21:00 27 июня 2011 | Бокс

Владимир Кличко:
"Можно играть в баскетбол, но не в бокс"

Сегодня. Гамбург. Владимир КЛИЧКО и Дэвид ХЭЙ после заключительной пресс-конференции перед боем. Фото AFP
Сегодня. Гамбург. Владимир КЛИЧКО и Дэвид ХЭЙ после заключительной пресс-конференции перед боем. Фото AFP

В субботу в Гамбурге чемпион мира по версиям IBF, WBO и IBO Владимир Кличко встретится на ринге с обладателем пояса WBA британцем Дэвидом Хэем. В преддверии этого поединка украинец дал интервью британскому изданию The Guardian.

"Ты работаешь как проклятый, чтобы добраться до вершины, и это занимает у тебя много времени. Путь к славе очень долог. А до поражения - всего шаг. Все годы тяжелой работы разбиваются буквально за одну секунду. И такие вещи происходят не только в боксе, но и в жизни". Вот что говорит Кличко-младший, вспоминая два своих поражения в 2003-м и 2004-м.

Эта правда жизни знакома для всех ведущих спортсменов. После того как Доктор стальной молот (более известное прозвище Доктор железный кулак принадлежит его брату Виталию) потерпел поражение от Корри Сандерса и Лаймона Брюстера за 13 месяцев, он выиграл 13 поединков и собрал чемпионские пояса по версиям IBF, WBO и IBO. Виталий владеет титулом WBC, и только Хэй мешает семье Кличко взять все пояса в абсолютной категории в свои руки.

35-летний украинец обстоятельно объясняет, почему ему удается держать нервы под контролем. "Я кандидат наук в философии и спортивной науке. В 14 лет я прошел через поистине трудную советскую школу тренировок, в то время как многие из моих соседей не выдержали психологического и физического напряжения. Принцип был прост - все или ничего. Тема моей кандидатской диссертации была связана с работой с молодыми спортсменами в возрасте 14 - 19 лет, потому что как раз в этот период происходит становление личности человека. Тело становится более мужественным, а психология в таком возрасте неустойчива. Ты можешь либо выдержать все нагрузки, либо сломаться. Вот почему я решил сконцентрироваться на изучении этого вопроса. Моя работа была переведена на немецкий язык и пополнила библиотеки университетов по всей Германии".

Эти разговоры совсем не похожи на традиционные слова будущих противников накануне поединка о том, что они полностью уверены в своей победе и обязательно сокрушу соперника. Для 30-летнего Хэя воскресная схватка станет самым важным испытанием за всю его 26-летнюю карьеру. Если кулаки Кличко-младшего не смогут достать британца, его взгляд наверняка сделает это. Называя Владимира перестраховщиком, Хэй имеет в виду его привычку подвергать психоанализу своих противников.

"Хэй все время говорит обо мне, пытаясь втянуть меня в психологические игры. Но я в них не играю. На пресс-конференции в Германии он выглядел потерянным. Я всего лишь сказал ему, что следует сделать для прессы, а ему это не понравилось. Что ж, я просто хотел помочь".

"А что касается психологии, ты можешь тренировать и развивать свой разум. Когда ты качаешь бицепсы, мышцы становятся сильнее. Если же нет, то они смотрятся вяло. Ты всегда выигрываешь или проигрываешь - и в жизни тоже самое - в своей голове. Я могу взглянуть на походку человека, его манеру говорить, на его выражение лица - и будут знать о нем все. Глаза человека - это зеркало души. По ним можно прочитать достаточно много. Есть ли у него какие-то проблемы или же он чем-то взволнован. Ты совмещаешь эти кусочки у себя в голове и можешь судить, как этот человек будет себя вести в той или иной ситуации".

"Я тренируюсь с молодыми боксерами, потому что у них совершенно нет страха на ринге, они ведут себя абсолютно безбашенно. В них я могу увидеть самого себя. Смотрю на них и думаю: "А я знаю, что ты сейчас сделаешь. Я могу предсказать все твои действия". Мы все когда-то были такими".

