18:00 2 ноября 2015 | Бокс

Александр Устинов:
"Стал спортсменом после того,
как не взяли в школу милиции"

29 сентября 2012 года. Гамбург. Александр УСТИНОВ (слева) против Кубрата ПУЛЕВА. Фото AFP Александр УСТИНОВ. Фото photosport.co.nz
29 сентября 2012 года. Гамбург. Александр УСТИНОВ (слева) против Кубрата ПУЛЕВА. Фото AFP

Боксер с необычной судьбой рассказал корреспонденту "СЭ" о том, как пришел в большой спорт в 25 лет, о спаррингах с Виталием Кличко и объяснил, почему выходит на ринг то под российским, то под белорусским флагом.

Интернациональный чемпион WBA в супертяжелом весе Александр Устинов – фигура в мировом боксе не самая известная, но очень колоритная. В его жизни были работа в ОМОНе, Вторая чеченская война, успехи в кикбоксинге и ММА. В ближайшем будущем Устинов собирается претендовать на титул временного чемпиона мира по боксу по версии WBA. На пути к этому поясу Александру в следующем бою предстоит встретиться с Луисом Ортисом или Дереком Чисорой.

ПОЗНАКОМИЛСЯ С ТРЕНЕРОМ И УЕХАЛ В БЕЛОРУССИЮ

– Ваш последний бой против американца Морриса Харриса за титул интернационального чемпиона WBA в Венесуэле продлился меньше минуты…

– Я думаю, Харрис недооценил меня и пренебрег подготовкой. А я, напротив, его хорошо изучил. Мы с тренером разбирали его бои, анализировали сильные и слабые стороны. Думаю, он не ожидал, что я сразу пойду на него атакой.

– Ваш промоутер Владимир Хрюнов направил запрос на проведение следующего боя Луису Ортису, с которым вы сможете сразиться за титул временного чемпиона WBA. Вы уже начали подготовку к поединку?

– Ответ от Ортиса еще не получен, насколько я знаю, но я возобновил тренировки. Будет бой или нет, в любом случае я уже отдохнул и теперь пора возвращаться к работе кто бы ни был мой следующий соперник.

– Вы живете в Белоруссии, но родились в России?

– Я родился в Алтайском крае, село Паутово. Там я закончил школу и жил до 18 лет. Потом ушел в армию на два года, служил на Дальнем Востоке. После армии вернулся на Алтай, но затем перебрался в Новосибирск.

– Интерес к единоборствам возник в армии?

– Нет, гораздо позже. Единоборствами я стал заниматься только в 25 лет. Я жил в Новосибирске и работал в ОМОНе. Отслужив три с половиной года, я познакомился с Владимиром Задираном, его пригласили из Белоруссии, чтобы он поднял уровень бокса в Новосибирске и Новосибирской области. И вот как-то раз по делам я зашел в зал, где Задиран занимался с ребятами, посмотрел тренировку, разговорился с тренером. Владимир спросил, не хочу ли я заняться профессионально кикбоксингом. У меня большого желания не было. На тот момент была перспектива поступления в школу милиции. После обучения в ней мне бы присвоили офицерское звание. В общем, меня ждала карьерная лестница. Но так сложились обстоятельства, что в школу милиции меня не отпустили, и это стало основной причиной, по которой я решил изменить свою жизнь. Я написал рапорт об увольнении и переехал в Белоруссию, чтобы тренироваться у Задирана.

МЫ УЧАСТВОВАЛИ В ШТУРМЕ ГРОЗНОГО

– Иногда вы выходите на ринг под российским флагом, иногда под белорусским. Как это можно объяснить?

– Я из России, но все мои знания я получил от белорусского специалиста. Поэтому последний бой я выходил под российским флагом, а до этого выступал под белорусским. Во время боя с Чаунси Уэлливером в Москве мы выходили под двумя флагами одновременно – и под российским, и под белорусским. Я гражданин России и не хочу менять гражданство, но в Белоруссии у меня семья, я там обжился. Один из самых выдающихся белорусских музыкантов Владимир Мулявин тоже, по моему, родился где-то на Урале, а его "Песняры" сейчас являются визитной карточкой Белоруссии.

– Правда, что вы любите хоккей и посещаете матчи минского "Динамо"?

– Когда есть возможность – обязательно. В детстве я сам занимался хоккеем, насколько позволяли сельские условия. У нас был хороший методист по спорту в совхозе, он пропагандировал здоровый образ жизни, создавал секции – волейбол, настольный теннис, хоккей – зимой, футбол – летом. Он работал в школе физруком.

– О единоборствах в детстве тоже не помышляли?

– Конечно, когда пошли видеокассеты с фильмами, в которых снимались Брюс Ли, Джеки Чан, я как и все мальчишки их смотрел, это было круто, но я понимал, что это только кино.

– До знакомства с Задираном, вы прошли Вторую чеченскую войну. Можете рассказать об этом времени?

