16:00 18 марта 2012 | Бокс

МММ, или Мгновения, Мартинес и Макклин

Вчера. Нью-Йорк. Мэдисон Сквер Гарден. Серхио Габриэль МАРТИНЕС атакует Мэттью МАККЛИНА. Фото REUTERS
Вчера. Нью-Йорк. Мэдисон Сквер Гарден. Серхио Габриэль МАРТИНЕС атакует Мэттью МАККЛИНА. Фото REUTERS

В субботу oдин из лучших боксеров во всех весах, обладатель бриллиантового чемпионского пояса WBC аргентинец Серхио Габриэль Мартинес не без труда победил британца Мэттью Макклина в Нью-Йорке на знаменитой арене "Мэдисон Сквер Гарден".

Как пел когда-то Штирлиц: "Мгновения раздают кому позор, кому бесславие, а кому бессмертие…". То есть пел, конечно, Иосиф Кобзон, но благородное звучание его голоса намертво ассоциировалось у нас с героическим разведчиком, который в одиночку лишил нацистов ядерной бомбы, сорвал сепаратные переговоры союзников с Гитлером и, самое главное, спас радистку Кэт.

Так вот, на этот раз мгновения чуть не выдали позор лично мне как предсказателю исходов боксерских поединков. Во всяком случае, после седьмого раунда в поединке Мартинеса  и британца ирландского происхождения Мэттью Макклина, вопреки моему уверенному прогнозу, в счете на всех судейских картах вел последний. Соответственно, также вышеозначенные мгновения чуть не выдали бесславие этому самому Мартинесу, считающемуся одному из сильнейших боксеров во всех весах, а Макклину – своего рода бессмертие. Однако потом Мартинес взял расшалившиеся мгновения в свои руки и отобрал у Макклина бессмертие, а у меня позор, за что ему от меня очень отдельное спасибо. Правда, себе он при этом бессмертия все-таки не принес. Скорее, наоборот, показал, что ничто не вечно под луною. И уж тем более на ринге.

Напомню, что Мартинес является обладателем бриллиантового пояса WBC в среднем весе (до 72,6 кг). Никто толком не знает, что это такое, поэтому просто считают аргентинца сильнейшим в этой столь богатой на таланты категории. Макклин, строго говоря, тоже не лыком шит, и если бы граждане судьи, обслуживавшие его предпоследний бой, с суперчемпионом по версии WBA Феликсом Штурмом, не были в прошлой жизни карманниками и мошенниками, сохранившими свои бесценные навыки и для жизни нынешней, был бы и Макклин пусть не бриллиантовым, но "суперчемпионом". Но судьи его тогда обобрали - и против Мартинеса он вышел обычным претендентом.

Строго говоря, Феликс Штурм уже довольно давно едет с ярмарки, или в данном случае надо говорить – с поля боя? Поэтому каких-то особых лавров это победное поражение Макклину не принесло, и мало кто считал, что у него есть шансы против Мартинеса. Среди тех, кто не считал, был и я. И поначалу так оно все и казалось. Левша Мартинес, как это у него вошло в привычку, держал руки так, как будто больше опасался удара ногой в пах, а не рукой в голову. Тем не менее он периодически втыкал правую руку, а иногда и левую в лицо сопернику, а тот в ответ не мог предложить практически ничего.

И все-таки Макклин хотя бы иногда попадал. Так, во втором и четвертом раундах он сумел потрясти Мартинеса, в последний раз весьма основательно, и в пятом он продолжил это дело. Неожиданно для бриллиантового чемпиона роли поменялись, и он стал не столько "раздающей" стороной, сколько "получающей". Боевитая ирландская диаспора Нью-Йорка (чьи представители четырнадцать лет назад чуть не набили морду автору этих строк) широко представленная в зале, взлетела в воздух со своих мест. Ребята решили, что это им подарок к главному ирландскому празднику, Дню Святого Патрика, который как раз отмечался в день боя, 17 марта.

В шестом раунде Макклин немного поутих, но в седьмом он насадил голову Мартинеса на свой удар справа, тот потерял равновесие и коснулся перчаткой пола. Рефери посчитал это нокдауном. Если бы это положение определялось по громкости колоколов, звучащих в голове боксера, то, возможно, Мартинесу и не стоило открывать счет, но в правилах четко сказано – если боксер коснулся пола какой-либо другой частью тела, кроме ступней, это нокдаун, так что рефери был прав.

Если бы кто посмотрел в судейские карты после этого раунда, он бы увидел, что на этот момент Макклин вел на них на всех, соответственно, со счетом 67-65 (двое) и 68-64. Справедливости ради надо сказать, что последние очки насчитала дама. О ее предполагаемых мотивах я лучше умолчу, но все-таки еще раз скажу, что в свое время получил от одной ее соратницы по полу чем-то тяжелым по голове, когда сказал, что я бы лишил женщин избирательного права, потому что они не понимают, что президента выбирают не для того, чтобы с ним спать.

Только после нокдауна, каким бы он ни был, Мартинес снова вспомнил, кто он такой. В восьмом раунде он сумел слегка потрясти Макклина. В девятом продолжил свой марш к победе. При этом ничего особенного он не делал, просто на очень высоком уровне выполнял классику: входил на ударную дистанцию и выходил из нее, прежде чем Макклин успевал ответить. Наносил в основном левые прямые и джебы.

Десятый раунд стал началом конца. Макклин увядал на глазах, а Мартинес только наращивал обороты. В одиннадцатом раунде аргентинец ударами слева дважды отправлял британца на пол. Тот ушел в угол на своих ногах, но его тренер Бадди Макгерт, видимо, решил, что в следующий раз он с пола уже самостоятельно не поднимется, и остановил бой.

В этот момент на карте судействующей дамы очки были равными, 103-103, но у двух других арбитров, по понятным причинам не столь чувствительным к мужскому шарму Макклина, Мартинес вел 105-101, что имело более непосредственное, хотя, возможно, и неполиткорректно мужское отношение к действительности.

Однако остался открытым вопрос: почему Мартинес так просел в середине боя? Может быть, возраст, а ему только что исполнилось 37, начал сказываться? Хотя, с другой стороны, те, кому годы начинают нашептывать на уши что-то свое, не оживляются к концу поединка так, как это сделал Мартинес. Тем не менее гораздо чаще, чем обычно, аргентинец выглядел как боец, которого очень даже можно одолеть. И если Хулио Сесар Чавес-младший, владеющий простым поясом WBC, все-таки сможет победить Мартинеса, только если выйдет в ринг вместе со своим великим папой, то, например, Дмитрий Пирог, которому принадлежит титул WBO в этой категории, похоже, имеет против аргентинца не самые призрачные шансы, как он и сам считает. Так что, если с этими мгновениями Мартинес разобрался без ущерба для себя, похоже, не факт, что с будущими у него совсем не будет проблем.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