01:10 17 августа 2011 | ШАХМАТЫ

Никого, кроме Ботвинника, патриархом не назвали бы

Шестой чемпион мира Михаил БОТВИННИК. Фото Анатолия БОЧИНИНА Фото "СЭ"
Шестой чемпион мира Михаил БОТВИННИК. Фото Анатолия БОЧИНИНА Фото "СЭ"
6

ШАХМАТЫ

Сегодня - 100 лет со дня рождения шестого чемпиона мира Михаила Ботвинника

В Суздале в эти дни проходит турнир ветеранов, которые при жизни Михаила Ботвинника общались и играли с ним. Главным арбитром на этом турнире является 89-летний гроссмейстер, многолетний деятель мирового шахматного движения, автор фундаментальных работ по теории эндшпиля, историк шахмат Юрий Авербах.

Он не только хорошо знал Ботвинника, но был его спарринг-партнером перед многими соревнованиями, в том числе перед матчами на первенство мира.

Накануне 100-летнего юбилея Ботвинника корреспондент "СЭ" попросил Юрия Авербаха поделиться воспоминаниями о великом шахматисте.

ОН БЫЛ ПРИМЕРОМ ДЛЯ НАС

- Юрий Львович, как вы познакомились с Ботвинником?

- В 1935-м, когда в Москве проходил II Международный шахматный турнир, я увлекся шахматами. Тогда многие московские мальчишки ими увлекались. Пошел сначала на стадион юных пионеров, потом в Дворец пионеров. Ну и, естественно, мы все тогда восхищались Ботвинником. Он был примером для нас. В 1936-м, когда я был в пионерском лагере, помню, как мы бегали слушать радио: в это время Ботвинник в Ноттингеме выигрывал крупнейший турнир. Как шахматист я вырос почти одновременно с успехами Ботвинника.

В 1940 году, когда игралось 12-е первенство СССР, я был в числе демонстраторов, и там фактически и познакомился с Ботвинником. Здоровался с ним - он, как вежливый человек, отвечал. В этом все знакомство тогда и состояло.

- А когда вы впервые встретились с Ботвинником за доской?

- Это было в чемпионате Москвы 1943 года. Когда я на бланке написал фамилию своего соперника, то потихоньку ущипнул себя: неужели играю "один на один" с самим Ботвинником?!

- Какая у вас в тот момент была "категория", как выражались в то время?

- Был кандидатом в мастера. А после этого чемпионата мне присвоили звание мастера. С Ботвинником я сыграл вничью, а у Юдовича, Алаторцева, Микенаса выиграл и занял 6-е место.

- Помните свою первую партию с Ботвинником?

- Михаил Моисеевич разыграл черными французскую защиту, партия проходила с определенным давлением белых, а когда произошли размены, Ботвинник на 40-м ходу предложил ничью.

- Как он с вами держался? Ведь вы были вчерашним студентом, кандидатом в мастера, а он - претендентом на мировое первенство.

- Ботвинник держался дружелюбно, спросил, чем я занимаюсь кроме шахмат. У меня рука была перевязана, он спросил, не на фронте ли меня ранили. Я сказал, что на фронте не был.

- В чемпионатах СССР вы с ним сколько раз встречались?

- Дважды. Одна партия закончилась вничью, одну я проиграл.

ПОД ЗВУКИ РАДИО

- А когда началось ваше сотрудничество?

- В 1955-м, мы тогда готовились к ответному матчу со сборной США. В первом матче, который состоялся в Америке, Ботвинник не играл, сказал, что устал после матча со Смысловым. Но истинной причиной, как я думаю, было то, что Ботвинник не любил летать на самолете.

А в 1955-м матч проходил в Москве, и наша команда была на сборах в Звенигороде. Неподалеку была дача Ботвинника, и он предложил заехать к нему и сыграть с ним пару тренировочных партий. Я к тому времени был уже чемпионом СССР. И мы сыграли.

- С обычным, классическим контролем?

- Все было как обычно, но с одним условием. Играли при включенном радио. Так что после пяти часов рассказов о "квадратно-гнездовом методе", лившихся из радиоприемника, голова у меня была вот такая…

- Зачем это было нужно?

- У Ботвинника было замечательное качество, он его потом назвал "самопрограммированием". А я думаю, что это больше похоже на самогипноз. Когда он слышал шум в зале, то говорил себе: "Но я же прошел тренировку против шума. Значит, мне шум мешать не должен".

 Таким же образом он себя "защищал" и против курения, которое тогда разрешалось за доской. Его тренер Рагозин специально во время игры дымил ему в лицо, чтобы приучить. Ботвинник считал, что таким образом он себя страхует от вредных воздействий табака. Но самое главное - это самовнушение ему помогало!

