00:06 14 февраля 2012 | Бокс

Марко Хук: "Бой с Поветкиным - то, что надо"

Чемпион мира по версии WBО в категории до 90,7 кг Марко ХУК. Фото REUTERS
Чемпион мира по версии WBО в категории до 90,7 кг Марко ХУК. Фото REUTERS
5

Как известно, чемпион мира по версии WBО в категории до 90,7 кг Марко Хук (Германия) бросил вызов Александру Поветкину. Бой состоится 25 февраля в Штутгарте, а на кону будет титул мирового чемпиона WBA среди тяжеловесов, который сейчас принадлежит россиянину.

Ефим ШАИНСКИЙ
из Франкфурта

ЦЕЛЬ - ПОРАДОВАТЬ ПУБЛИКУ

- Почему вы решили вызвать на бой именно Поветкина?

- Ответ прост: он регулярный чемпион мира в тяжелом весе, в свое время завоевал олимпийское золото. В общем, классный боксер.

- Но ведь ранее вы выступали в категории до 90,7 кг. Не опасно ли в первом же бою в тяжелом весе сразу драться за чемпионский пояс?

- В категории 90,7 тоже опасно. Думаю, на самом-то деле мне будет даже легче: тяжеловесы двигаются медленно. Я и раньше с ними спарринговал, бил их. Так почему же не могу сделать это сейчас? К тому же в предыдущем весе я защитил титул уже 8 раз и хочу решать более серьезные задачи. Бой с Александром Поветкиным - как раз то, что надо. Для меня действительно серьезный вызов.

- В категории 90,7 кг есть чемпионы мира и по другим версиям. Поединки с ними наверняка были бы для вас непростым испытанием.

- Я хотел провести объединительные бои, но не получилось - менеджеры и промоутеры не пришли к согласию. Вот и решил сразиться в тяжелом весе с Александром Поветкиным.

- Вы вызвали россиянина на бой во время пресс-конференции в Хельсинки. Перед ее началом ваши промоутеры Вильфрид и Калле Зауэрланды знали о ваших намерениях?

- Да, косвенным образом. И Поветкин вроде бы должен был знать. И его менеджер Хрюнов.

- Чего ждете от предстоящего поединка?

- Моя цель - порадовать боксерскую публику. Александр Поветкин - большой чемпион, как и я сам. А два чемпиона могут выдать такой бой, что многие будут в восторге.

- Удивительно, но вы не заявляете, что ваша цель - победа...

- А что, может быть другое? Это естественно.

- В немецких газетах прошла информация, что возвращение в более легкий вес, даже в случае поражения от Поветкина, для вас, по сути, исключено. Это правда?

- Вы все-таки вынудили сказать: я хочу победить Поветкина. Что будет потом - не знаю.

- Читал ваше высказывание: мол, бой с Поветкиным - это для вас, можно сказать, промежуточный этап перед поединком с одним из братьев Кличко.

- Нет, такого я не говорил. Именно поединок с Поветкиным является сейчас для меня самым главным приоритетом. В Штутгарте, повторяю, будет большой бой.

- Даже если Александру проиграете, то останетесь чемпионом мира в категории до 90,7 кг. Неплохой расклад...

- О проигрыше я вообще не думаю. Мои мысли - только о победе.

- Но, согласитесь, условия неравные: Поветкин рискует потерять титул, а вы все равно останетесь чемпионом.

- Это, конечно, для меня неплохо.

- А что думаете о том, что Тедди Атлас не тренирует Поветкина к бою с вами?

- Я даже знаю почему. Он ушел, чтобы избежать большого позора, проигрыша. Из страха.

- А вот ваш тренер Улли Вегнер считает фаворитом Поветкина. И на пресс-конференции к вам обратился: "Марко, не разочаруй меня!"

- Я это отлично слышал. Поветкин для многих фаворит. И это хорошо. Тем лучше будет для меня, когда я его побью. А Вегнер сказал "не разочаруй", потому что знает: я могу Александра победить.

- Вегнер назвал Поветкина гранатой. Как, в таком случае, он называет вас?

- Бомбой. Осколочной бомбой. Потому что никто не знает, куда я ударю. А уж когда ударю - все. Капут.

ОТ МОЛОКА С ЯЙЦАМИ ТОШНИТ

- Несколько лет назад вы с Поветкиным провели спарринг в Берлине. И говорите, что явно выиграли. Александр же мне рассказывал, что рассек вам бровь.

- Я сначала побил его брата Владимира, а потом и самого Александра. После этого он больше на спарринг не приходил. Наверное, Поветкин вам говорил, что он мне кое-что "должен"?

