00:11 7 сентября 2012 | Бокс

Кличко - Чарр: битва острословов

Москва. Виталий КЛИЧКО и Мануэль ЧАРР (справа). Фото REUTERS
Москва. Виталий КЛИЧКО и Мануэль ЧАРР (справа). Фото REUTERS

В субботу в московском спорткомплексе "Олимпийский" состоится бой чемпиона мира по версии WBC в тяжелом весе Виталия Кличко и немца сирийского происхождения Мануэля Чарра. Встречи участников предстоящего поединка на пресс-конференции и открытой тренировке превратились в два раунда словесных дуэлей, которые, по-моему, закончились вничью.

ПЕРВЫЙ РАУНД

Если Мануэль Чарр вполовину так хорошо дерется, как говорит, то Виталий Кличко в серьезной опасности, и завтра ему предстоит просто чудовищно тяжелый бой.

Нет, Кличко никак не проиграл Чарру словесную баталию на пресс-конференции, но они провели ее на равных, и оба выиграли, так как интерес к матчу значительно вырос.

Изначально Чарру отводилась роль статиста, и наша пресса, не знакомая с ним, полагала, что он, стеснительно глядя в сторону, что-то буркнет про то, как оторвет Виталию голову, тот ему ответит, потом они нежно посмотрят друг на друга, и на том дело и закончится. Но почти никто, по-моему, не ожидал увидеть искреннюю уверенность в себе с одной стороны и веселую мрачность с другой. Догадайтесь сами, о ком я говорю в обоих случаях.

Ключевым моментом пресс-конференции стал тот, когда Чарр вспомнил Махатму Ганди и привел одно его высказывание. Мое собственное образование, к сожалению, не простирается так далеко, поэтому я не могу сказать, правильно ли Чарр назвал автора этого высказывания, но само оно действительно дышит глубокой мудростью: "Сначала тебя игнорируют, потом над тобой смеются, потом с тобой борются, а потом ты побеждаешь". Понятно, что Чарр имел в виду себя. Более того, как истинный артист он не просто бросил реплику в зал, а периодически возвращался к ней на протяжении пресс-конференции, когда слышал смех в свой адрес. Вообще надо еще раз отдать ему должное, он прекрасно владел аудиторией.

Я удивился точности оценки, которую дал Чарру пару недель назад знаменитый тренер Фриц Здунек, когда мы встречались на тренировочной базе Кличко в Австрии: "Он мечтатель". И действительно, взгляд Чарра периодически теряет концентрацию, явно говоря о том, что его носитель предается грезам, в том числе и грозовым грезам о своей великой победе, в которую он не то чтобы верит до конца, но так хочет верить, что само это желание становится своего рода верой.

Известно, что мечты заводили Мануэля Чарра в разные места и даже доводили до тюрьмы. Когда ему об этом напомнили и попросили рассказать о том, как долго и за что он сидел, Мануэль отреагировал мгновенно: "Не надо говорить о старых ранах. Они и так болят. Каждый может совершить ошибку". При этом в его голосе действительно слышалась подлинная боль. Я как-то не верю ни в кающихся грешников, ни в преступников, вставших на правильный путь. Слишком часто покаяние является лишь формой самолюбования, а правильный путь оказывается очень коротким и на деле ведущим в ближайшую лужу. Хорошо, если не кровавую. Но здесь, признаться, поверил сразу. Может быть, зря, но искренне надеюсь, что нет.

А Чарр тем временем все расходился и расходился. Он стал говорить о том, как в субботу перепишет историю, нокаутировав Кличко. Виталий сумрачно ответил, что практически все его соперники обещали это, а он все никак в нокаут не попадет. Чарр понял, что слегка перегнул палку, и, когда его спросили, не страшно ли ему смотреть в глаза Кличко, ответил, что для него сам факт, что он может вот так посмотреть Кличко в глаза, - это уже само по себе подарок. "Это был последний подарок", - еще более сумрачно сказал Виталий.

