13:00 20 января 2013 | Бокс

Посмертный триумф СССР в Америке

Казахстанский боксер Геннадий ГОЛОВКИН. Фото REUTERS
Казахстанский боксер Геннадий ГОЛОВКИН. Фото REUTERS

Выходцы из казавшегося вечным, но уже давно ставшего бывшим Советского Союза в этот уик-энд не знали никакого удержу в Америке. В субботу в Нью-Йорке Геннадий Головкин из Казахстана нокаутировал в 7-м раунде американца Габриэля Росадо и защитил свой титул WBA в категории до 72,6 кг. Почти одновременно с этим в Анкасвиле, штат Коннектикут, россиянин Сергей Ковалев нокаутировал в 3-м раунде испанца Габриэля Кампильо и приблизился еще на один большой шаг к бою за титул в категории до 79,4 кг. Были и другие достойные внимания бои.

От Геннадия Головкина ждали так многого, что многие же остались не то чтобы не слишком довольны его победой над Габриэлем Росадо, но все-таки не испытали памятного людям старшего поколения чувства "глубокого удовлетворения", которое неизменно испытывал Леонид Ильич Брежнев, глядя на все быстрее несущийся к своему концу СССР.

На самом деле попрекать Головкина – грех. Росадо оказался здоровенным малым, на вид чуть ли не на пару категорий тяжелее него самого, который поначалу, судя по всему, побаивался уроженца солнечного Казахстана. И было чего. Головкин то и дело пробивал прямые справа, от которых, по пока не проверенным данным, иногда отклеиваются уши, а Росадо его уши были нужны. Во втором раунде оба боксировали в том же стиле: Головкин бил, а Росадо бегал и иногда делал вид, что бьет. Однако в конце раунда он все-таки по-настоящему ударил справа.

В третьем раунде Росадо как будто осмелел от пропущенных ударов. Во всяком случае, он перестал велосипедить, как победитель "Тур де Франс", и стал все больше отвечать. Однако получал он все равно гораздо больше. После одного из ударов Головкина справа показалось, что дело вообще может скоро закончиться, но не закончилось. Более того, Росадо понемногу набирал обороты. Правда, большого счастья это ему не приносило. Головкин ведь тоже не останавливался на достигнутом и легко выиграл четвертый раунд. Он все больше стал пользоваться левыми боковыми, наносил удары сериями, и спорадические выпады Росадо общей картины не портили, а словно добавляли специй в изысканное блюдо: все-таки это было не скучное одностороннее битье.

Пятый раунд прошел неспокойно. Головкин был лучше в начале и в конце, а в середине Росадо все-таки сумел провести несколько своих неслабых ударов справа. Нет-нет, ничего от этих его тактических успехов не екало, но иногда создавалось обманчивое, как вскоре выяснилось, ощущение, что бой может серьезно затянуться и даже пройти всю дистанцию, хотя у американца уже было разбито все лицо и особенно область вокруг левого глаза, куда очень часто прилетали удары Головкина справа.

В шестом раунде американца, возможно, спас рефери Стив Смогер, зажевавший перехваченных где-то соплей. Головкин провел очень сильный удар, лицо Росадо, и без того все истекавшее кровью, потекло окончательно. Рефери остановил бой, как будто для того, чтобы вызвать врача, но доктор, наверное, жевал сопли в другом месте и так и не пришел. Смогер, похоже, думал, а не остановить ли ему бой, но решил все-таки этого не делать. Росадо получил так нужную ему передышку и провел остаток раунда неплохо, хотя Головкин и бил его нещадно.

В седьмом раунде Геннадий решил поставить точку в этом затянувшемся деле. Он мощно пробил справа, потом в сериях провел еще несколько апперкотов с той же руки и, наконец, нанес жуткий правый боковой, после которого сердобольная команда Росадо выбросила полотенце. Смогер, такой не к месту шустрый в предыдущем раунде, на этот раз отреагировал с опозданием, как подзависший компьютер, но все-таки остановил бой.

На том же ринге в Нью-Йоркском Мэдисон Сквер Гардене в тот день состоялись еще два чемпионских боя, перед и после поединка Головкина с Кампильо.

Сначала чемпион мира по версии WBO в категории до 59 кг пуэрториканец Роман Мартинес встречался с мексиканцем Хуаном Карлосом Бургосом. Как обычно, встреча двух латинских друзей носила крайне жесткий бескомпромиссный характер. Мартинес был активнее, попадал больше и чаще, зато Бургос бил сильнее. Тем не менее, лично мне показалось, что Мартинес выиграл с неплохим перевесом, и я крайне удивился, когда после окончания боя один из судей поставил 117-111 в пользу Бургоса. Честно говоря, подумалось, что это какой-то одинокий сумасшедший со своим гласом вопиющего в пустыне. Второй судья поставил 116-112 в пользу Мартинеса, что показалось вполне объективным результатом, но тут выяснилось, что третий арбитр выдал равные очки 114-114. Таким образом, при полном разногласии мнений ничья и стала официальным вердиктом судей в этом бою. Уже потом в интернете я обнаружил, что многие вообще сочли победителем Бургоса. Не знаю, не знаю. В любом случае, ничья позволила Мартинесу сохранить титул.

Ну а главным боем вечера в тот день в Нью-Йорке был поединок защищавшего свой титул WBO в категории до 57,2 кг мексиканец Орландо Салидо против мексиканца с другой стороны границы, то есть с американским паспортом, Мигеля Анхеля Гарсии. При всем уважении боксерской общественности к последнему фаворитом считался все же Салидо, но бой пошел по несколько иному сценарию, чем предполагалось. Быстрый и точный Гарсиа эффективно действовал на контратаках, и уже в первом раунде послал Салидо в достаточно тяжелый нокдаун, а под конец раунда сделал это во второй раз. В третьем и в четвертом раундах все еще чемпиону опять пришлось повставать с пола. После этого он немного выровнял бой, но было очевидно, что дело пахнет керосином самой высокой очистки.

И тут в восьмом раунде Салидо нанес хороший боковой… головой в нос Гарсии. В перерыве выяснилось, что нос у него после такого обращения ходит, как клавиша. Врачи долго осматривали нос, проверяли его на прочность и податливость, сгиб и излом, а потом остановили бой. Так как травма появилась в результате непреднамеренного нарушения правил, стали считать очки. Никакой сенсации здесь не было. Все судьи отдали абсолютно заслуженную победу Гарсии с его перебитым носом: 79-69 (двое) и 79-70.

Приблизительно в то время, когда Головкин избивал Габриэля Росадо в Нью-Йорке, в Анкасвилле в Коннектикуте заслуженно считающийся очень неудобным соперником испанский левша Габриэль Кампильо сам испытывал большие неудобства в бою с Сергеем Ковалевым. А именно, сосредоточено искал в ринге пятый угол. В первых двух раундах Ковалев, часто действуя из-за джеба, не самая обычная тактика против левши, особенно если этот левша здорово тебя выше, поддавливал соперника и не давал ему дышать полной грудью, а в третьем перекрыл кислород окончательно. Сначала Ковалев провел атаку, завершившуюся правым прямым, после которого Кампильо рухнул на пол. Он встал, но вскоре отправился обратно после удара Ковалева правой по корпусу. Испанец снова встал, россиянин провел еще одну затяжную атаку, завершившуюся мощным ударом справа, после которого Кампильо снова упал, и рефери остановил бой, даже не потрудившись открыть счет.

Всегда бы так.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...