13:20 5 ноября 2015 | Бокс

Поветкин и космос

Вчера. Казань. Александр ПОВЕТКИН после боя. Фото РИА "Новости"
Вчера. Казань. Александр ПОВЕТКИН после боя. Фото РИА "Новости"

Андрей БАЗДРЕВ – о боксерском супершоу в Казани.

Арена в Казани хлопала, кричала, топала ногами, била в барабаны, иногда всхлипывала и рыдала, изредка свистела и недовольно гудела, снова кричала и хлопала. Было весело. Много нокаутов, одно неожиданное поражение, одно очень ожидаемое, один бой почти на целые 12 раундов, одна едва не случившаяся потасовка, немного актерства, немного драмы, немного смеха и слез.

Главное, конечно, нокауты. Ради них все и приходят. Как ни один врач не будет рекомендовать вам бокс как полезное для здоровья занятие, так же ни один промоутер, боксер или журналист не захочет снова и снова видеть бои, где решения выносят судьи. Во-первых, я им не доверяю. Даже в самых однозначных ситуациях они попадают в разногласия. Не всегда по злому умыслу, чаще всего тому виной субъективное восприятие картины боя и разные приоритеты судейства – кому-то важнее точность, кому-то агрессия, а некоторым – нанесенный урон. Во-вторых, смотреть на бокс без нокаутов так же скучно, как на сохнущую краску. Скучнее только, когда ты заранее до боя знаешь, кто и почему победит. И тут уже любое отклонение от ожидаемого сценария радует глаз.

Поэтому Поветкин, остановивший мотивированного и собранного Мариуша Ваха, это событие. Вах не хотел отбегаться от Поветкина, он искал точку для приложения своего правого удара. Пару раз ему даже удалось попасть так, что по лицу "Русского Витязя" тонкой струйкой из рассечения потекла кровь. Да и на пресс-конференции после боя Поветкин выглядел потрепанным. Гематома вокруг глаза уже начинала заполняться жидкостью, и это только первичное визуальное подтверждение того, насколько тяжелым был бой. Вах верил в свой удар, как и верил в то, что удар Поветкина он выдержит. В общем, эти двое знали друг друга хорошо и в ожиданиях не ошиблись. Но когда урон от ударов накопился, глаз Ваха заплыл, а очередное попадание в 12-м раунде вскрыло глаз, и поляк совсем перестал видеть удары – рефери принял единственное верное решение.

Разумеется, Трояновский должен был побеждать Куэнку и забирать у него пояс IBF. На нокаут не ставили – аргентинец нокаутами не выигрывает и не проигрывает. Ситуация вышла некрасивая, аргентинцы полезли в ринг, кричали, устроили малопонятную суету, и главная претензия была к рефери, который спровоцировал эту ситуацию. На вопрос, готов ли Куэнка продолжать бой, он не получил внятного ответа, но достаточно очевидно было то, что боксер всего лишь хочет взять паузу на восстановление.

– Готов продолжать бой?

– Нет. Еще все болит.

– Ну, перерыв пять минут!

Только Дэвид Филдс так не сделал. Он зафиксировал отказ и объявил технический нокаут. В Аргентине бы в такой ситуации уже летели в ринг стулья, бутылки воды, а судью и боксера-противника с командой уже охрана прятала бы где-то под рингом...

А так – медвежья услуга Трояновскому, который при другом раскладе разобрался бы с соперником сам и мог бы победой гордиться. В итоге на пресс-конференции он рассказывал, что сам толком не понял, как это все вышло и пояс чемпиона остался у него.

Совсем другой рефери – Стив Смугер. Он ни разу не гуманист и не славится излишней осторожностью. Он всегда дает боксерам сделать чуть больше, чем им самим хочется.

– Ты думаешь, ты с ним закончил?

– Ударь-ка его еще раз...

Вот Лебедев и ударил. Перед этим Кайоде устроил настоящую пантомиму, проявил недюжинный актерский талант, демонстрируя после каждого нокдауна, что там и удара, в общем-то, не было. Разводил руками, таращил глаза и требовал продолжения боя. За несколько секунд до того, как Денис отправил его на пол в 7-м раунде, вдруг стало заметно, что Лебедев остановился, почти перестал двигаться назад и в сторону, уперся поплотнее – и ударил. Кайоде упустил этот момент, смена тактики произошла так быстро, что ему даже не пришло в голову "все, конец", и голова на некоторое время прощается с центральной нервной системой.

Вообще-то примерно этого ждали от Кудряшова, который бьет, как конь копытом. Но в промежутке между развитием личного бренда, созданием крутой боксерской формы, съемками в кино и записью музыкальных треков про боксера "Кувалду" он с командой забыл о необходимости развиваться в качестве бокса. Соперник-нигериец подождал раунд, выждал момент и обрушился с серией тяжелых ударов, от которых Дмитрий по одному ему известным причинам решил не защищаться. Вышло неприятно и совсем не смешно.

Поражение Рахима Чахкиева было, напротив, ожидаемым, неотвратимым и оттого чуть менее болезненным для тех, кто следил за его карьерой в последние годы. Ола Афолаби – человек значительно более высокого боксерского интеллекта, который уступает в скорости, мощи, выносливости и ресурсах организма, но превосходит в скорости принятия решений по ходу боя. Он отдал начало боя, дал Рахиму немного вымахаться, зацепил его одним ударом, а следующим уже отправил прямиком в космос. Чахкиев быстро пришел в себя, но от его боксерской карьеры ждать этого не следует. Нет у него столько времени и столько здоровья, сколько есть у Кудряшова. Зато всегда есть время, чтобы подумать – с кем хотелось бы провести прощальный бой и не стоит ли сменить на всякий случай тренера. Решение и так серьезно запоздало. Пока Рахим думал об этом, очередной космический аппарат долетел до Плутона и скоро покинет пределы Солнечной системы.

Ждать больших боев бывает по-своему увлекательно – ожидание боя Мейуэзер – Пакиао было, например, круче самого боя, но хотелось бы, конечно, чтобы Поветкин встретился с Уайлдером до того момента, как человечество колонизирует Марс. Такие поединки интереснее смотреть, чем о них рассказывать, они попадают прямо в историю.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...