18:15 1 декабря 2016 | ШАХМАТЫ

Секундант Карякина: "Сергей заставил шахматный мир себя уважать"

Сергей КАРЯКИН. Фото AFP Сергей КАРЯКИН. Фото AFP Магнус КАРЛСЕН (слева) и Сергей КАРЯКИН. Фото AFP Магнус КАРЛСЕН. Фото AFP Сергей КАРЯКИН с медалью за второе место. Фото AFP
Сергей КАРЯКИН. Фото AFP

Тренер и секундант в чемпионском матче Сергея Карякина Юрий ДОХОЯН – о поражении россиянина в борьбе за шахматную корону, несправедливой критике и стиле своего подопечного.

Опытнейший Юрий Дохоян, который тренировал еще Гарри Каспарова, был в матче ключевым секундантом Карякина, находясь в тысячах километров от своего ученика. Не покидая московской квартиры, 52-летний специалист разрабатывал стратегические новинки и дебюты, которые впоследствии Сергей применял против Магнуса Карлсена. Согласно шахматной этике, секунданты не дают интервью по ходу матча. Но после завершения тай-брейка Дохоян подробно ответил на вопросы "СЭ".

Магнус КАРЛСЕН (слева) и Сергей КАРЯКИН. Фото AFP
Магнус КАРЛСЕН (слева) и Сергей КАРЯКИН. Фото AFP

В СПОКОЙНОЙ ОБСТАНОВКЕ КАРЯКИН НАШЕЛ БЫ НИЧЬЮ ЧЕРЕЗ ВЕЧНЫЙ ШАХ

– Разгромное поражение Карякина на тай-брейке вас шокировало?

– Я расстроен, но стараюсь воспринимать случившееся адекватно. В этом матче Сережа показал настоящий характер. После не слишком удачного начала впоследствии он втянулся в игру и в конце заставил Карлсена просто спасаться. Хотя, если вспомнить предыдущие матчи норвежца, никому не удавалось пройти против него с равным счетом хотя бы середину матча. А проигрывал кому-либо в матчах Карлсен вообще впервые в жизни.

– Что для вас стало ключевыми моментами этих 12 партий и тай-брейка, которые привели к поражению Карякина?

– Конечно, после победы в восьмой партии Сереже надо было решать судьбу поединка в основное время. У нас были два шанса, которые, к сожалению, не получилось реализовать. Сначала в девятой партии белыми Сережа перехватил инициативу и снова имел возможность победить. Это, конечно, стало бы для Карлсена абсолютным нокаутом. А потом в десятой партии Карякин не увидел ничьи вечным шахом. Хотя, уверен, в спокойной обстановке он бы ее нашел. Просчитать на три-четыре хода вперед для гроссмейстера такого уровня просто смешная задача. После этого поражения, видимо, удача от нас отвернулась. Тай-брейк стал практически неизбежен. Плюс сыграло свою роль интересное решение Магнуса не играть последнюю, 12-ю партию. Это сэкономило норвежцу целый день отдыха, а возможно, и больше – ведь он изначально не готовился к этой партии. В то время как мы трудились на всех парах, интенсивно, как никогда. Возможно, именно поэтому на тай-брейке Карлсен выглядел гораздо свежее Карякина. Сережа вышел на фоне недовосстановления, а к третьей-четвертой партии в быстрые шахматы физически и морально очень устал.

– Вы считаете корректным по отношению к сопернику и к болельщикам решение Карлсена откровенно сдать 12-ю партию белыми фигурами?

– Я не припомню ни одного чемпиона мира, который бы поступил таким образом. Считаю, Карлсен закономерно подвергся критике за это решение. Любителей и даже профессионалов шахмат такие партии шокируют. Хотя я понимаю, зачем Карлсен это сделал. Можно сказать, он применил против нас своеобразную новинку. Лишние дни отдыха позволили Магнусу переключиться с классических шахмат на быстрые. В то время как Сережа не сумел настроиться на другой формат после размеренной классики, где не было необходимости в столь быстром принятии решений. Из-за этого Карякин неправильно тратил время и постоянно попадал в цейтнот.

– На пресс-конференции Карякин сказал, что на тай-брейке ему не хватило свежести. Вы готовились к заключительному раунду или просто дали Сергею день отдохнуть?

– Конечно, готовились. Причем потенциально мы имели в виду не только быстрые шахматы, но и блиц. В принципе, все было как обычно: каждый из секундантов работал над своим заданием, Сергей изучал предложенные варианты.

Магнус КАРЛСЕН. Фото AFP
Магнус КАРЛСЕН. Фото AFP

КАРЛСЕН С КАЖДОЙ ПАРТИЕЙ СТАНОВИЛСЯ ГРУСТНЕЕ

– Карякин отметил, что, к сожалению, далеко не все из новинок, придуманных им в подготовке, в итоге сыграли в матче против Карлсена. Вы с этим согласны?

– Естественно, мы готовили все повторения испанской партии. Но дело в том, что Карлсен играл очень надежные системы. Там, где он от них отступал, сразу получал не очень хорошие позиции. Как, например, в архангельском варианте в девятой партии, где по-хорошему норвежец должен был проиграть. Но, видимо, перенял от Сергея умение защищаться. В остальном, считаю, Карякин на протяжении всего матча играл подчеркнуто солидно, и даже внутри испанских повторений выбирал максимально надежные системы. На данный момент в шахматах защита сильнее нападения, это факт. Это реалии современной игры: в матчах высокого уровня шахматисты выбирают самые надежные варианты, хорошо в них ориентируются, и зацепить, получить реальные шансы на победу тут очень сложно. Тем более, у каждого топ-игрока есть большой штаб помощников, которые просчитывают все на много ходов вперед.

