, но надеюсь, начнется с собаки (смеется).

— Судя по вашему твиттеру, вы увлеклись фигурным катанием?

— На сборах, чтобы не сойти с ума от шахмат, смотрели трансляции фигурного катания. Я в детстве следил — переживал, а сейчас у нас Володя Поткин — большой фанат, такой die-hard fan Тутберидзе. Тогда я болел за Сашу Трусову, которая тогда еще тренировалась у Плющенко, а он — за Щербакову. Очень интересно, здорово, виден очень большой прогресс. Раньше прыжок «три плюс два» уже был выдающимся событием, а сейчас идет соревнование в жесткой технике.

— В детстве переживали за Плющенко или Ягудина?

— За всех наших: Бережная, Сихарулидзе, Плющенко, Ягудин, Петрова, Тихонов. Еще ребенком ездил на сборы в Новогорск, и там меня поразило, что я увидел Немова, а за соседним столиком — Тихонова с Петровой, Авербуха. В этом плане я в основном болею за всех «своих». И в футболе. Болею за Флаг.

В детстве за маму проверял тетрадки пятиклассников по русскому языку

— Ваш любимый фильм?

— «Чтец».

— Какой вид искусства вам наиболее близок?

— К сожалению или к счастью, лучше всего я воспринимаю кинематограф. Сейчас пересматривал замечательный фильм «Земля кочевников», но гораздо больше понравился «Еще по одной» с Мадсом Миккельсеном. Он отличный актер.

— Кто мог бы сыграть вас?

— Главное, чтоб не Безруков. Если серьезно, то не знаю, я об этом не думал. Пока как-то «жирновато», чтобы про меня снимали фильм.

— Что сегодня является самой большой угрозой шахматам?

— Не буду оригинален: читерство. То есть пришли к тому замечательному моменту, когда не можешь быть уверен ни в ком. И никто не может быть уверен в тебе. Даже на элитном уровне, когда человек не ошибся ни разу за турнир. У Магнуса как раз такого нет. Он играет с перепадами в рамках одной партии или турнира. А есть люди, которым хочется стоя аплодировать и надеяться, что аплодисменты будут искренними.

— Аплодисменты Спасского в адрес Фишера, наверное, один из самых великих моментов в шахматах?

— Может быть. Об этой истории знали бы только любители и ценители, если бы она не была отражена в голливудском байопике «Жертвуя пешкой». Да, красиво. Потом похожую сцену сделали и в сериале «Ход королевы». Конечно, это по-своему великий момент. Очень сложно признать поражение, хочется сначала разобраться: ты играл плохо или соперник — хорошо? Я, честно говоря, не думаю, что это когда-нибудь повторится.

— Ваша любимая книга?

— Сложный вопрос... Думаю, такой нет. Я очень люблю рассказы Чехова — «Жалобная книга», «Смерть чиновника». Очень нравится Бунин. Книга, которая понравилась бы мне от начала до конца, — это, наверное, в сочетании «Белая Гвардия» и «Дни Турбиных», повести — «Капитанская дочка» Пушкина, его же «Маленькие трагедии». Большие форматы мне как-то тяжело даются. Даже читая «Защиту Лужина», не смог дочитать ее до конца. Хотя книга замечательная как роман о шахматистах. Действительно, в ней есть вещи, которые находишь в себе, следя за переживаниями героев, явно не выдуманными. Автор писал с Барделебена, отчасти — с Алехина.

— Худшая работа, которой вам приходилось заниматься?

— Честно говоря, такой не было. Я уже лет с 14-15 начал заниматься шахматами как работой. В детстве еще проверял тетрадки пятиклассников по русскому языку. Я из учительской семьи, но можно ли это назвать работой?

— Как вы расслабляетесь?

— Как все... Смотрю сериалы, гуляю, играю в футбол с друзьями. Последний год я был этого лишен из-за опасений заболеть с риском влияния на спортивную форму.

— Что не дает вам уснуть?

— Сыгранные партии. Нужно какое-то время после игрового дня, чтобы «процессор» внутри немного остыл. Первые полчаса-час после партии приходишь в себя, потом начинаешь оценивать, что произошло. Я с трудом представляю себе, что в течение полутора-двух часов после игры можно прийти и лечь спать.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости