5 июля, 21:30

Сергей Карякин: «Гроссмейстера Непомнящего я уважаю. Но с 24 февраля мы не общаемся»

Карякин заявил, что не общается с Непомнящим с 24 февраля
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Очередной герой постоянной рубрики «СЭ» 15 к 1 - вице-чемпион мира по шахматам.

1 — До турнира в Мадриде в Яна Непомнящего мало кто верил. Вы тоже?

— С одной стороны, я понимал, что Ян может выиграть. У него не только талант, но и солидный багаж знаний. Все-таки провел колоссальную работу на сборах при подготовке к матчу на первенство мира с Магнусом Карлсеном.

А с другой стороны, во время того матча Ян получил сильный психологический удар. От которого, как мне казалось, быстро не оправишься. Но зацикливаться на той неудаче он не стал, сразу переключился на подготовку к турниру претендентов и очень успешно его отыграл.

2 — Кто же изначально был вашим фаворитом?

— Дин Лижэнь и Фабиано Каруана. Думал, победит в Мадриде кто-то из них. Если же говорить о моих личных симпатиях, то скажу честно — сейчас я болел против всех! После того как меня несправедливо отстранили от турнира, не было никакого желания кому-то сопереживать.

3 — Чего же не хватило китайскому гроссмейстеру?

— На мой взгляд, поворотный момент турнира — приезд Лижэня в Мадрид за день до старта. Это огромная ошибка! Причем допускают ее китайские шахматисты из года в год. Или у них просто нет возможности заблаговременно выехать из страны? Долгий перелет из Китая в Европу, смена часовых поясов, акклиматизация — такие вещи нельзя не учитывать!

А Дин Лижэнь как раз в первом туре играл с Непомнящим. Имея лучшую позицию, в какой-то момент рассыпался и получил мат. Если бы они встретились чуть позже, когда китайский гроссмейстер уже акклиматизировался, он бы мог создать Яну гораздо больше проблем. В этом плане Непомнящему повезло. Чего не скажешь о его сопернике, который в итоге занял второе место.

Ян Непомнящий. Фото "СЭ"
Ян Непомнящий.
Фото «СЭ»

4 — За счет чего Непомнящий в Мадриде порвал всех, набрав рекордные 9,5 очка?

— Тут совпало несколько факторов. Хорошая подготовка Яна. Небольшое везение — соперники-то играли ниже своих возможностей. Плюс Непомнящий из каждой партии выжимал максимум. В лучшей позиции всегда выигрывал. В худшей — добивался ничьей. Отсюда и результат.

5 — Владимир Крамник считает, что в целом уровень турнира в Мадриде был довольно посредственный. Разделяете мысль?

— Конечно! Во-первых, повлияла пандемия. В том же Китае до сих пор жесточайшие антиковидные ограничения. Когда месяцами сидишь в четырех стенах, это бесследно не проходит. Во-вторых, за период пандемии значительно возросло количество турниров в онлайн-шахматах. Люди играют там с утра до вечера — и тупеют.

Возьмем Алирезу Фируджу. Талантливый гроссмейстер. Но у меня в голове не укладывается, как во время турнира претендентов можно не спать почти всю ночь, играя по интернету буллет? Там у тебя 250 партий, каждая из которых длится минуту. А на следующий день выходишь играть классику, где должен принимать сложнейшие решения... Мозг не успевает перестроиться.

6 — Значит, это самый слабый турнир претендентов в истории?

— Ну-у... Не хочу обижать гроссмейстеров, игравших в Мадриде. Но я ждал каких-то новинок, свежих идей. Вместо этого — пустота. Низкий уровень игры. Ян-то допускал меньше всех ошибок. Остальные выглядели очень плохо. Впрочем, не будем забывать, что там не было таких прекрасных шахматистов, как Уэсли Со и Левон Аронян. Своей игрой они бы точно украсили турнир.

7 — Вот смотрели вы на победную поступь Непомнящего и думали: «На его месте должен быть я»?

— Скажем так — когда Дин Лижэнь, которого взяли на турнир вместо меня, провалился в первой же партии, мелькнула мысль: настолько бездарно белыми я бы вряд ли Непомнящему проиграл.

Конечно, руководители ФИДЕ поступили несправедливо, наложив на меня шестимесячную дисквалификацию. А если называть вещи своими именами, обошлись со мной просто по-свински. Лишили законного места в турнире претендентов, на который я отобрался в честной борьбе. Обидно.

8 — Сейчас жалеете о политических высказываниях, из-за которых вас, собственно, и дисквалифицировали?

— Нет! Сто процентов! И мнения своего не меняю. Если бы можно было вернуть все назад — сделал бы то же самое.