Однако и это не совсем так. И для Хэя это гораздо более серьезная проблема, ведь все сомнения по поводу стойкости духа его будущего соперника уже давно рассеялись. После проигранного Брюстеру поединка в число его жертв вошли такие боксеры как Самюэль Питер (дважды), Руслан Чагаев, Хасим Рахман и все тот же Брюстер, у которого украинец взял реванш в 2004-м. Эти победы превратили Кличко из одаренного боксера в ведущего супертяжа последних шести лет.

В своем недавнем интервью он заметил: "Бокс это как игра в шахматы. Когда, мне было лет 20, люди спрашивали меня о том, есть ли у меня какой-то план. План? Да в то время я просто выходил на ринг и боксировал. Уже после того как проиграл два боя за один год, я был совершенно опустошен. Но в душе всегда верил в себя, знал, что мне предначертано другое. Мой брат даже сказал мне после боя с Брюстером: "Это Влади, тебе. У тебя есть время".

"Я знал, что это не было так, это было только начало. Наверно, мне было суждено это пережить, и если бы даже у меня была возможность убрать этот период из моей жизни, я бы не стал этого делать. Я бы не хотел менять что-то в моей жизни, потому что если бы эти поражения, я бы не стал тем человеком, кем стал".

"После этих неудач я впервые понял, что влюблен в бокс. Я поменял все, начал с чистого листа. Я поменял тренера, команду и подход к тренировкам. К примеру, возьмем двух поваров, которые готовят блюдо по одному и тому же рецепту. Один из них делает это с любовью, а другой просто следует рецепту. Понятно, что и вкус у этих блюд будет совершенно разный, и одно из них будет намного вкуснее, чем другое. Когда ты просыпаешься утром с мыслью о том, что вот еще один твой день на белом свете, это действительно помогает тебе измениться в лучшую сторону. Тогда я надевал перчатки на руки и говорил: "Я обожаю эту игру, никогда прежде не испытывал такого чувства".

"В советские времена граница была на замке, мы не могли уехать из страны. И я читал о Робинзоне Крузо. Мне хотелось увидеть океан, корабли, чернокожих людей, поскольку в Советском Союзе у нас ничего такого не было. Я был в полном восторге от таких вещей".

"Мой брат начинал заниматься кикбоксингом и ездил в Орландо на матч Советского Союза против США. Он вернулся под ярким впечатлением от поездки и культуры Штатов. Меня это очень вдохновило, мне тоже хотелось путешествовать и открывать для себя другие страны. Как-то у меня появилась идея пойти учиться на врача-оториноларинголога, но мне сказали: "Сперва тебе придется поработать медбратом в течение двух лет, только тогда ты узнаешь, что такое настоящая работа". Я ответил: "Я - медбрат? Нет".

"После этого я забрал свои документы из школы. И мне захотелось путешествовать. А благодаря моему брату я начал заниматься боксом. Все тренеры сошлись во мнении, что я стану звездой, но я тогда думал, что они говорят какую-то чушь. Был далек от всего этого. Мне не нравилось заниматься. И вот однажды на тренировке по кикобоксингу мой брат предложил надеть перчатки. Что ж, хорошо. И знаете, он заехал мне прямо по носу. Я же думал что-то вроде: "Не хочу этого делать. Это не мое". На самом деле не был большим фанатом бокса в то время".

"Я постоянно нервничал перед выходом на ринг, особенно - перед поединками. Но на ринге я превращался в человека, который на самом деле не имел ничего общего со мной. Там ты просто делаешь все возможное, чтобы защитить себя. Большинство своих боев я выиграл техническим нокаутом, после остановки поединка. Некоторые боксеры тренировались намного чаще меня, но результата добивался я".

