12:25 28 декабря 2016 | Шахматы

Лучшее-2016.
Александр Халифман: игры разума

Александр ХАЛИФМАН. Фото Елена МАКСИМОВА, "СЭ"
Александр ХАЛИФМАН. Фото Елена МАКСИМОВА, "СЭ"

В новогодние и рождественские праздники "СЭ" вспоминает лучшие материалы рубрики "Разговор по пятницам" за 2016 год. Начинаем с разговора со знаменитым гроссмейстером, которому 18 января исполнилось 50. Материал вышел 15 января.

– Анатолий Карпов нам рассказывал, как встречал Новый год за шахматной доской на турнире в Гастингсе. Из-за доигрывания пропустил полночь и по московскому времени, и по британскому. С вами такое бывало?

– Ровно 30 лет назад проходил юношеский чемпионат Европы. Обеспечил первое место за два тура до финиша. 31 декабря играю с финном. Вроде хочется победить – но партия затягивается. Думаю: да ну… Турнир-то я выиграл? Выиграл! Вот не максималист я! Дело к полуночи – предложил ничью.

– Финн обрадовался?

– По-моему, на это и рассчитывал. Вообще-то для меня Новый год – праздник домашний, я от турниров чаще отказывался. Но есть гроссмейстеры-маньяки, которые обожают новогодние посиделки за шахматной доской.

– Самый необычный ваш Новый год?

– С шахматами он не связан. Если тот, где финн получил ничью, я встречал свободным человеком, за границей, то следующий – уже рядовым Советской армии. Был в наряде на кухне.

– Картошку чистили?

– Посуду мыл ледяной водой. Но там хоть можно было подумать о своем. Поэтому не рвался с кухни обратно в казарму.

– Спирта не было?

– Что вы! Откуда? Меня только-только призвали. Домыл посуду – и лег спать. Часть приличная, хозяйственный взвод при академии Можайского. Туда с мрачных окраин Советского Союза солдат не брали. Так что обстановка была если не интеллигентная, – то спокойная.

На второй год службы ездил уже по шахматным сборам. То первенство Вооруженных сил, то Кубок чемпионов. До сих пор лежат часы с гравировкой от министра обороны за победу в Кубке. Кто ж тогда был-то… Язов, точно! "От маршала Язова – рядовому Халифману". Я даже успел поработать в бригаде у ясного солнышка нашего…

– Это у кого?

– У Карпова. Он же относился к ЦСКА. Считался шахматным генералом. Другим генералам солдаты баньку строят на участке. А генералу Карпову помогали с вариантами. В подмосковном пансионате – рядовой Халифман, рядовой Иванчук. Васю специально командировали из Прикарпатского округа.

– Помогли Карпову?

– Не факт. Он готовился к очередному матчу с Каспаровым. Начни играть в те шахматы, которые нравились мне, Гарри Кимович его бы разгромил. У Анатолия Евгеньевича другая территория, позиционная игра. А я молодой, комбинационный…

– Значит, вы с юности рядом с Иванчуком. Человеком невероятным.

– Вася – это космос! Что-то близкое к Фишеру. Всё в жизни, что не шахматы, Иванчук воспринимал как досадную помеху. Я в большом преклонении перед его гением.

– Нам говорили, Иванчук после поражения может заплакать.

– Заплакать-то – ладно. Мне кажется, Вася и головой о стену может удариться. Иногда под впечатлением от сыгранной партии начинает скакать по фойе гостиницы, что-то бормоча под нос. А рядом туристы, далекие от шахматного мира. Представляете их реакцию?

– Как же он служил?

– В Прикарпатье ему создали условия. Шахматная организация там была серьезная, все понимали, что за фигура – Иванчук. Едва ли столкнулся с "дедами".

– В гости к Василию заглядывали?

– Ни разу. Это не Боря Гельфанд, у которого я и на свадьбе в Минске был. Предполагаю, у Васи дома всё в пыли, валяются книжки, посреди стол с вытертой до блеска шахматной доской. Компьютер он не любит, работает исключительно с "живой" доской.

– У него же была супруга-шахматистка, Галлямова.

– Алиса – это давным-давно. Потом была еще жена. Но я не думаю, что Иванчук на это обращал много внимания.

– Сейчас как поживает?

– По-прежнему играет. Конечно, это дорога с ярмарки, в марте стукнет 47. Но Вася будет биться до последнего. Шахматы – его жизнь.

– Что помешало Иванчуку забраться очень и очень высоко?

– Нервная система. У Васи она уязвима.

– Нельзя постоянно жить шахматами?

– Да! Опасно заныривать на такую глубину! Нужно уметь переключаться. В молодости я занимался, наверное, не больше Иванчука – но мой КПД выше. Потому что Васю шахматы привлекали во всех проявлениях, изучал какие-то безумные, экзотические гамбиты. Я же старался действовать рационально. Не распылялся.

– То, что с вами происходило после партии с Виталием Цешковским, у Иванчука случается регулярно?

– Вот-вот. Человек настолько погружен в шахматы, что это начинает работать против него.

– Правда, что из-за поражения от Цешковского вы перестали спать ночами? Сходили с ума?

– Ну уж нет, с ума не сходил. Мне не так много дано, но один из плюсов – стабильность. Тогда был срыв, который длился пару дней. Если б победил – получал бы отличные шансы в своем первом чемпионате СССР. Но я проиграл и расклеился. Наутро проснулся в полной убежденности, что это – дурной сон! А партия мне лишь предстоит! Некоторое время пытался соотнести все с реальностью.

– А говорите, с ума не сходили.

– Но я же не побежал в турнирный зал, не потребовал играть эту партию – потому что вчерашнее мне приснилось. "День сурка" в классическом виде!

Полная версия "Разговора по пятницам" с Александром Халифманом – по ссылке

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...