11:13 24 мая 2015 | Бокс

Прогулка в Лужниках: от Дрозда до Поветкина

Пятница. Москва. Лукаш ЯНИК пропускает удар от Григория ДРОЗДА. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Пятница. Москва. Лукаш ЯНИК пропускает удар от Григория ДРОЗДА. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

22 мая в Лужниках "наша взяла" как-то совсем безоговорочно, не оставив "не нашей" вообще никаких шансов. А судей на главные бои можно было вообще не приглашать. Они просто не понадобились. Дмитрий Кудряшов, Рахим Чахкиев и Григорий Дрозд сделали их работу ненужной. Ну а Александр Поветкин вообще оставил их без какой бы то ни было работы.

Уже лет пятнадцать как у меня сложилась привычка почти на любые боксерские турниры приходить к самому началу. Началось все с того, что 29 июля 2000 года я очень рано попал в зал, где должен был состояться бой Кости Цзю с Хулио Сесаром Чавесом, в Финиксе, штат Аризона. Честно говоря, я просто спасался от жары. На улице градусов было под пятьдесят, а в зале меньше двадцати. Так что вопрос о выборе не стоял. Кто хотел жить – шел в спорткомплекс, но все застряли в фойе, а я прошел к рингу.

Там только что начали бой два тяжеловеса, черный и белый. Черный был огромен, а белый техничен. Неожиданно для себя я засмотрелся, попутно заметив, что помимо боксеров я практически один в зале. Но смотреть мне долго не пришлось. Белый провел удар, кажется, справа, и черный тяжело и как бы нехотя упал. Лицо его искажало такое страдание, что было ясно, что не встанет. Белый толком даже не вспотел. Лицо его мне показалось не то что знакомым, но каким-то своим. Так оно и оказалось: это был будущий чемпион мира в тяжелом весе по версии WBO белорус Сергей Ляхович. Думаю, я так и остаюсь то ли единственным, то ли одним из очень немногих, кто видел этот бой. А посмотреть его стоило.

Вот в поисках таких неожиданностей я и прихожу в зал пораньше. В Лужниках мне об этом жалеть не пришлось. Сначала дебютант Рамзан Байсаров (69,9 кг) из Чечни вполне живописно, дважды приземлив, победил по очкам Андрея Полякова из Волгограда. Затем Дмитрий Бивол (79,4 кг) еще более живописно сначала послал своего соперника американца Джоуи Вегаса в нокдаун в третьем раунде, а потом в нокаут – в четвертом.

Ну а потом стало совсем весело. Россиянка Светлана Кулакова встречалась с немкой Мари Ридерер. Поединок проходил в весе около 63,5 кг. У Ридерер был серьезный послужной список: 15 побед, из них 10 нокаутом, что для женского бокса редкость, 2 поражения и 1 ничья. Однако у меня сразу возник вопрос, где она эти нокауты набрала. Ридерер умела, судя по всему, две вещи. У нее была достаточно правильная стойка, и из этой стойки она умела просто и без затей бить правый прямой. Я бы такую бойцовую даму выставил против мешка, не человека-мешка, а самого настоящего тренировочного мешка, и был бы уверен в ее победе процентов на 90. Но против Кулаковой?

Видимо, у красавицы Светланы было хорошее настроение. Она обратила бой в веселую драку и принялась куражисто избивать совершенно обалдевшую немку. Надо было на этот бой позвать знаменитую режиссершу Валерию Гай Германику, непревзойденного мастера школьной темы в ее современном преломлении. Вполне возможно, что бой Кулаковой с Ридигер сподвигнул бы Германику на создание фильма "Все сгниют, а я воскресну", а то и на целый сериал "Гимназия". Кошмар подумать, чем бы там занимались гимназисты и особенно гимназистки. Только, боюсь, Германика отвела бы Светлане роль плохой девушки, а она хорошая, и добро победило зло единогласным и разгромным решением судей: 80-73 (двое) и 80-72.

Затем в ринг поднялись тяжеловесы: прописавшийся в наших краях сириец, долго делавший вид, что он немец, Мануэль Чарр и австралиец Алекс Лепаи. Чарра у нас знают и любят, и у него есть большая и очень голосистая (в том числе и женская) аудитория, которая называет его "Наш Ласковый Миша" и очень за него болеет.

Поначалу бой у Чарра не очень складывался. К тому же у него обнаружился один не то чтобы недостаток, но уж точно не достоинство. У него необычайно звонкое брюхо. Если Липаи туда попадал, то звук шлепка, думаю, был слышен за пределами зала.