Вот Непомнящий сразу выступил против спецоперации, подписал письмо, благодаря чему теперь спокойно участвует в международных турнирах под флагом ФИДЕ. В том числе в серии Grand Chess Tour, которую курирует Гарри Каспаров* (признан иноагентом). Там российским шахматистам выставили четкое условие — играть могут только те, кто осуждают спецоперацию.

Ян выбрал свой путь. Он отличается от моего. С 24 февраля мы не общаемся. Но это если говорить о политике. Что касается шахмат, то гроссмейстера Непомнящего я уважаю. Он великолепно провел турнир претендентов и по праву там победил.

9 — Допускаете, что Карлсен откажется от матча с Непомнящим?

— В процентном отношении ставлю 30 на 70, что будет именно так. Вы же помните, что сказал Карлсен? «Если на турнире претендентов победит кто-то, кроме Фируджи, я вряд ли сыграю следующий матч за звание чемпиона мира». Кстати, эти слова негативно повлияли на 19-летнего гроссмейстера. В Мадриде он был явно не в своей тарелке.

Захочет ли теперь Магнус второй раз подряд сыграть с Яном? Не факт. Я же знаю Карлсена, он привык получать удовольствие от шахмат. А здесь все стало превращаться в тяжелую работу... Так что вместо пятой защиты титула, вполне возможно, мы увидим совсем другой матч: Непомнящий — Дин Лижэнь.

10 — Пять лет назад вы говорили мне: «Моя цель — вернуть шахматную корону в Россию». Вы и сегодня верите, что это реально?

— Почему нет? Я в хорошей форме, в своих силах уверен. В прошлом году дошел до финала на Кубке мира, отобравшись на турнир претендентов, потом в сентябре на супертурнире в Ставангере обыграл Карлсена... Главное, чтобы чиновники не вставляли палки в колеса. А то Эмиль Сутовский, гендиректор ФИДЕ, уже заявил, что собирается добиваться моего дальнейшего отстранения. Пока сохраняется такая угроза, трудно что-то прогнозировать.

Сергей Карякин. Фото "СЭ"
Сергей Карякин.
Фото «СЭ»

11 — Когда последний раз вы общались с Карлсеном?

— Десять месяцев назад — в Ставангере. Да и то все свелось к анализу только что сыгранной партии. Но после дисквалификации Магнус публично меня поддержал, за что ему благодарен. На контрасте — позиция Непомнящего, который вообще никак не отреагировал. Хотя мы много лет выступали за сборную России, я помогал ему готовиться к матчу с Карлсеном, был с Яном и на сборах, и в Дубае...

12 — Недавно вы написали в Twitter: «Спасибо правительству США и странам Евросоюза за санкции против России. Благодаря им рубль укрепился до максимальных значений по отношению к евро с 2015 года и к доллару с 2018-го. Лично я поменял всю свою валюту в марте по курсу 120 рублей за доллар и заработал очень хорошие деньги. Гораздо больше, чем мог выиграть в турнире претендентов». Что это было — интуиция?

— Нет! Импульсивное решение, основанное не на финансовых прогнозах или знании валютных котировок, а на патриотизме и знаменитой фразе Тютчева: «В Россию можно только верить». Меня взбесили паникеры, писавшие тогда, что все пропало, скоро доллар будет стоить 200 рублей, наша экономика загнется... В этот момент я собрал всю свою валюту и перевел в рубли. Просто в знак протеста.

13 — В валюте сумма была с шестью нулями?

— Больше! Сейчас понимаю, что это был колоссальный риск. Но он оправдался. Курс-то теперь в два раза ниже!

14 — Ну и в заключении два традиционных для этой рубрики вопроса. Жеглов был прав, когда подкинул кошелек Кирпичу?

— Да. Потому что вор должен сидеть в тюрьме!

15 — Три «не люблю» на ваш выбор.

— Терпеть не могу бриться. Стараюсь делать это как можно реже. Тяготит сам процесс.

Кроме того, с детства ненавижу молочные продукты. Исключение — сыр, сгущенка и мороженое. А вот кефир, ряженка, творог, йогурт — бр-р! У меня нет непереносимости лактозы, просто не нравится вкус.

Еще не люблю тратить время впустую. Особенно, когда часами торчишь в пробке. Но для человека, живущего за городом, это, к сожалению, неизбежно.

Кстати, раньше меня жутко раздражал скрипучий звук фломастера на бумаге или на доске. Ручкой, карандашом расписывался без проблем. Если же под автограф протягивали фломастер, аж передергивало. Но после матча с Карлсеном это переборол.

На меня тогда обрушилась огромная популярность. Автографы ставил везде, в том числе на шахматных досках. Однажды из банка их прислали 400 штук! На каждой пришлось расписаться фломастером. Не скажу, что полюбил этот звук — скорее, с ним примирился.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости