16:15 19 января 2017 | Бокс

Эдуард Трояновский: "Не хочу проводить промежуточных боев. Сразу буду биться за титул"

Эдуард ТРОЯНОВСКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" Эдуард ТРОЯНОВСКИЙ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА., "СЭ" Мурат ГАССИЕВ (слева) и Денис ЛЕБЕДЕВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Эдуард ТРОЯНОВСКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

36-летний россиянин – о своем состоянии после первого поражения в карьере и планах по возвращению титула.

Боксер Эдуард Трояновский потерпел первое поражение в профессиональной карьере 3 декабря прошлого года. В поединке против боксера из Намибии Джулиуса Индонго он оказался в глубоком нокауте уже в первом раунде. Трояновский лишился поясов по версиям IBF и IBO в первом полусреднем весе в добровольной защите. Странно, но в контракте российского боксера с бойцом из Намибии реванш прописан не был. После боя переговоры промоутерской компании "Мир бокса" с африканским боксером ни к чему не привели. Уже в апреле Индонго встретится в объединительном бою с чемпионом WBA Рикки Бернсом.

Эдуарду придется придумывать, как вернуть титулы и снова стать чемпионом мира. Он поздно пришел в бокс и провел первый бой на профессиональном ринге в 29 лет. В интервью "СЭ" он рассказал, что практически никто не верил в него с самого начала его боксерской карьеры. Боксер считает, что первое поражение – это богатый опыт. Он не планирует завершать карьеру и думает, как поскорее вернуться на ринг.

– Еще до боя с Джулиусом Индонго шли переговоры об объединительном поединке с чемпионом по версии WBA Рикки Бернсом. Зачем нужно было проводить бой с Индонго?

– Да, мы вели переговоры с Бернсом. Вроде бы он хотел встретиться со мной. Но медлил с решением, и если бы мы прождали еще немного, то пришлось бы проводить обязательную защиту титула против россиянина Сергея Липинца. Так что мы решили провести добровольную защиту, чтобы потом уже объединить пояса. По иронии теперь объединять пояса будет Индонго.

– Как планируете вернуть титулы?

– В конце января я встречусь с руководством, и мы все обсудим. Пока сказать ничего не могу, потому что не располагаю информацией. Нет ни стратегии, ни планов. Но я не хочу проводить никаких промежуточных боев. По возможности сразу буду биться за титул.

– В какой вы сейчас форме?

– Чувствую себя прекрасно. Кстати, ни в какой больнице после нокаута я не лежал, как писали в прессе. Сразу же после боя мне сделали МРТ, и врач сказал, что я могу боксировать хоть на следующий день. Но я на следующий день все же решил отдохнуть.

– Почему в вашем контракте на бой с Индонго не было пункта об обязательном реванше?

– Я сам до сих пор не понимаю. Этим занимались юристы. После боя мы предлагали Джулиусу реванш, но ему, естественно, интереснее провести объединительный бой с Бернсом.

– В поединке между Бернсом и Индонго на кого бы поставили?

– На победу Бернса по очкам.

– Если Бернс выиграет, будут переговоры с ним о поединке?

– Я этого очень хочу. Мы будем делать все, чтобы опять побоксировать за титулы.

Эдуард ТРОЯНОВСКИЙ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА., "СЭ"
Эдуард ТРОЯНОВСКИЙ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА., "СЭ"

ЕСЛИ БЫ УЛОЖИЛ ИНДОНГО, СКАЗАЛИ БЫ – МЕШОК

– Вы утверждали, что не боитесь часто боксировать и стараетесь проводить четыре поединка за год. За последние восемь месяцев вы провели три боя. Не считаете, что это могло стать причиной поражения?

– Соглашусь, это одна из причин, которая могла повлиять на исход боя. Но, в целом, я был в форме и готовился нормально. Просто после поражения можно долго искать причины во многих вещах.

– Насколько тяжело далась сгонка веса? Перед взвешиванием вы не могли разговаривать, во рту пересохло.