– Видимо, исходя именно из этих соображений принималось решение весь матч играть вторым номером и не рисковать?

– Каждый шахматист должен максимально использовать свои сильные стороны. Сергей выиграл Кубок мира и турнир претендентов благодаря умению – хотя я бы даже назвал это искусством – защищаться. Карякин прекрасно чувствует себя в обороне плюс обладает блестящим бойцовским характером. Совокупность этих качеств позволит ему находиться в ряду топ-шахматистов очень долгое время.

– Вы согласны с тем, что Карлсен на протяжении чемпионского матча почему-то находился в ужасной форме?

– Как бы банально это ни звучало, каждый играет настолько хорошо, насколько позволяет ему соперник. Я это помню еще по матчу КаспаровКрамник в 2000 году. Каспаров блестяще играл определенные позиции, но Крамник тогда просто не дал ему это реализовать. То же самое и сейчас: если бы Сережа играл иначе, Карлсену было бы гораздо проще. Наша цель и состояла в том, чтобы навязать свой стиль и те позиции, которые позволяли Сергею проявить свои лучшие качества. Судя по реакции Карлсена, который с каждой партией становился все грустнее, нам это удалось.

– Если бы можно было что-то изменить в вашей подготовке к матчу, вы бы сейчас что-то исправили?

– Считаю, мы выступили практически на максимуме. Если в будущем еще предоставится такая возможность, конечно, мы что-то скорректируем. Но в целом, учитывая, какие были прогнозы до матча и какой мы имеем результат, все нормально. Понимаете, Сергей такой спортсмен и человек, что с первого раза ему не всегда удается добиться результата. Если вспомнить, даже на турнире претендентов он сначала был вторым, а в следующий раз выиграл. Шахматное сообщество признавало Карякина как претендента на звание чемпиона мира крайне неохотно. Наш мир очень консервативен, и Сергею на протяжении всей его карьеры приходится доказывать неслучайность собственных амбиций. Мне кажется, этим матчем он действительно заставил себя уважать. 

Сергей КАРЯКИН с медалью за второе место. Фото AFP
Сергей КАРЯКИН с медалью за второе место. Фото AFP

ПОСЛЕДНИЙ МЕСЯЦ ПОЧТИ НЕ ВЫХОДИЛ ИЗ ДОМА

– Интересно, что раньше вы тренировали Гарри Каспарова, который и по стилю игры, и по характеру кажется полной противоположностью Карякина.

– Да, они абсолютно разные во всем. У Сергея профилактический стиль, который напоминает Анатолия Карпова. Гарри Кимович же никогда не мог себя заставить играть в защите, например, h3-a3. Для него это была просто потеря времени. Мне, на самом деле, доставляет дополнительное удовольствие работать и добиваться результата с такими разными людьми. Даже в командах я тренировал и женщин, и мужчин. Шахматы тем и прекрасны, что здесь нет единого рецепта, как и кто будет выигрывать.

– Как выглядела ваша работа секунданта на протяжении этого матча? Почему вы не отправились в Нью-Йорк, чтобы быть ближе к Карякину?

– Мы придумали стратегию, согласно которой секунданты должны были работать на Сережу круглосуточно. Пока Владимир Поткин и Александр Мотылев в Нью-Йорке спали, я в Москве работал. Идея получилась очень интересной, мы действительно грамотно использовали разницу во времени. Я получал задание, исполнял его, потом ребята просыпались и находили у себя на электронной почте готовый результат.

– Как вообще на практике выглядит ваша работа?

– Стоит мощный компьютер и я сутками сижу за ним (смеется). Честно говоря, за последний месяц я почти не выходил из дома.

– Карякину теперь обеспечено место в следующем турнире претендентов. Учитывая, насколько сложно для него складывался отбор в предыдущие турниры, насколько это станет "плюсом" в вашей дальнейшей работе?

– Мне кажется, очень важно, что мы теперь можем сконцентрироваться на игре, не думая об отборе. Впереди, скажем, турнир в Вейк-ан-Зее в январе, где будет играть Карлсен и другие сильные шахматисты. К тому же не будем забывать, даже просто попадание в турнир претендентов для подавляющего большинства профессиональных игроков остается вершиной карьеры. Зная характер Сережи и свойственную ему постепенность в достижении целей, я не вижу в случившемся в Нью-Йорке никакой трагедии. Думаю, он сумеет настроиться на то, чтобы снова завоевать право бросить перчатку Карлсену.

– Почему вы считаете, что поражение не сломает Карякина, который остановился в шаге от мечты всей своей жизни?

– Самое главное, Сергей понял, что стать чемпионом мира для него в принципе возможно. И даже когда весь шахматный мир относится к тебе скептически, ты можешь выиграть у самого Карлсена. То есть у человека, который по рейтингу превосходит не только тебя, но и вообще всех в мире. Да и сам Магнус теперь понял, что не все так просто. Я думаю, до матча он все-таки недооценивал соперника. Я уверен, несмотря ни на что, цель у Сергея осталась прежней. И следующий матч, если нам суждено его провести, станет для чемпиона мира как минимум еще более неприятным.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