18:30 17 января 2017 | Бокс

Алексей Титов: "Соперником Пакиао будет либо Михайленко, либо Проводников"

Руслан ПРОВОДНИКОВ. Фото REUTERS
Руслан ПРОВОДНИКОВ. Фото REUTERS

Молодой промоутер и один из кандидатов на пост президента Федерации бокса России рассказал "СЭ" о том, зачем он хочет привезти в Россию знаменитого Мэнни Пакиао и почему Жоан Дюапа затребовал за бой с Поветкиным двойной гонорар.

– Самым сложным в организации боя Поветкина в Екатеринбурге для вас был день, когда пришла новость о положительной пробе?

– Он тоже был сложным, но я бы не сказал, что сложнее, чем вся подготовительная работа. Ведь в андеркарде, где у нас было пополам боев с "Миром бокса", не было ни одного незрелищного поединка.

– Вам было комфортно работать с командой Рябинского?

– Да, вполне. Хорошая команда, приехали умные ребята, сразу же сошлись с нашими. Пробежались по площадке, увидели, что все готово, пожали руки. Вечером пожелали друг другу удачи.

– Имиджевых потерь из-за ситуации с положительной пробой не было?

– Никаких. Это вопрос команды Саши Поветкина, которым они занимаются. Наша же задача была организовать этот бой, и все.

– Откуда появился вариант с заменой Стиверну?

– Он рассматривался заранее, где-то за месяц был подписан Дюопа – он прилетел за три дня до взвешивания как запасной. Это нормальная практика. А если бы травмировался Стиверн… Мы заранее подстраховались, потому что вложения в мероприятие были колоссальными. Мы не могли рисковать потерей и финансовой составляющей, и своего имиджа. Все пришли посмотреть на Сашу Поветкина. А Стиверн или Дюопа... Тем более Дюопа – это пятый номер рейтинга, он нокаутировал Хелениуса…

– А ситуация с кроссовками вместо боксерок?

– Ну, человек потерял багаж. У него 49-й размер ноги. Нигде в Екатеринбурге, к сожалению, не нашлось боксерок нужного размера. Мы не верили до конца, что Дюопа выйдет на ринг вообще. Он сидел и ждал свой гонорар за то, что вообще приехал. И в день боя мы узнаем, что с ним еще раз нужно договориться сейчас. И Дюопа говорит: "Ребят, извините, но та сумма, про которую мы проговорили, – это было вчера. Сегодня у Сани допинг нашли – и нужно в два раза больше".

БОЙ ПАКИАО В РОССИИ – ЭТО КРУТО, НО ЕСЛИ ОН НЕ ПРОИГРАЕТ В АВСТРАЛИИ

Руслан Проводников говорил, что взял некоторую паузу и сейчас в раздумьях относительно карьеры.

– На следующей неделе я встречаюсь с Димой Михайленко, и от этого разговора будет очень многое зависеть. Я хочу Руслану предложить то, ради чего он начинал свою боксерскую карьеру. Это самый большой бой в его жизни, который пройдет в России.

– То есть вам бы хотелось, чтобы он все-таки возобновил карьеру?

– Мы ведем переговоры с Пакиао на бой в июле. Соперником великого филиппинца будет либо Михайленко, либо Проводников.

– Если это будет Руслан, есть ли какие-то наметки по подготовке?

– Я бы хотел предложить ему свои услуги. Но его подготовкой должны заниматься специалисты высшего уровня, чтобы он смог в хорошей форме подойти к данному поединку и выиграть его.

– Что думает о перспективе своего боя против Пакиао Михайленко?

– Он очень хочет реванш с Чарльзом Манючи. То поражение настолько зацепило его, что он говорит: "Леха, я не хочу драться с Пакиао, я хочу реванш с Манючи". Я ему говорю: Дима, это шанс всей твоей жизни. А он все одно: давай бой с Манючи, а потом Пакиао, и у него сейчас только такая позиция. Мы еще раз обсудим на следующей неделе.

– Для вас будет сложным выбор, если его придется делать, кого все-таки поставить с Пакиао – Михайленко или Проводникова?

– С Михайленко я начал работать в 2009 году. Это мой боксер, я курировал всю его карьеру. Я был внутри всех процессов. Для меня более предпочтительно, чтобы это был Дима, потому что я на 100 процентов уверен, что он может выиграть этот бой. Ключевых вопросов два – это сам Дима и бой Пакиао в Австралии, филиппинцу нужно не проиграть.

– То есть, если он проигрывает, вы его не ждете в России?

– Мы тогда возьмем Джеффа Хорна, который станет чемпионом WBO, и проведем бой с ним. Бой Пакиао в России – это круто, но если он проиграет и упустит титул, это уже не будет круто. Тогда придется думать над чем-то другим.

– Какие планы по Евгению Градовичу?

– Женя, к сожалению, травмировался. Он должен был принимать участие в шоу 18 февраля в Челябинске. Но получил травму руки и теперь, наверное, только 6 мая вернется на ринг.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ БОКС – УБЫТОЧНОЕ ДЕЛО

– Вам 26 лет, но как промоутер вы многого добились. К чему стремитесь?