То ли это, то ли пропущенные удары здорово разозлили Чарра, и он стал теснить соперника, показав при этом вполне сносную правую руку, которой бил не только прямые и боковые, но иногда и очень неожиданные апперкоты. Конечно, поединок носил несколько "колхозный" характер, но смотрелся интересно, а иногда и забавно. Чарр одержал заслуженную победу. Все судьи отдали ему свои голоса: 100-90, 98-94, 97-92.

Вот так, с шутками и прибаутками, мы провели время до первого главного боя.

Дмитрий Кудряшов (90,7 кг) (Россия) нокаутировал в 6-м раунде Викапиту Мероро (Намибия).

Кудряшов приучил нас к боям в стиле неожиданного глотка чистого спирта. Ба-бах! И глаза лезут на лоб даже у зрителей, что уж там говорить о сопернике? Извините за тавтологию, его последние соперники, экс-чемпион мира кубинец Хуан Карлос Гомес и пуэрториканец Франсиско Паласиос были в боксе не последними людьми, но оба были нокаутированы в первом раунде, что для всех стало полнейшим шоком.

Однако Мероро быстро разложить себя не дал. Выяснилось, что он прекрасно чувствует дистанцию, в результате чего Кудряшов все время оказывался то слишком далеко и не дотягивался, то слишком близко и не мог развернуться. Делать все это Мероро позволяли его очень быстрые ноги.

Однако вечно так бегать невозможно. Да и Кудряшов, хоть пока и вскользь или по защите, но попадал.

В пятом раунде у Мероро подсела скорость, и стало очевидно, что силы у него на исходе. В шестом – Кудряшов нагнал его целой серией, завершившейся ударом справа. Мероро упал, встал, но было видно, что ему тут стало как-то совсем неинтересно. А вот Кудряшов только начал входить во вкус боя. Он набросился на Мероро, стал теснить его и пробил левой по корпусу и переводом в голову. Последний удар пришелся вскользь, но хватило и первого. Мероро какое-то время лежал без движения. Считать тут можно было долго.

Рахим Чахкиев (90,7 кг) (Россия) нокаутировал в 8-м раунде Джуниора Энтони Райта (США).

Чахкиев, по-моему, очень хотел завалить Райта. Впрочем, это обычное желание вообще-то добрейшего Рахима в боях со всеми противниками. Однако в планы Райта заваливаться никак не входило. Мощный левша Чахкиев уверенно давил и передавливал практически в каждом раунде, но и Райт периодически отвечал, и совсем неплохо. Запомнились несколько его отличных левых боковых, которыми он завершал серии. Да и справа тоже иногда попадал. Еще американец активизировался в концовках раундов, зная, что это часто производит избыточно сильное впечатление на судей, которые склонны в таких случаях забывать, что было в этих раундах раньше, и отдавать свои голоса финишеру. В общем, не знавший поражений в четырнадцати боях Райт вовсе не собирался узнавать его в пятнадцатом.

Тем не менее, никакого беспокойства за исход этого боя не было ни в начале, ни в середине, ни в конце. Чахкиев контролировал бой и наносил больше ударов. Хорошо работал из-за правого джеба. Его левые периодически прошивали оборону американца, а за ними часто шли еще и правые боковые. Рахим выигрывал раунды, хотя пока еще его преимущество не было совсем уж подавляющим.

Райт стал понемногу уставать, а Чахкиев, оправдывавший свое прозвище Машина, только набирал обороты и стал передавливать и перебивать Райта со все большим преимуществом. Запомнилась концовка пятого раунда, когда Рахим провел множество ударов с обеих рук.

Однако нокаут все-таки получился неожиданный, как меторит. В 8-м раунде Чахкиев раскрыл Райта длинным отвлекающим ударом справа, тот поднял руки, и тут последовал мощнейший левый апперкот в область печени. Открывать счет, как это сделал рефери, можно было только из любви к счету. Никакой практической пользы от этого интересного занятия здесь не было. Вопрос, встанет ли Райт за десять секунд, здесь вообще не стоял.

Григорий Дрозд (Россия) нокаутировал в 9-м раунде Лукаша Яника (Польша) и защитил свой титул WBC в категории до 90,7 кг.

Как мы помним, соперником Дрозда изначально должен был стать Кшиштоф Влодарчик, у которого в прошлом году Дрозд и отобрал свой титул. Но он заболел, и противник поменялся чуть больше, чем за неделю до боя.

Перед матчем я высказал предположение, что информацию о том, что Влодарчик не сможет приехать, поляки придерживали до последнего, давая дополнительное время на подготовку Янику, которого собирались предложить на замену. Мне кажется, я не ошибся. После боя представители команды Дрозда тоже говорили, что, по их мнению, Яник готовился к бою с Дроздом не одну неделю.