- Но вы с Ботвинником играли ведь не только при столь экстремальных условиях?

- Нет, конечно! Видимо, я в чем-то подошел Ботвиннику, и мы стали с ним играть тренировочные партии регулярно. Перед турниром памяти Алехина, перед Всемирной олимпиадой, перед любыми соревнованиями, в которых он участвовал. Кроме тренировочных партий мы сыграли с Ботвинником два матча. Один, в 1956 году, состоял из шести партий. Пять у меня сохранились, одна затерялась. Общий счет был "+1" в пользу Михаила Моисеевича.

Следующий матч мы сыграли в 1958-м - из десяти партий, хотя намечали двенадцать. Причем считаю, что этот наш тренировочный матч сыграл негативную роль для Ботвинника в его противостоянии со Смысловым. Потому что мы "завелись", и пошла игра очень жесткая: с цейтнотами, с откладыванием… Общий счет был тоже "+1" в пользу Ботвинника, но одну партию мы не доиграли, она была отложена с лишним качеством у меня.

- А почему недоиграли-то?

- Не было времени. Мы планировали начать матч в конце года, но я заболел и неделю провалялся в постели - кстати, у Ботвинника на даче…

- Но почему вы считаете, что ваш второй матч нанес вред Ботвиннику при подготовке ко второму матчу со Смысловым?

- Потому что по накалу борьбы, по нервным затратам это был не простой для Ботвинника матч! А времени для того, чтобы восстановиться, ему не хватило. Он просто не пришел в себя.

ЧЕМПИОНСКИЙ ХАРАКТЕР

- Вы ведь на 11 лет моложе Ботвинника. Какие у вас были отношения ?

- Вначале он произвел на меня фантастически хорошее впечатление. С Ботвинником было очень интересно! Его взгляды на многие вещи были оригинальными. Время было такое, бурное: переход от эпохи Сталина к хрущевской оттепели. Мы говорили о политике, о литературе. Тем для обсуждения хватало: ХХ съезд партии, расстрел Берии... Он был в этом смысле не шаблонный, не такой, как говорят о нем ошибочно: "упертый сталинист". У Ботвинника была своя точка зрения на все. В 1954-м он даже подал записку в ЦК, тема которой звучала так: "Может ли быть мировая социалистическая революция без третьей мировой войны".

В то время главным идеологом партии был Поспелов, главный редактор "Правды". Он написал такой отзыв: "Записка Ботвинника отражает мелкобуржуазные, лейбористские взгляды автора. Предлагаю: вызвать Ботвинника в ЦК и объяснить ему, что если он будет настаивать на своих ошибках, мне кажется, что он не может быть членом партии".

Ботвиннику пришлось "взять ход назад", он написал покаянное письмо со словами: "Спасибо за указание на мои ошибки…"

- Вы сказали, что поначалу были им очарованы…

- Да. Но как только однажды я возразил ему, то он просто пропустил мое возражение мимо ушей. Как об стенку горох! Раз он решил так, то его переубедить никто и ничто не могло. Вот этот недостаток был у него. Он в принципе понимал диалог как монолог: он говорит, а я слушаю и восхищаюсь.

 Как-то Ботвинник сказал мне про Кана, который с ним играл тренировочный матч перед матчем на первенство мира с Бронштейном: "Кан какой-то странный. Идем с ним, мирно беседуем, как вдруг он надулся, ушел в лес и даже не пришел обедать!"

 Ну а как проходили "беседы" Ботвинника, я вам уже сказал… Интересуюсь у Кана, что произошло. Кан сердито мне отвечает: "Ботвинник считает, что он чемпион мира во всем! А он чемпион мира только в шахматах. А в остальном он - обыкновенный человек…"

Однажды мы вместе встречали Новый год. Точную дату не назову, но это было в период между 1954-м и 1956-м. Встречали семьями. Ботвинник был в ударе, выпил бокал шампанского, хотя обычно к спиртному не притрагивался. И стал танцевать чарльстон. Причем делал это так залихватски, что я выразил восхищение. Говорю: "Уж чего-чего, а этого я от вас не ожидал!" Он воспринял мой комплимент как должное и сказал: "А знаете, Юра, я танцевал с самой Улановой, так она танцевала хуже меня".

Тут я промолчал (смеется). Но это ведь любопытно! Это его точка зрения!

- Существует легенда, что характер у Михаила Моисеевича был трудный, если не сказать тяжелый. Эта легенда правдива?