- Нет. Просто сказал: пусть Хук говорит что хочет.

- Он должен хорошо помнить последний спарринг со мной...

- Александр оценивает вас как дерзкого, несколько наглого, не очень психологически выдержанного боксера. Он прав?

- Конечно, я неспокоен. Жду не дождусь возможности его побить. Время для меня тянется чересчур долго. Ну а дерзкий… Почему? Нет, я веселый, люблю посмеяться. И точно не наглый.

- Улли Вегнер сказал, что из всех его воспитанников Хук - самый волевой. Вспоминает, что вы, как и Абрахам, однажды боксировали с переломанной челюстью и выиграли. Вы действительно такой крепкий орешек?

- Я югослав и, естественно, сильный.

- Все югославы такие?

- Как и русские. Мы и русские одинаковые - славяне. Честь для нас значит очень много. В том числе и поэтому бой будет интересным.

- Со сломанной челюстью вы бились против Касанича. Что вспоминаете о той схватке?

- Было очень тяжело. В третьем раунде он мне сломал челюсть, а в девятом я его нокаутировал. На ринге испытывал сильные боли, но сдаваться не хотел.

- Сколько сейчас весите?

- 112 килограммов.

- Несколько недель назад вы в газетах говорили, что весы под вами показывают 107 кг. И добавляли: ваша цель набрать к чемпионскому бою против Поветкина 115 кг. А для этого, мол, стэйк, стэйк, стэйк и большое количество макарон. Вы еще добавляли, что это очень вкусно.

- По поводу макарон немного пошутил. Я очень люблю мясо.

- Вы недавно еще рассказывали, что пьете молоко с яйцами и от этого вас тошнит...

- Да. Действительно тошнит. Если попробуете такую "диету", почувствуете.

- В самом деле хотите 25 февраля весить 115 килограммов?

- Нет. 115,5 (смеется). Не забудьте написать эти 500 граммов.

- Непременно.

- А если серьезно, то сейчас у меня 110 кг. Сколько буду весить к бою, не знаю. Но у меня будет ровно столько килограммов, чтобы на ринге чувствовать себя хорошо и комфортно.

- При наборе веса есть риск потерять скорость...

- Да, согласен. Я должен за этим следить.

- Была информация, что вы хотели проводить спарринги с Холифилдом и Хэем. Получилось?

- Это не мои слова. Калле Зауэрланд говорил, что я их заполучу. Он сказал: возможно, приедет Холифилд. Надеюсь. Для меня это было бы большой честью.

- Стиль Холифилда похож на манеру ведения боя Поветкина?

- Не знаю. Холифилд - легенда, тут не надо проводить параллели с Поветкиным. К сожалению, Холифилд уже чересчур стар и должен заканчивать с боксом.

- И вы, и Поветкин под крылом Зауэрланда. Как относитесь к тому, что предстоит бой между боксерами одной команды?

- Это хорошо для Зауэрланда. Он выиграет в любом случае.

- В Германии журналисты намекают, что Зауэрланд делает ставку не на Поветкина, а на вас.

- Зауэрландам все равно, кто победит, они так или иначе получат свои деньги. От обеих сторон.

- Недавно в разговоре со мной Владимир Хрюнов сказал, что Марко Хук - лучший боксер Германии во всех весовых категориях. Как вам такая оценка?

- Если он так говорит, это меня радует.

- Но по-вашему, в Германии есть боксер лучше Хука?

- Не могу сказать. Знаю только, что в стране я довольно известен.

- Это понятно - вы же давно в Германии.

- Приехал, когда мне было 8 лет. Боксирую за Германию, чувствую поддержку болельщиков.

- Где-то было написано, что пример для вас - Макс Шмелинг...

- Пример для меня - отец. А Шмелинг... После него никто в Германии не был чемпионом мира среди тяжеловесов. Он много сделал для страны и все еще очень известен. Для немцев Шмелинг - легенда. Он был очень порядочным человеком, во время войны спас многих людей.

ВОЗМОЖНО, С ЛЕБЕДЕВЫМ ЕЩЕ СРАЗИМСЯ

- Какой бой был для вас самым трудным в карьере?

- Тяжело приходилось не раз. Сражаясь с Вадимом Токаревым, в пятом раунде сломал руку, но выиграл. В бою с Денисом Лебедевым в четвертом раунде получил трещину ребра. С Касаничем, как уже говорил, сломал челюсть, но все равно добился победы. И большой бой провел против Виктора Эмилио Рамиреса, поединок был по-настоящему жестким, упорным.

- Почему не вспоминаете о единственном проигранном бое Каннингэму?