Когда же Кличко взял слово, настроение у него, похоже, снова стало замечательным. Он был щедр на комплименты сопернику, говорил, что по его глазам увидел: тот приехал не просто денег заработать, а победить. Чарр в ответ сказал, что он практически за свой счет провел последние бои и влез в долги, но все равно готов был бы сразиться с Виталием и задаром. Кличко голосом человека, у которого из-под носа увели последнюю бутылку пива, сказал: "Жаль, я этого не знал".

Еще Виталий сказал, что так насмотрелся боев Чарра, что тот ему разве что не снится. Мне показалось, что если он и шутил, то не до конца. Во всяком случае, две недели назад, когда мы виделись в Австрии, ничего похожего в отношении к будущему сопернику я у него не замечал.

Ну а закончилось все тем, что оба выразили большое уважение друг к другу и разошлись, к большому сожалению зрителей.

После пресс-конференции было еще много всяких разговоров. Было ясно, что пресс-конференция удалась, и это во многом заслуга Чарра, относящегося к тем счастливым людям, которым для того, чтобы вызвать симпатию, достаточно войти и улыбнуться. Не знаю, какое у него там было криминальное прошлое, но я бы о нем не догадался. Еще от него ожидали, что он в лучшем случае окажется бойким статистом, а он "делал шоу" наравне с Виталием.

Наконец, пресс-конференция преподнесла еще один урок. Очень жаль, но не помню, кто сказал (точно помню только то, что это был не я), что Кличко и Чарр впервые за долгое время показали: для того чтобы сделать интересную пресс-конференцию, вовсе не обязательно наперегонки оскорблять друг друга. Не знаю, может быть, когда-то это было ново, но сейчас это так приелось! Честно говоря, когда на очередной пресс-конференции я в тысячный раз слышу все эти обещания оторвать, откусить, изнасиловать, потом опять оторвать, опять откусить и опять изнасиловать, но теперь уже не один раз, а сразу дважды, я просто выключаюсь, как когда кто-то в компании рассказывает анекдот, над которым мы дико хохотали еще в детском саду, сидя на горшках.

У человека не так много мест, которые можно оторвать и откусить, а уж по части изнасилования места для фантазии остается совсем мало. Кроме того, на мой непросвещенный взгляд, постепенно превращающийся в пережиток тяжелого прошлого, у мужика вообще никаких интересных мест, которые можно было бы обсудить, не имеется. А уж битый час слушать, как какой-нибудь Чисора нахваливает свой член и чужую задницу… Увольте. После всего этого пресс-конференция Кличко и Чарра выглядела просто веселой и увлекательной.

ВТОРОЙ РАУНД

Открытая тренировка, состоявшаяся в парке "Красная Пресня", тоже получилась забавной и по-своему неожиданной. Чарр подошел к делу творчески. Он позвал в ринг кучу детей, с которыми принялся играть в теннисный мячик. Дети не очень понимали забаву этого большого доброго дяди и еще меньше понимали, что он иногда говорил, но все равно было весело. А вот многим из взрослых зрителей "было как-то странно". Они все-таки собрались посмотреть на что-то более атлетическое, чем игры добровольного массовика-затейника с благодарным подрастающим поколением. Но Чарр и дети чувствовали себя прекрасно, и чужие разочарования их волновали предельно мало. Лично мне было искренне жаль телевизионщиков, которые просто не знали, что им делать с этим выездным детским садом: то ли снимать, то ли нет?

Зато Виталий Кличко провел открытую тренировку "как положено". Ну почти, так как большую ее часть он, по сути, посвятил обмену репликами с Дмитрием Губерниевым, который вел эту программу. Начал Виталий с того, что провел довольно-таки ленивый бой с тенью, словно последняя уже вышла на ринг обреченной. Губерниев спросил Кличко, сколько он собирается с ней боксировать. Виталий ответил, что пока не нокаутирует. Очень скоро это, видимо, произошло, так как Кличко занялся другими делами.