- Могу привести такую деталь, о которой мне рассказал Батуринский. Еще когда Ботвинник был первокатегорником и встречался с петербургскими шахматистами старшего поколения, то делал записи в свой блокнот, давая им уничижительные характеристики. "Старая калоша" было самым "ласковым" из них. Всем он, что называется, "выдал". Это для него характерно: он скептически относился к людям.

- Но, может быть, он в чем-то был прав?

- Это жизненная позиция. Есть люди, которые всех переоценивают, а есть такие, как Ботвинник. И я считаю, что в шахматах эта черта ему помогала, ведь за доской надо постоянно ждать от соперника какой-то "пакости"…

- Недаром говорят, что наши достоинства - продолжение наших недостатков. И наоборот. Мне часто приходилось слышать, что у Ботвинника был "настоящий чемпионский характер"...

- Существовала работа одного английского психолога, тема которой звучала так: "Паранойя и шахматы". В этой работе он утверждал, что в двух случаях паранойя может быть полезной. Во-первых, на войне, когда это называется "бдительностью". И, во-вторых, в шахматах. Я помню, что гроссмейстер Голомбек пытался возражать этому ученому. А мне кажется, что психолог был прав: в определенных ситуациях паранойя может быть шахматисту полезна.

ДОКТОРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ

- Ботвинник был одержим идеей создания эвристической компьютерной программы. Вы говорили с ним на эту тему?

- О! Тут мы спорили с ним очень сильно! Я пытался ему доказать, что его математическая подготовка не соответствует современному уровню. Все-таки кибернетика как наука получила свое развитие уже после того, как Ботвинник получил образование. А он считал, что может быть и в кибернетике авторитетом.

 Все современные компьютерщики идут простым методом полного перебора. Машина с огромной скоростью, перебирая миллионы вариантов, находит лучший. Машина не мыслит, она перебирает. А Ботвинник хотел, чтобы машина "обрезала" эти варианты, как это делает человек в практической партии. Причем он подстраивал машину под то, как он думал. А мы ведь до сих пор не знаем, как мы думаем…

- На матче Ботвинника с Бронштейном вы, насколько слышал, работали в пресс-центре?

- Был заместителем руководителя пресс-центра. А возглавлял его гроссмейстер Бондаревский.

- Давид Ионович едва не одолел тогда Голиафа мировых шахмат?

- С середины 40-х годов, когда Ботвинник собирался играть матч с Алехиным, он был сильнейшим шахматистом не только Советского Союза, но и мира. В 45-м году, на 14-м первенстве СССР, Ботвинник сделал 4 ничьи, а остальные 13 партий выиграл! Это был самый лучший результат, который никто никогда не мог повторить.

- Плюс тринадцать! И ведь участвовали сильнейшие гроссмейстеры СССР...

- Но после того как в 1948-м Ботвинник стал чемпионом мира, он решил заняться докторской диссертацией. Три года ею занимался - и защитил. Но из-за того, что он три года по-настоящему не занимался шахматами, свой огромный перевес потерял. Перестал быть выше всех, а стал лишь первым среди равных. И в матче с Бронштейном Ботвиннику пришлось отыгрываться.

"ОБЫГРАЛ БЕРИЮ"

- Вы помогали Ботвиннику готовиться к целому ряду матчей и турниров. В чем была главная изюминка его прославленной подготовки?

- Михаил Моисеевич считал, что надо выявлять недостатки и стараться их ликвидировать. При этом лучшим способом выявления недостатков он считал тренировочные партии. Это был его конек. Главной чертой его характера была целеустремленность. Вот тут он был очень силен! Причем не только в шахматах, но и в жизненных вопросах его пробивной силе можно было позавидовать.

- Вы имеете в виду знаменитый случай, когда он "обыграл" самого Берию? Тот отказал ему в строительстве дачи на Николиной горе, но Ботвинник позвонил по "вертушке" Маленкову, который помог получить разрешение Сталина.

- Да, в моих мемуарах этот эпизод упоминается в главе, которая так и называется: "Как Ботвинник обыграл Берию". Эпизод с Берией произошел в 1949-м, а несколько ранее состоялось заседание Политбюро, в решениях которого говорилось о том, что наш спорт должен быть сильнейшим в мире. Кстати, в те же годы председателем Комитета по делам физкультуры и спорта назначили генерал-полковника Аполлонова, который был из ведомства Берии.

- Мне приходилось читать некую "байку" о том, как после встречи Ботвинника и Аполлонова генерал-полковника уволили из Спорткомитета. Дескать, тот слишком долго продержал Михаила Моисеевича в приемной, и Ботвинник опоздал на встречу с Молотовым. Это правда или преувеличение?

