00:00 18 августа | ШАХМАТЫ
Газета № 7422, 18.08.2017

Инаркиев раскрыл секрет победы на высоте

13 августа. Магас. Эрнесто ИНАРКИЕВ (справа) и Борис ГЕЛЬФАНД на "Башне согласия".
13 августа. Магас. Эрнесто ИНАРКИЕВ (справа) и Борис ГЕЛЬФАНД на "Башне согласия".

Как чемпион Европы взял реванш у Бориса Гельфанда на "Башне согласия"

Молодой гроссмейстер Эрнесто Инаркиев стремительно поднялся на 14-ю строчку в "быстрых" шахматах, которые в наше время могут сыграть серьезную роль в карьере любого спортсмена. В рамках фестиваля "Башня согласия", который проводился в Ингушетии во второй раз, он сумел обыграть опытнейшего гроссмейстера из Израиля, вице-чемпиона мира 2012 года Бориса Гельфанда и тем самым взять реванш. Кульминация матча состоялась на 100-метровой высоте той самой "Башни Согласия" в центре Магаса.

Эрнесто поясняет: народ Ингушетии на их языке означает "Жители башен". Отсюда и символ республики, появившийся в центре Магаса, не только дал наименование второму шахматному фестивалю, но и стал центром шахматных баталий.

– В прошлом году вы потерпели поражение…

– Скажем так. Легких целей я себе никогда не ставлю, хотя, казалось бы, шахматист, человек всегда взвешивающий все на свете. Но я стараюсь замахнуться на максимальные цели. Борис Гельфанд – человек, при прежней системе похода к титулу, матчевой, около двух лет выигрывал все свои матчи. А Ананду за звание чемпиона проиграл только на тай-брейке.

Я понимал всю ответственность решения выбора такого соперника, но для того, чтобы научиться побеждать в матчах, лучшего противника за доской не найти. Я еще тогда не стал чемпионом Европы, но когда пришла победа, наши рейтинги вроде подравнялись. Там разница 3–4 позиции. Но я проиграл обе части – классическую и быструю в 2016 году. Я при этом благодарен Борису, ведь он понимал, что наш Магас – это новая точка в шахматном мире. Он хорошо воспринял идею развития шахмат в Ингушетии и помогал нам. Уникальный человек. Все видят, какой он жесткий спортсмен на доске и как он "заряжен", а насколько в жизни – абсолютно отзывчив.

– Фестиваль в Магасе ведь состоял не только из одного матчевого поединка, так?

– Была богатая программа, и ведь не только взрослые в турнире по быстрым шахматам сражались, а их ведь более 100 участников в этапе Кубка Северо-Кавказского федерального округа. Мы понимаем: расстояния немалые, а игроков тем не менее собралось очень много. Клуб "Ади-Ахмад", который я представляю, вновь выступил главным организатором праздника, активную поддержку оказало руководство Ингушетии, а свои шахматные ходы сделал глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

С особым интересом мы проводим детский турнир "Надежды Северного Кавказа". Главные призы для молодого поколения (в этом году было 78 участников) очень волнующие: это поездки на Высшую лигу чемпионата России на будущий год. Обсудили перспективы программы "Шахматы в школе", которая реализуется при поддержке Российской шахматной федерации. Были у нас лекции и для тренеров, и для судей. Прошлый раз я говорил о том, что шахматы преподаются в 40 учебных заведениях республики, но в этом году планируем, что шахматы появятся во всех школах.

– Эрнесто, расскажите нам подробнее о подоплеке матча.

– Со спортивной точки зрения матч был для меня невероятным соревнованием. Началось с того, что первую же партию я проиграл черными, несмотря на подготовку и настрой. Борис взял тогда инициативу. Но затем мне удался хороший отрезок в течение пяти игровых дней, и я не проигрывал, а, напротив, преуспевал и в классических шахматах, и в быстрых. Надо пояснить: формат был сложным. В классическом матче на сегодня лучшей тактикой считается игра с оглядкой. Подготовка ушла так далеко, что игрок белыми фигурами при желании сохранить контроль над позицией довольно легко это делает. И вместо "боевиков", которыми наслаждались бы миллионы, мы получаем набор плотных, тягучих игр с неизменным ничейным результатом. Это как катеначчо, которое в футболе итальянцы изобрели!

– И вы с Гельфандом договорились играть по сложнейшей системе?

– Мы договорились так, чтобы ни одна игра не стала бы проходной. Условно разделяли матчи на отрезки, как сеты в теннисе. Контроль времени оставили по формату Кубка мира: он уже скоро стартует, нужно привыкать. Сделали классическую и быструю части, чтобы в каждой выявить победителя. Причем за победу в "классике" полагались 2 очка, а за "быстрые" – одно. В них не легче играть, нет, просто вероятность ошибки в быстрой игре больше, поэтому цена победы в классической партии все-таки больше.

"Классику" я проиграл. В "быстрых" поймал кураж, отыгрался. Пошел вперед. Но Борис Гельфанд тем и славится, что он никогда не может "расклеиться". Выиграл две классические партии подряд и перед решающим днем оказался впереди на 1 очко. А у нас мало того что "рапид", так еще и "армагеддон", то есть пенальти в шахматах запланированы.

– Довелось слышать, что само место уникально!

– Мы играли на смотровой площадке, на высоте 100 метров. Башня необычная. Дорога на самую вершину пешком занимает 20 минут. И там не ступеньки, а серпантин. Электромобиль 7 минут едет. Но лучше все-таки пешком: по дороге окна, виды прекрасные. В общем, мы с Гельфандом на самом верху, есть небольшой зрительный зал, но внизу при этом небольшой детский турнир, и там расставлены экраны с нашей трансляцией.

– Кульминация, и вы уступаете довольно много, верно?

– Когда ты играешь турнир, у тебя различные творческие задачи. И если ты вдруг занял третье место, то проигравшим себя точно не ощущаешь. А в матче полутонов не бывает. И вот первые 2 партии с контролем времени 25 минут мы свели вничью. Черными сыграл в пределах равенства. Белыми владел инициативой, но не смог развить. И вот я вновь играю черными и вдруг осознаю: отступать уже некуда. Как говорится, всеми фигурами вперед. Навал. Борис не выдержал натиска.

И вот получилось, что равный счет перед последней партией. Я завладел инициативой. Но знал, что Борис может построить так называемую ничейную крепость, ходы у него были. Если переведет слона на нужную диагональ, то у него все будет хорошо. Но шахматы такая игра, что если даже по книге это ничья, от игрока все равно требуется предельная точность. Я победил. На вершине башни! Ветер и напряжение со всех сторон. Это огромное спортивное достижение для меня. Мало кто в мире может уверенно сказать, что выиграет матч у Бориса Гельфанда. Мне сейчас удалось взять у него реванш, а через год, возможно, на Башне состоится новая битва.

Дмитрий ЛЮБИМОВ

Газета № 7422, 18.08.2017
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