– Чтобы российский профессиональный бокс встал на один уровень с американским.

– Но на это нужно достаточно много времени...

– У меня вся жизнь впереди. Поэтому мне это и интересно. Поэтому мне интересно развивать олимпийский бокс. Я еще в молодом возрасте, я могу многое запланировать – через четыре года, восемь лет, шестнадцать лет... Я могу выстраивать стратегию.

– В моем понимании, для реализации обозначенной вами задачи нужно решать вопрос с телевидением, с трансляциями pay-per-view.

– Да. И это один из проектов, которые мы начинали развивать. Трудности есть, но мы видим, что нужно делать, чтобы профессиональный бокс стал выгодным. Как только профессиональный бокс станет прибыльным в финансовом плане, так поднимется и уровень бокса в стране.

– Пока он невыгоден?

– Профессиональный бокс – это убыточное дело. Он не приносит денег в России. Боксерам – да, приносит, но для промоутеров это убытки, ни один промоутер высокого уровня не зарабатывает на своих боях. Но сейчас ситуация улучшается, виден горизонт того, что бокс станет выгодным. Давайте поставим планочку в десять лет.

– Есть ли у профессионального бокса в России свой зритель?

– Ситуация аналогична продаже билетов. Раньше мы не могли продавать билеты, все хотели попасть на трибуны бесплатно – я сват, брат, кум, я с ним тренировался и так далее. Мы исправили эту ситуацию, теперь люди платят, чтобы посмотреть хорошее шоу. Считаю, что так же будет и с телевидением. Когда человек захочет получить хороший продукт, то он будет платить. Россия на сегодня – самый быстроразвивающийся рынок профессионального бокса в мире. Ни у одной страны нет такого роста. Многие стоят на одном уровне и не знают, как прыгнуть дальше. А у нас идет рост. Главное, чтобы он не останавливался.

ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ИНТРИГ И ПОДКОВЕРНЫХ ИГР

– Как у вас появилась идея баллотироваться на пост президента ФБР?

– Ситуация накалилась на Олимпиаде, когда главный тренер сборной Лебзяк поднял этот вопрос. Отклик был получен на самом высоком уровне. В какой-то момент мне поступило предложение: сейчас трудная ситуация, не хотел ли бы ты стать кандидатом на пост президента?

– И вы дали согласие?

– Как видите.

– Долго раздумывали?

- Тут думал даже не я. Мы совещались со всей нашей командой. Мы занимаемся развитием бокса, и я – это не один человек, это целая команда. Мы обсудили и приняли решение, что можем двигаться в этом направлении.

– Расскажите об основных направлениях вашей предвыборной программы.

– Что прежде всего придется решить? Все. Потому что проблемы есть в каждой сфере в федерации – и в тренерском штабе, и в судействе, и в подготовке спортсменов. Сейчас потихоньку клубок распутывается, уже есть понимание того, как работала федерация ранее, какие были упущения и как двигаться вперед.

– Ситуация в любительском боксе не удручает?

– Я не оцениваю ситуацию эмоциональными категориями. Сейчас важно во всем разобраться и незамедлительно принимать меры, без поиска правых и виноватых. Я новый человек, который занимался боксом всю жизнь, но не был внутри именно любительского бокса. Я вне этой системы. И мое мнение: именно такой человек сейчас и требуется – чтобы не было никаких интриг и подковерных игр. Никто не может решать свои задачи за счет бокса – ни политические, ни какие-либо другие. Сейчас важнее всего работать во благо российского бокса, и с теми, кто придерживается этих же целей, мы будем действовать сообща.

– Помимо вас на пост президента есть еще кандидаты. Ощущаете конкуренцию с их стороны?

– Самый серьезный человек, который разбирается в вопросах бокса и который реально хочет принести пользу боксу, – это Эдуард Хусаинов. Но у меня ни с кем борьбы не будет – я за бокс, за развитие нашего вида спорта. Если люди готовы работать в команде, то это наши люди. Я считаю, что каждый кандидат всей душой болеет за бокс, а потому хочу сотрудничать со всеми, а не бороться. Хочу опереться на их богатейший опыт, которым они, безусловно, обладают.

– У вас с АИБА есть какие-то отношения?

– Я был на 70-летии главы федерации Чинг Куо Ву, был на конференции. Мы нашли с ним общий язык, думаю, что мы сможем двигаться с ним в одном направлении. Его проект WSB – это очень интересный, перспективный проект, который нужно развивать не только на международном уровне, но и внутри страны.

– Одна из больших проблем любительского бокса – судейство…

– Да, нужно проводить конференции как судейские, так и тренерские, повышать квалификацию наших специалистов, чтобы не было никаких вопросов. Если вопросы будут возникать и если будет явно видно, что присутствует какая-то составляющая извне, их нужно кардинально и жестко решать.