- Это неинтересно. Мне было 22 года. Когда думаю о том, как с ним боксировал, понимаю, что был ребенком.

- Почему не хотите взять у него реванш?

- Потому что он больше не чемпион мира. К тому же после каждого сильного удара падает.

- Многие в России считают, что Лебедев вам не уступил. Что думаете вы?

- Лебедев на пресс-конференции после боя сказал, что проиграл... Это был бой настоящих мужчин, мне пришлось очень тяжело. Конечно, ощущал большую радость. Но не я решаю, кто выиграл. Это дело судей. Если они сказали, что победил я, - это отлично.

- Если бы бой проходил не в Германии, а, например, в Москве, вы тоже выиграли бы?

- Если честно, не видел записи этого поединка. А после его завершения, повторяю, радовался - ведь, ко всему прочему, испытывал на ринге сильную боль. Что я должен сказать? Решают судьи.

- Есть вероятность, что снова сразитесь с Лебедевым?

- Кто знает? Возможно.

- На пресс-конференции в Штутгарте Владимир Хрюнов пригласил вас на подобную встречу с журналистами в Москву. Но Калле Зауэрланд ответил: "Нет, боксерам нужно готовиться".

- Хрюнов мне потом сказал, что это была шутка.

- Но вы бы приехали в Москву?

- Я никогда не был в России и с большим удовольствием туда бы съездил. Говорят, Москва - один из красивейших городов мира. Это видно по телевизионным передачам. Да и в бывшей Югославии так говорят.

- Могли бы раскрыть секрет, в чем сильные стороны боксера Марко Хука?

- Не знаю. Это вы должны сказать. Но природа меня не обидела - я немного сильнее других.

- А какие на ринге у Хука слабости?

- Снова не знаю. Нет, это не тайна - просто я действительно не знаю.

- Поветкин сказал, что в запале боя вы иногда теряете над собой контроль и в этом ваша слабость.

- Если он так говорит... Я люблю боксировать, сражаться. И, честно говоря, не так уже много занимаюсь рассуждениями: мол, тут сила, а здесь слабость. И я не смотрю кассеты с записями боев Поветкина. Мне это не надо. В ринге все будет видно.

- В чем, на ваш взгляд, сила Поветкина?

- У него наверняка много козырей, ведь он был олимпийским чемпионом, сейчас - чемпион мира в тяжелом весе. Большой спортсмен.

- Конкретнее не могли бы? Например, отметить, что соперник быстр...

- Да, он быстро устает (смеется). Конечно, у Поветкина хорошая техника. Русская школа.

- А какие у него слабости?

- Длинные волосы. На ринге это не очень хорошо (смеется). Шучу, конечно. Я покажу его слабости в бою.

- Вы были чемпионом мира по кикбоксингу, но в 18 лет перешли в бокс. Почему?

- В кикбоксинге уже доказал, что я лучший. Хотел сделать это в боксе. Должен подчеркнуть - бокс намного тяжелее. В кикбоксинге все-таки есть возможность чуть передохнуть, в боксе же нужно постоянно поддерживать дистанцию, удар тут может прийти каждую секунду.

- Вам помогает то, что были кикбоксером?

- Да, определенно. Правда, в чем именно - не знаю...

- Но в бою против Аурино вы навыки кикбоксинга вспомнили. После того как он дважды умышленно ударил вас головой, вы врезали ему коленом.

- Мне и сегодня жаль, что я тогда по-настоящему не попал. Он видел, что у него нет шансов, и стал бить головой.

- После поражения от Каннингэма вы ушли от Вегнера, но вскоре к нему вернулись. Чем вызваны такие зигзаги?

- Мне посоветовали уйти, и я, будучи, по сути, ребенком, прислушался. Вегнер - хороший тренер. Я погорячился.

ДВА ГЛАДИАТОРА

- Представляете, как будет проходить бой против Поветкина?

- Я выиграю.

- Как именно: по очкам или досрочно?

- Просто выиграю. От подробностей воздержусь.

- Почему в предстоящем бою победит Марко Хук?

- Я сильный мужик... Но отец говорит: парень, не повторяй все время, что ты выиграешь, - это не очень хорошо, нечего много молоть языком. Отец всегда пытается меня притормозить. Я себя чересчур завожу.

- Почему вас называют капитаном Хуком?

- Прежде всего, я Муамер Хукич - так записано в паспорте.

- Когда-то был знаменитый английский моряк - капитан Кук…

- А я в ринге люблю быть капитаном.

- По происхождению вы босниец, но в Германии живете уже почти два десятилетия. Чувствуете себя больше боснийцем или немцем?