Впервые на ринге Владимир появился, когда Виталий не смог принять участие в турнире в Германии. Тогда он сказал организаторам соревнования: "Не волнуйтесь, у меня же есть младший брат". Владимир вспоминает этот момент так: "Я принял участие в 15-ти боях на любительском уровне, и это был мое первое появление на ринге, за которое получил гонорар. Заключил сделку со спонсором, который сказал мне: "Ты получишь 2000 немецких марок. Если выиграешь, получишь еще 500. Если выиграешь нокаутом или техническим нокаутом, получишь еще 500". Тогда мне было 18 лет, и я ответил ему: "Я побью их всех". Однако никто не принял мои слова всерьез".

"И что же вы думаете затем произошло? Я действительно всех побил. После последнего боя мой спонсор сказал: "А я не ожидал от тебя такой прыти, но я держу свое слово. Вот твои деньги". В переводе на немецкие деньги в то время мои родители зарабатывали где-то 300 марок, и я подумал про себя: "О да, я король мира".

Отец братьев Кличко был военным, и семье приходилось постоянно переезжать с места на место. Владимир родился в Казахстане, рос в Чешской республике и Украине.

"Я поменял семь или даже восемь школ. С каждым переездом нам приходилось привыкать к новому обществу, новой обстановке, и мы были вынуждены делать это постоянно. Для ребенка такая жизнь - большой стресс, но у меня был старший брат, с которым мы были не разлей вода. В новом обществе ты находишь новых друзей, но с тобой всегда есть твой лучший друг и брат. Он родился в Кыргызстане, после этого мы переехали в Казахстан, затем в Чехию и, наконец, в Украину. Такая жизнь сделала из нас тех, кто мы есть сейчас, и мы дорожим нашими отношениями".

"Думаю, Виталий родился боксером, в то время как я им стал, хоть и не мечтал об этом. Проведя два года в спортивной школе, думал пойти учиться на врача, но продолжал участвовать в турнирах, и вот, пришел тот день, когда мне за это заплатили. Логично было продолжить этим заниматься и дальше. После Олимпийских игр 1996 года думал, что в моей карьере больше не произойдет ничего выдающегося, но я уже 21 год в спорте и до сих пор чувствую себя молодым".

"В итоге все пошло от Мохаммеда Али: проглоти свои слова, проглоти свои слова. Помню, как выходил на ринг перед своими тремся поражениями (еще одно случилось в 1998-м), и мог видеть страх моих соперников передо мной. Видел, как они психологически проигрывают бой. То же самое касается и самого боя. После тех двух поражений (в 2003-м и 2004-м) я приходил на тренировку, и каждый спарринг-партнер открыто говорил о том, что он побьет меня, что он уничтожит Кличко. Как же так?! Все меняется. В этом отсутствовало всякое уважение. И в итоге они возвращались домой со сломанными носами и разбитыми губами".

Выходя на ринг против Корри Сандерса, он думал, что это будет легкая прогулка. "Мне не следовало оставлять ему шансов. Это была моя ошибка, я думал о чем-то другом, но только не о самом поединке".

Выходка Хэя с демонстрацией изображения обезглавленных братьев Кличко все еще действует Владимиру на нервы. "Ты можешь играть в баскетбол, бейсбол или гольф, но невозможно играть в бокс. Это серьезный вид спорта, а не шутка. Когда я вижу изображение обезглавленных братьев Кличко на футболке или на обложке журнала, я не могу над этим смеяться, потому что это не смешно. Это выходит за рамки того, что может сделать нормальных человек".

"Первое, чему я научился в боксе, это сделать все возможное, чтобы тебя не побили. Это и есть искусство бокса - победить соперника, причем, так, чтобы он не смог до тебя даже дотронуться. В спортивной школе у нас даже было такое упражнение - держа руки за спиной, нужно было защищаться плечами, при этом поворачиваясь и двигаясь по рингу. И можно сказать я в этом преуспел, потому что нокаутировал соперника в 49-ти случаях при 55-ти победах. Этот результат говорит сам за себя".

Неудачи и разочарования сделали Владимира более дисциплинированным, и принесли ему своего рода любовь к применению силы на ринге. "Публика просто сбивает меня с ног. И у меня есть страсть, чтобы отплатить ей за это. Я еще не закончил"

Подготовила Евгения МАТВЕЕВА

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