– Я гоняю порядка пяти-шести килограммов. По сравнению с другими ребятами это не так уж и много. Не сказал бы, что сгонка для меня это слишком сложно, но и нелегко.

– Вы готовились к бою с Индонго совместно с тренером Дмитрием Воробьевым. Обычно вам помогал Роман Анучин, но в последний раз он работал с другим боксером. Думаете сейчас о смене тренера?

– Наверное, с Воробьевым мы еще поработаем.

– В тот боксерский вечер проиграли не только вы, но и ваш друг Денис Лебедев. Как считаете – в чем причина поражения?

– В этот раз удача оказалась на стороне соперников. Многие говорят, что нам привозят слабых бойцов, но тот вечер бокса доказал обратное. Наши поражения показали, что оппоненты у нас сильные. Но если бы я выиграл у Индонго, то все бы сказали, что привезли очередного "мешка". Некоторых людей очень сложно удовлетворить. Даже не знаю, как мне боксировать дальше – выигрывать или проигрывать, где золотая середина?

Мурат ГАССИЕВ (слева) и Денис ЛЕБЕДЕВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Мурат ГАССИЕВ (слева) и Денис ЛЕБЕДЕВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

В МЕНЯ НИКОГДА НЕ ВЕРИЛИ

– Как вы восприняли первое поражение в своей карьере?

– Не скажу, конечно, что не обратил на него внимания. Да, было неприятно. Но я не сложил руки, не ушел в себя. Для меня этот проигрыш стал определенным опытом, который, я надеюсь, сделает меня сильнее и откроет больше возможностей. Постараюсь извлечь из него урок и двигаться дальше.

– Раньше вы очень хотели поехать в США поучиться боксировать. Может, самое время?

– Сейчас ехать в Соединенные Штаты имеет смысл, если там будет проходить мой бой. Если же бой будет в России, то стратегически это неправильно – перелет, акклиматизация, а потом еще один перелет назад и новая акклиматизация. Мне это сложно дается. Возможно, стоит поехать на какой-то промежуточный сбор, когда нет боев, просто для опыта. Для повышения квалификации, так сказать.

– В начале вашей карьеры, еще в любителях, вы пробивались сами. Сами договаривались об участии в соревнованиях, ездили на сборы. Никто в вас не верил?

– В самом начале карьеры действительно никто в меня не верил, потому что я пришел в бокс довольно поздно. Полтора года ходил на тренировки до армии, а потом возобновил, только уже когда вернулся. Вообще, мне постоянно приходилось доказывать, что я что-то могу, и не только себе, но и окружающим. Раньше я и думать не мог, что стану чемпионом мира. И никто вокруг меня так не думал. Стану ли я опять чемпионом мира? Самому себе я уже все доказал. Доказать что-то другим – невозможно. Например, Флойд Мейуэзер для некоторых людей до сих пор ничего не доказал. Я считаю, что он крутой чувак, но его все равно будут критиковать. Это участь любого чемпиона. Я уже доволен тем, что имею и, надеюсь, еще буду иметь.

– Вы говорили, что мечтаете построить школу бокса для детей в городе Орле. Как сейчас продвигаются дела в этом направлении?

– Пока все остается только в перспективе, и сдвигов никаких нет. Нужны большие финансы, чтобы этот клуб построить, а затем запустить. Один я не готов делать такие вложения, а финансирования со стороны не хватает. Но я по-прежнему горю этой идеей – создать хорошую школу бокса. Не где-то там в подвале…

– В котором вы тренировались…

– И продолжаю тренироваться (смеется). Но если серьезно – это должна быть хорошая академия бокса с бесплатным обучением для детей. Это обязательный принцип, чтобы абсолютно любой ребенок, даже если у него нет денег, мог приходить и заниматься спортом. Вы же знаете, что по большей части большие боксеры выходят из бедных слоев населения. Дети в зале должны быть голодными до побед. Только так мы сможем вырастить новых чемпионов мира. У нас талантливые дети, и нужно просто дать им возможности проявить себя.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