- Нельзя забывать, откуда я приехал. У меня два паспорта - сербский и немецкий. Но я больше босниец. Я родился в бывшей Югославии, это моя кровь. Поэтому я так агрессивен. Будь я немцем, таким, наверное, не был бы.

- Почему же боксируете за Германию, а не за Боснию или Сербию?

- Потому что Германия дала мне шанс стать большим боксером, в Сербии, где я родился, у меня его не было. Хочу Германию отблагодарить.

- Когда в последний раз приезжали в Сербию или Боснию?

- Летом прошлого года. У меня там дом, земля. Папа, мама, сестры, брат - в Германии, но дедушка, кузен и многие другие родственники - в бывшей Югославии.

- Вернемся к предстоящему в Штутгарте бою. Валуев считает, что у Поветкина удар сильнее. Это так?

- Не знаю. Если Валуев говорит... Испытываю к нему огромное уважение. Николай был для меня большим героем.

- Он вообще большой человек.

- И прежде всего, очень умный. А кто сильнее бьет, покажет ринг.

- О предстоящем 25 февраля поединке Калле Зауэрланд сказал: "В этом бою тяжеловесов будет больше действий, чем когда-либо до этого в последние годы. Встречаются два гладиатора. У Хука руки из стали и невероятная мощь. Поветкин - в техническом плане бриллиант и тоже может ударить. Скорость и сила с обеих сторон". Как вам такой анализ перед боем?

- В самую точку! Хорошо сказано.

- Вы два гладиатора?

- Каждый, кто поднимается в ринг, гладиатор. А мы - особенно.

- Что увидели в глазах Поветкина на "дуэли взглядов" в ходе пресс-конференции в Штутгарте?

- Он боится, - вдруг произнес Марко по-русски. Но потом, смеясь, добавил по-немецки: "Дрожит".

- Сомневаюсь.

- А я нет (опять смеется).

- Что Поветкин увидел в ваших глазах?

- Льва.

- Вы говорите по-русски?

- Да, чуть-чуть, - снова сказал на нашем языке Хук. Впрочем, затем продолжал уже только по-немецки. Разве что иногда, с чем-то соглашаясь, произносил наше "да".

- В Билефельде, где я раньше жил, - продолжает Марко, - дружил со многими русскими. Боксеры, бизнесмены... Немало мне помогали.

- Они приедут 25 февраля в Штутгарт?

- Надеюсь. К сожалению, не со всеми сейчас в контакте. Многие не в Германии. У каждого свой путь.

- Хрюнов обещал, что на вашем бою с Поветкиным соберется как минимум тысяча русских.

- Я немного разочарован.

- Почему?

- Только тысяча. Почему не больше?

- Если в зале будут одни русские, вам уж точно будет непросто.

- Я люблю, когда много людей болеют против меня. Это дополнительная мотивация. Скажите Хрюнову, чтобы он привел в зал больше русских... Вообще, у вас очень хорошая нация - сильная, добилась многих успехов. У вас много прекрасных людей, они держатся друг за друга. Это для России хорошо.

- Вы в нашей стране еще не бывали. Когда приедете?

- Собирался этим летом после боя с Гараем прилететь в Москву. Даже билеты на самолет заказал. К сожалению, не получилось - из-за приглашений на телевидение. Но очень хочу приехать. Знаю и слушаю многие русские песни. В Билефельде часто ходил в ресторан моих русских друзей "Самарканд".

- Что думаете о Рахиме Чахкиеве?

- Кто это?

- Чемпион Олимпийских игр в весе до 90,7 кг. Сейчас боксирует за Universum Box Promotion в Гамбурге.

- Не знал. Мои поздравления.

- Чахкиеву или руководству Universum Box Promotion?

- И ему, и гамбургской команде.

Виталий КЛИЧКО СИЛЬНЕЕ БРАТА

- Шагая в мюнхенском зале на ринг, где вас ждал Гарай, вы сами пели свою выходную песню. Перед боем с Поветкиным тоже ее исполните?

- Я пропел всего лишь слов пять. Остальное - артисты.

- Вы как-то говорили, что здорово поете под караоке.

- Я в этом лучший. Меня брат даже спрашивал: почему ты боксер, а не певец? Пою, как Джастин Тимберлейк (смеется). На самом деле, петь не умею...

- Еще есть информация, что ваше хобби - водить машину. Это правда?

- За руль сажусь охотно. К сожалению, езжу быстровато. Я вообще быстрый человек. Полицейские порой останавливают, но всегда отпускают. Любят меня (смеется). Они спрашивают: "Ты тот самый шахматист?" Я отвечаю: "Нет - боксер". Тогда говорят: "О’кей, можешь ехать".