– Я работал в милицейском спецподразделении – в новосибирском ОМОНе. По долгу службы мы участвовали в операциях по обезвреживанию банд-формирований на Северном Кавказе. Участвовали в штурме Грозного.

– У вас есть боевые награды?

– Орден мужества и медаль "За заслуги перед отечеством" второй степени.

ЧЕТЫРЕ ГОДА СТОЯЛИ НА ЗАПАСНОМ ПУТИ, КАК БРОНЕПОЕЗД

– У вас были очень хорошие результаты в кикбоксинге. Вы выиграли несколько европейских турниров, кроме того, пробовали выступать в ММА, но в конце концов выбрали профессиональный бокс. Почему?

– Наверное, это стечение обстоятельств. Мы достигли определенных вершин в кикбоксинге. За два годы выиграли восемь международных турниров. Мы стремились попасть на финальное "Гран-при", которое всегда проходит в Токио, но наш менеджер никак не мог договориться с организаторами. В результате в Японию мы не поехали. Уже тогда мы начали пробовать себя в боксе и попали на сборы к Виталию Кличко. Поэтому чаша весов склонилась в пользу бокса.

– Вы – это кто?

– Я и мой тренер. Я не разграничиваю. Я считаю, что мы одно целое, одна команда. У нас одна цель, и мы вместе к ней идем.

– Промоутерская компания братьев Кличко предложила контракт вам как кикбоксеру, а не как боксеру. Почему?

– Многие единоборства чем-то похожи. Многие ребята начинали с одного единоборства, потом переходили спокойно в другое. Тот же Виталий Кличко – он сам из кикбоксинга вышел, тот же Александр Поветкин – тоже из кикбоксинга, Григорий Дрозд – выходец из тайского бокса. Таких ребят очень много.

– Владимир Хрюнов как-то озвучил мнение, что компания братьев Кличко подписала с вами контракт, чтобы не допустить боя между вами и Владимиром Кличко. Вы согласны?

– Видите ли, четыре года нас держали в тени. Не было работы, которая позволяла бы продвигаться дальше. Как бронепоезд на запасном пути простояли. Возможно, Владимир Хрюнов прав. Когда мы боксировали в Новой Зеландии с Дэвидом Туа, Виталий Кличко или кто-то из менеджеров, уже не помню точно кто, сказал, что если Туа меня побьет, то потом встретиться с Владимиром Кличко, а про меня почему-то ничего не сказал. А если я побью Туа? Мне тоже хотелось с Кличко встретиться.

– А в чем дело? Владимир Кличко опасается что проиграет?

– Я не могу сказать за него. У каждого свое видение. Наверное, чем-то его нежелание обосновано.

– До декабря 2014 года у вас был большой перерыв в карьере. Не было боев больше года…

– На тот момент наш промоутер, компания братьев Кличко "K2 Promotions" не устраивали для нас бои. Они не выполняли обязательств по контракту, поэтому мы с ними просто-напросто расстались.

ВИТАЛИЙ МНЕ БОЛЬШЕ ИМПОНИРОВАЛ КАК БОКСЕР, ЧЕМ ВЛАДИМИР

– Сейчас ваша встреча с Владимиром Кличко становится более вероятной. Есть такая цель?

– Конечно! А смысл заниматься каким-то видом деятельности, если не дойти до какой-то финальной линии и не стать чемпионом. Любой боксер, который пришел в зал и надел перчатки мечтает о том, чтобы стать чемпионом. И это правильный подход.

– В тот период, когда вы работали на компанию братьев Кличко, вы жили на Украине?

– Нет, я жил в Минске. Тогда наши государства еще дружили и меня постоянно ставили в пример, как спортсмена, который несет флаг славянской общности – родился в России, живет в Белоруссии, а выступает за украинский клуб. Три восточнославянские нации объединяет.

– Вы были спарринг-партнером Виталия Кличко?

– Да, я два раза приезжал к Виталию на спарринги.

– Какого вы мнения о нем как о боксере?

– Виталий очень грамотный, умный, хитрый боксер. Он видящий, наблюдает до последнего момента. Как боксер, он мне даже больше импонировал, чем Владимир. У Виталия своя стойка, он более открыт, руки сильнее опущены, но при этом, он очень хорошо чувствует оппонента и хорошо двигается.

– Федор Чудинов говорил, что Рой Джонс помогал ему готовиться к бою с Френком Бульони. Вам Джонс никаких советов не дает?

– Нет, обмена опытом у нас не было, по крайней мере, пока. Я считаю, что Рой Джонс – один из величайших боксеров, которые были в истории бокса. Он очень зрелищный боец.

– А кто еще из боксеров в мире вам нравится?

– У меня есть один любимый боксер. Но он находится в моем воображении. Это тот фантом, та иллюзия, которую я создаю и к которому стремлюсь. В первую очередь, этот боксер должен быть умным, сильным, у него очень хороший удар и он здорово двигается. Наверное, у каждого человека, который чем-то занимается, есть такое видение идеала.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