Увидев, что Виталий собрался прыгать через скакалку, Губерниев назвал это упражнение "легендарным". Кличко ответил, что "легендарное" оно только среди девочек, а он в детстве и представить себе не мог, сколько ему предстоит отпрыгать.

После этого Виталий немного поработал на лапах со своим тренером Фрицем Здунеком. Работал опять-таки даже не вполсилы, а закончив, обратил внимание на то, что Чарр все это время не отрываясь смотрел на него и сказал, что показал все те комбинации, которые НЕ будет делать в бою с ним. Разумеется, все понимают, что любую открытую тренировку любой боксер мог бы предварить словами: "А сейчас я буду вводить вас в заблуждение". Однако я не припомню, чтобы об этом так открыто и весело говорили. Впрочем, мне кажется, что Виталий вполне мог бы показать Чарру и все те комбинации, которые он на самом деле будет исполнять в их поединке, последнему это все равно помогло бы несильно.

Тут же Чарру досталось от Виталия еще раз. Кличко сказал, что его будущий соперник весь взмок, то ли от только что увиденного, то ли от своей собственной тяжелой тренировки. Вообще Виталий провел это мероприятие настолько легко и весело, что, как мне показалось, завоевал симпатии даже тех людей, которые пришли сюда специально для того, чтобы "поненавидеть" его. Впрочем, таких, по моим наблюдениям, было крайне мало, и вели они себя предельно корректно.

ТРЕТИЙ РАУНД, РАЗДУМЧИВЫЙ

Нет-нет, ничего больше не было. Это просто так: мысли вслух перед боем.

Честно говоря, я плохо понимаю, на что в этом бою рассчитывает Мануэль Чарр. Возможно, я чего-то о нем не знаю. Возможно даже, что он чего-то сам о себе не знает, однако пока все выглядит так, как будто он сумеет продержаться против Виталия всего несколько раундов. Мне удалось перекинуться парой слов с некоторыми членами его команды, и на вопрос, не испытывает ли он какого-то особого волнения перед боем, они отвечали крайне уклончиво. Впрочем, история знает множество боксеров, которые перед боем испытывали даже не приступы, а настоящие тотальные атаки страха, а потом выходили и раскладывали своих соперников. Так что само по себе предстартовое волнение еще не говорит о неизбежности поражения. Люди бывают разные.

Однако лично мне сдается, что существует всего пара вариантов того, как сложится бой, и относительная неясность существует только по поводу дебютной части. Чарр может то ли с перепугу, то ли от перевозбуждения "прыгнуть" на Виталия. Но тот быстро охладит его пыл и дальше начнет методично избивать.

Возможно также, что Чарр с самого начала будет действовать крайне осторожно, и Виталию самому придется вскрывать его оборону, однако закончится это все тем же методичным избиением. Но Чарр обязательно посопротивляется. Его вера в себя не улетучится сразу. Он все-таки мечтатель, а мечтатели - люди более сильные, чем принято считать. Они не могут просто так взять и отказаться от того, "о чем грезили в часы уединений". Даже если за подобный "неотказ" придется больно получать по лицу. Так что посмотреть, скорее всего, будет на что.

По окончании боя Чарру, возможно, придется лично для себя несколько пересмотреть формулу Махатмы Ганди, о которой он говорил в начале. Первые три пункта в ней останутся прежними: сначала тебя игнорируют, потом над тобой смеются, потом с тобой сражаются. А вот дальше придется внести коррективы. Бой станет высшим пунктом, так как никакой победы не будет, и затем все сведется к зеркальному спуску вниз: над тобой снова смеются (а желающие для этого всегда найдутся) и, наконец, тебя снова игнорируют.

Чарр показался мне хорошим парнем, и я надеюсь, что зрители не будут к нему особенно жестоки, и последние две фазы этого пути пройдут для него в несколько смягченном режиме. Для этого Мануэлю нужно только очень постараться в этом бою. Сам результат боя от этого не изменится, но вот добиться того, чтобы над ним не смеялись, а затем не игнорировали хоть и очень трудно, но все-таки возможно.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

 

 

Загрузка...
Материалы других СМИ