- Очень интересно.

- А еще я ездил на гоночном автомобиле с Шумахером. Не с Михаэлем, а с Ральфом. Правда, за рулем сидел он.

- Скорость вас не пугала?

- Для меня было нормально. Скорость вызывает уважение.

- Каков ваш жизненный девиз?

- Бороться и побеждать.

- Что вам нравится в человеке по имени Марко Хук?

- Все.

- А что не нравится?

- Все нравится. По шкале оценок от 1 до 8 у меня 10 баллов.

- У вас красавица жена. Когда вы в ринге, Амина очень волнуется?

- Она была на боях два-три раза. Не хочу, чтобы больше приходила. Чересчур волнуется. Амина должна оставаться дома с моей мамой.

- Говорят, летом у вас была грандиозная свадьба.

- Да. В Нови-Пазар в Сербии. Собралось 1200 гостей. Пришли даже те, кого не приглашали.

- В немецкой печати перед вашей свадьбой писали, что профессиональный боксер Марко Хук против секса перед браком. И приводили ваши слова, что вы, мол, еще девственник.

- Этого я не говорил. Я чересчур люблю женщин.

- Издание Berliner Tagesspiegel опубликовало ваши слова о том, что как боксер Владимир Кличко лучше, чем его брат Виталий. При этом вы сказали, что у Владимира сердце, как у цыпленка...

- Да, я это говорил.

- Но Кличко-младший - чемпион мира в тяжелом весе, он побил стольких гигантов...

- Да. Но я считаю, что Виталий сильнее. Он сражается, как мужчина. Владимир, конечно, тоже, однако если кто-то по-настоящему с ним бьется, он падает. У Владимира техника лучше, но, думаю, Виталий его побил бы.

- Охотнее встретились бы на ринге с Владимиром или с Виталием?

- С Виталием. Он, повторяю, сильнее. Его тренер Здунек говорит: "Виталий, как вино - чем старше, тем лучше".

- Тем не менее именно бой Владимира Кличко с Дэвидом Хэем собрал у экранов две трети телезрителей Германии. Ни одна другая спортивная передача в 2011 году не вызвала в стране подобного интереса. Мечтаете о такой же популярности?

- В Германии мои бои тоже смотрят очень многие. А Поветкина тут никто не знает. Благодаря мне Александр может стать известным.

 - Вы готовитесь к бою в Кинбауме под Берлином. В газетах пишут, что в тренировках вам очень помогает отец - бывший каратист. Сообщают, что он работает с вами над силовой подготовкой.

- Когда мы только приехали в Германию, отец трудился на стройке. Сейчас ему 51 год, я боксирую, и у него уже нет необходимости работать. Он заботится о семье, обо мне. Отец для меня большой пример. Если скажет мне прыгнуть в огонь, я это сразу сделаю. Не спрашивая.

- Вы как-то рассказывали, что отец - жесткий человек.

- Да. Но он меня никогда не бил. Даже несмотря на то, что в детстве я доставлял ему немало хлопот. Когда я был мальчишкой, отец всегда меня защищал. Он делал все, чтобы я занимался спортом. Я всем ему обязан.

- Правда, что делаете подряд 200 отжиманий от пола?

- А потом меняю руку. 200 на одной руке, еще столько же - на другой. Всего 400.

- Вы очень сильны.

- Я знаю (смеется).

- Улли Вегнер может говорить с вами на повышенных тонах?

- Естественно. Он почти всегда прав. Но другим тренерам громко говорить нельзя. Только Вегнеру - другой сразу получит от меня "бомбу".

- У вас вообще есть чувство страха?

- Ни перед чем и ни перед кем страха у меня нет. Только перед богом. Он дает мне силу.

- Могли бы, например, прыгнуть с парашютом?

- Почему нет? Жаль, отец не разрешает.

5
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (5)

АлексВин

Если быть честным, то А.Поветкин проиграл М.Хуку по очкам. Хорошей, профессионально поставленной защиты, у А.Поветкмна - нет!

07:05 26 февраля 2012

Ягорычъ

Саша, порви этого югослава безродного. Будет урок ему и другим троллям.

17:13 16 февраля 2012

Бо

Лучше бы прыгнул с парашютом. Мимо вил. И мимо стога....

16:58 16 февраля 2012

Mutant

На бла блакал капец )))) Особенно за 400 отжиманий ))) Ржу не магу )))

19:01 15 февраля 2012

14region

Болтун

15:39 15 февраля 2012