Так-то оно так, но не могу сказать, чтобы эта подготовка пошла ему особенно на пользу, так как в Москву он приехал не столько драться, сколько спасаться. Иногда в сельской местности стоят шалаши, в которых можно укрыться от дождя. А Янику, думаю, не помешал бы какой-нибудь "шалашик" на ринге, где он мог бы укрыться от Дрозда.

Тем не менее, высокий поляк был по-своему опасен. Он явно вытягивал Дрозда на себя, чтобы нанести ему правый навстречу. Мы немного поговорили с Григорием после боя, и он сказал, что сразу это заметил, и опережал Яника.

В общем, единственная серьезная домашняя заготовка поляка не работала, а с ринга очень хотелось уйти на своих ногах, и он продолжал бой все в том же осторожном ключе. Дрозд выигрывал раунд за раундом, в основном за счет правым прямых и кроссов и левых боковых, которые часто шли в сериях, и периодически пробивал левой по печени, что Янику особенно не нравилось. Впрочем, кому нравится, когда бьют по печени?

Во второй половине боя Яник стал явно уставать. Сил так быстро бегать, как раньше, у него уже не было, и он стал чаще огрызаться, но на Дрозда это впечатления производило все меньше, тем более, что чисто Яник почти не попадал, а вот чисто пропускал куда больше. Впрочем, когда все, о чем думает соперник, – это спасение, попасть в него бывает очень непросто.

В седьмом раунде Яник сам встал на колено, после правого бокового Дрозда, нанесенного из-за спины, потому что поляк убегал, однако рефери открывать счет не стал. Тогда Дрозд провел серию точных ударов с обеих рук, Яник вцепился в него, как утопающий во время кораблекрушения в проплывающую доску, но Григорий стряхнул его, Яник упал, и судья отсчитал ему нокдаун. С этого момента вопрос стоял, не достоит ли Яник бой до финального гонга, а когда он упадет.

Бой остановили уже в 9-м раунде, хотя Яник так и не упал. Дрозд пробил сначала сдвоенный левый боковой, который его потряс, затем серию с обеих рук. Поляк болтался, как камыш в ураган, но все-таки не падал. Правда, отвечать он совсем перестал, а пропускал все больше. Григорий продолжал атаковать. Рефери прервал бой, посмотрел Янику в глаза и решил, что с него хватит. Поляку действительно хватило. К тому моменту ему уже дали хорошего дрозда. Очень хорошего Дрозда.

Александр Поветкин (Россия) нокаутировал в 1-м раунде Майка Переса (Беглая Куба).

Ну и, наконец, настало время того боя, который все ждали. Хороший десерт не накладывают половником, а хорошее вино не пьют бочками, так что не будем жаловаться на то, что он был таким коротким.

По большому счету, невысокий кубинский левша до сих пор ничего не проигрывал. Одна ничья и одно поражение, которые имелись у него на счету до прошлой пятницы, были действительно абсолютно равными боями с сильными соперниками. Не знаю, может быть, какой-нибудь "заднеумный" мудрец сейчас скажет, что он прогнозировал такой результат, но я таких не знаю. Да, все ожидали победы Поветкина, но в жестком конкурентном бою.

Таким он был секунд двадцать-тридцать. Перес почти сразу выбросил правый боковой и левый прямой, который пришелся высоковато. Почти тут же Поветкин ответил жестким джебом. Потом бойцы немного присматривались друг к другу. Смотрины закончились правым боковым Поветкина, который дошел до цели. Было видно, что удар хороший, и Перес прочувствовал его всем собой.

Поветкин явно не собирался откладывать дело в долгий ящик и снова пошел вперед. Очень скоро он провел великолепный правый прямой. Перес дрогнул, и его повело сразу во все стороны. Он попытался отбиться, они схлестнулись и вошли в какой-то полуклинч, грудь к груди, причем Перес был как бы смещен вправо. И тут, выходя из этого клинча, Поветкин нанес короткий удар согнутой в локте правой рукой. Перес не упал. Он опрокинулся. Было ясно, что это нокаут. Однако он встал до того, как рефери закончил счет, и тот почему-то дал команду продолжить бой, хотя Перес был явно не в себе. Поветкин нанес левый боковой, от которого Перес улетел в канаты. Тут уже и рефери понял, что с него хватит.

На том вечер боев и закончился.

Во времена моего детства ребятам постарше не советовали гулять в Сокольниках. Говорили, что там бьют морды. Думаю, теперь среди иностранных боксеров пойдет слух, что не надо гулять в Лужниках. По той же причине.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...