– А что касается коррупции?

– Давайте будем апеллировать фактами. Когда будут выявлены факты, тогда и будем об этом говорить. Я против голословных обвинений и популизма. Мы сюда и заходим для того, чтобы выявлять данные случаи и в них разбираться. И чтобы такого внутри страны не было. Должны побеждать лучшие в регионах, они и должны выступать на чемпионате России. Лучшие на национальном первенстве формируют состав сборной, которая едет представлять страну на международной арене. Других вариантов быть не может, мы говорим о национальных интересах. А если главный тренер сборной прямо во время Олимпиады говорит о "туристах"… Конечно, можно списать это на излишнюю эмоциональность, но дыма без огня, как известно, не бывает.

ЛЮБИТЕЛЬСКИЙ БОКС АБСОЛЮТНО НЕ РАСКРУЧЕН

– Хотела бы затронуть вопрос финансирования. Как с этим обстоит ситуация?

– У каждого региона должен быть свой финансовый партнер, который сможет обеспечить внутренние потребности каждой из команд. Но я считаю, что бюджет, выделенный министерством спорта на Федерацию бокса России, достаточен для всех внутренних вопросов. И он ни в коем случае не может быть убыточным при рациональном расходовании средств.

– Планируете привлекать дополнительные инвестиции?

– Если нам хватает денег внутри бюджета, то для чего это нужно? Но если будут находиться люди и компании, заинтересованные в том, чтобы у национальной команды были еще лучшие условия – мы не откажемся от такой помощи. Но сами ходить с протянутой рукой и просить у кого-то помочь нам именно в финансовом плане не будем. Будем помогать искать финансы регионам, у нас вся проблема там. Потому что нет коммуникации от центра к регионам, надо это наладить и действовать как одна большая боксерская семья. Это будет нелегко. Но знаете что... Нелегко было привезти Сергея Ковалева в Россию и организовать его бой здесь, нелегко было построить трибуны на 15 тысяч зрителей и провести бой Саши Поветкина, нелегко будет организовать бой Мэнни Пакиао в России. И со всеми этими "нелегко" сталкиваюсь я.

– Ваше видение в плане национальной сборной: будет ли меняться тренерский штаб?

– Не знаю. Все эти вопросы будут решаться после выборов. Буду общаться со всеми специалистами, кто на самом деле окажется компетентен, тот и останется в команде.

– У вас будет время, чтобы совмещать работу в ФБР и вашу деятельность в профессиональном боксе?

– Я с момента выдвижения своей кандидатуры на пост президента ФБР приостановил деятельность в профессиональном боксе. Но, безусловно, пока передаю дела, постоянно контактирую со своей командой.

– Насколько вы довольны текущей раскруткой любительского бокса в стране?

– Он абсолютно не раскручен, потому что даже чемпионат России не был показан на федеральных каналах. Нужно продвигать национальных героев, по примеру которых дети пойдут в залы. Таких, как Сергей Ковалев, Саша Поветкин, Руслан Проводников. Заметьте – я сейчас назвал имена профессионалов. А ведь было время, когда фамилии любителей-чемпионов знал каждый мальчишка. И это обеспечивало массовость боксу. Сейчас мы сможем говорить о массовости, когда у нас появится статистика, сколько детей пришло в залы по результату нашей работы – это главный показатель нашей работы. Олимпийские медали и чемпионы мира в профессионалах – это следующий шаг, но именно он ведет к тому, что дети идут в залы.

– Будете ли раскручивать любителей, чтобы их знали, как Ковалева и Поветкина?

– Мы хотим выстроить четкую систему по переходу из любительского бокса в профессиональный. И некоей прослойкой должна стать лига WSB. Должен существовать четкий регламент, до какого времени человек может находиться в составе олимпийской команды и когда он должен переходить в профессионалы. Мы сталкиваемся с этим вопросом часто. Например, когда боксеру 34 года, а он едет на чемпионат России по любителям. В профессионалах он уже не нужен, а что дальше? Завтра бокс закончится, куда он пойдет? А профессиональным боксом он сможет прокормить свою семью, в профи можно выступать и до сорока лет. И одновременно можно быть успешным тренером или промоутером, а может, политиком. Вариантов много, нужно развивать себя как личность, и над этим мы тоже хотим работать. За счет бокса мы хотим выстроить правильную идеологию, это же в первую очередь воспитание детей.

– Есть еще и женский любительский бокс.

– Обязательно будем работать в этом направлении. В женском боксе есть олимпийские лицензии, за которые нужно бороться, и медали, которые нужно выигрывать.

– Если вас изберут, чего хотите добиться за четыре года?

– Чтобы открылось как можно больше залов, чтобы как можно больше детей записались в секцию бокса. Ну и, конечно, это результаты сборной в Токио-2020 – сколько мы сможем собрать олимпийских медалей. Вот это будет главный показатель. Задача – как минимум улучшить то, что было на последней Олимпиаде. А дальше будем стремиться к восстановлению прежних позиций.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...