- (смеется.) Это сказка. На самом деле в 1950-м Аполлонов ушел на большую должность в министерство госбезопасности. Когда он приехал в Спорткомитет попрощаться, его окружала внушительная охрана. Вот такое "увольнение"…

Кстати, Аполлонов неплохо играл в шахматы, где-то в силу первой категории. Однажды при мне он играл с Кересом и продержался довольно долго…

- Раз уж мы заговорили о "байках", связанных с именем великого шахматиста, чье 100-летие мы отмечаем, опровергните или подтвердите такую. Звучит она так. "Во время подготовки к матчу со Смысловым в машине Ботвинника едут он сам, секундант Ботвинника Авербах и Эстрин. Авербах просит высадить его пораньше со словами: "Остановите здесь, я хочу пройтись". Когда Авербах выходит, Ботвинник, обращаясь к Эстрину, говорит: "Все ясно. Пошел показывать наши анализы Смыслову".

- (смеется.) Еще одна сказка! Во-первых, я никогда не был секундантом Ботвинника. Во-вторых, мы никогда не смотрели с ним дебютные варианты: я играл с Ботвинником тренировочные партии, но считал, что не вправе применять дебюты, которые использовал Ботвинник. И, в-третьих, Эстрин появился в окружении Ботвинника гораздо позже матча со Смысловым.

Каких только небылиц не приходилось читать в исполнении некоторых разбитных "писателей"…

ПАТРИАРХ

- А это уже не легенда, а многократно подтвержденная быль: очень много партий Ботвинник выиграл за счет непревзойденной домашней подготовки.

- Да, это так. Не случайно Ласкер в 30-х годах сказал: "Ботвинник всех нас заставил заниматься дебютом". Так, как работал Ботвинник над дебютом, никто из наших шахматистов тогда не работал.

- И без всяких компьютеров, заметьте…

- Кстати, сейчас оттого, что современные гроссмейстеры слишком доверяют компьютеру, у них заметно упало искусство анализа и искусство игры в эндшпиле. Потому что мы все это тщательно изучали, а они считают, что для того, чтобы понять, как надо играть то или иное окончание, достаточно включить компьютер. Но это не так. Надо прочувствовать самому.

- Распространено мнение, причем высказывали его очень известные гроссмейстеры, что Ботвинник отказался от борьбы за первенство мира после того, как были отменены матчи-реванши. А вы как считаете?

- Когда-то я обратил внимание на то, что первую свою мемуарную книгу Ботвинник озаглавил "К достижению цели". А вторую книгу помните, как он назвал? "У цели".

 У него цель изменилась! Целью стало создание программы. И он это очень четко выразил в своих мемуарах. Там он приводит пример, как его познакомили с Зощенко. Писатель, по словам Ботвинника, посмотрел на него и сказал: "Вы многого добьетесь. И не только в шахматах". И Ботвинник комментирует: "Если я создам программу, то окажется, что прав был Зощенко".

Он ставил цель и целеустремленно к ней шел. Он действительно еще мальчишкой поставил перед собой цель стать чемпионом мира. И стал им.

- Когда и кто впервые назвал Ботвинника патриархом советских шахмат?

- Кто впервые его так назвал, не могу сказать. Но он действительно превратился в патриарха. Кого-то другого так назвать бы не смогли: Патриарх…

Юрий ВАСИЛЬЕВ

6
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (6)

vielleicht

Все великие шахматисты обладали ужасным характером. Наверно,сие есть неотъемлемая составная настоящего шахматиста. Может Таль был исключением, но он был совсем чокнутым. В этом террариуме шахматных гениальностей, Ботвинник мне нравится, хотя я чётко понимаю, что ангелом он не был. Удивительно, но Карпов, Каспаров и Крамник могут быть названы его учениками. Мощный мужик.

20:42 17 августа 2011

klex

Хех, а насчет программы Ботвинник был прав (alpha-beta cuts предложили чуть позже, в конце 50-х)

20:39 17 августа 2011

СмерШ

шахматы изжили себя как вид спорта...

18:59 17 августа 2011

luxembourg

Ласкер с Капабланкой как-то романтичнее, во времена Ботвинника теория уже победила шахматы :) Сейчас так вообще даже по детям не игра, а состязания роботов :)

18:06 17 августа 2011

Dobrynia

Всегда считал Ботвинника самым великим шахматистом в истории.

14:33 17 августа 2011

luxembourg

Беда, никакого интереса у комментаторов. Авербах перешел в "Анжи".

12:42 17 августа 2011