02:20 9 июня 2011 | Бокс

Кличко в Альпах. Англия уже грустит

Понедельник. Гоинг. Разминка Владимира КЛИЧКО. Фото AP Фото "СЭ"
Понедельник. Гоинг. Разминка Владимира КЛИЧКО. Фото AP Фото "СЭ"

2 июля в Гамбурге состоится объединительный бой в тяжелом весе между чемпионом мира по версиям IBF и WBO Владимиром Кличко и британцем Дэвидом Хэем, которому принадлежит титул WBA. Поединок этот вызывает такой интерес, что обозреватель "СЭ" отправился в Тироль, где Владимир Кличко готовится к бою.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ
из Гоинга

ПЕРЕХОД КАВАЛЕРА РОЗ ЧЕРЕЗ АЛЬПЫ

Путь в тренировочный лагерь оказался весьма длинным, хотя и очень приятным. Очень. Началось все с того, что я никак не мог найти на карте эту тирольскую деревушку с названием для гордой и неприступной крепости - Гоинг ам Вильден Кайзер. Нашел. Выяснилось, что ехать будет ближе через Мюнхен, чем через Вену. Поехал. Однако из Москвы добраться за один день до этого Гоинга просто нереально. Надо где-то перекантоваться первую ночь. В Мюнхене это оказалось практически невозможно из-за ряда мероприятий. То есть остановиться, конечно, можно, но за самый скромный отель там драли столько, что это не могло встретить понимание у начальства.

Тогда я и стал думать, куда же забросит меня нелегкая журналистская судьба. Хорошо бы - в Зальцбург. Во-первых, это на полпути к месту, а во-вторых, я просто очень люблю этот город. И представляете себе: именно туда судьба меня и забросила! Все-таки жизнь полна удивительных совпадений. Если же вы подумали, что я сам туда забросился, то вашему цинизму просто нет предела.

Так или иначе, но в первый вечер в Австрии я оказался в своем любимом Зальцбурге, где нагулялся и насмотрелся на местные неописуемые красоты. Пахло цветами. По реке ходили речные трамвайчики, похожие на плавающие утюги. Под замком на горе и в тени соборов и церквей люди жили своей жизнью. Очень похожей на нашу. Красивая девушка в красной майке, идущая по набережной, робко посмотрела на сумрачного юношу, который, откинувшись на скамейке, предавался Мыслям. Он ее даже не заметил. Все-таки молодость дается не тем. Потом посмотрел, как три девчонки, гогоча над собственным мастерством, пытались припарковать свой "фольксваген-гольф". Там хватило бы места на "майбах", но они со своей маленькой машинкой тыркались взад-вперед раз двадцать и все-таки в результате поставили ее криво. Потом я полез на замковую гору, потому что приехать в Зальцбург и не сходить туда - это преступление перед культурой и человечеством...

В отель я вернулся только вечером и здесь обнаружил, в какое замечательное место попал. Отель назывался "Театр", и каждая комната в нем имела не только номер, но и табличку либо с именем героя какого-то известного литературного произведения, которое часто ставят, либо с названием актерского амплуа. Я взглянул на свою и оказалось, что я на сегодня Кавалер Роз. Неплохо. Все-таки мне повезло, потому что рядом были номера сплошь с женскими именами: Саломея, Нора, Мария Стюарт, Кармен... Кстати, из комнаты Кармен доносился очень грубый мужской голос, которым только батальоны СС в атаку поднимать. Он с ярко выраженным австрийским акцентом кого-то нещадно крыл по телефону. Я как-то иначе представлял себе Кармен. Впрочем, и Кавалера Роз тоже.

Утром я отправился дальше. Ехать предстояло долго и на перекладных, основную часть - на поезде. Эту дорогу я буду помнить вечно. Аккуратненький поездочек ехал очень медленно, петляя между горами, временами вгрызаясь в них, уходя у туннели, и кланялся каждому холму. Я ничего не преувеличиваю. 75 километров он, строго по расписанию, ехал больше двух часов. Но если бы он ехал и все четыре, я бы не был в претензии. За окнами сменяли друг друга горы, покрытые лесом, скалы, покрытые снегом, бурные речки и речушки с водой цвета светлой бирюзы, какое-то озеро... В общем, райские места, словно созданные для того, чтобы по ним проезжали персонажи вроде Кавалера Роз. Напрягало только то, что я очень боялся проехать свою остановку. А на последнем этапе, чтобы усложнить мне задачу, в вагон ввалилось штук двадцать половозрелых школьниц, все в мини-юбках и шортах. Они всюду вокруг раскидали свои оголенные задние конечности, и я оказался как бы на складе молодых женских ног. Сосредоточиться в такой ситуации крайне непросто. Но ваш обозреватель взял себя в руки и сумел ссадить себя с поезда вовремя. Теперь надо было найти автобус, который отходил через семь минут. К счастью, заблудиться здесь было сложно. Кстати, почти все школьницы сошли со мной, и половина села в тот же автобус. Видно, местные коровы дают уж очень хорошее молоко, если на нем такое вырастает.

Ну вот и доехал. Деревня Гоинг ам Вильден Кайзер, биоотель Штангельвирт. Огромный деревянный комплекс, эффектно распластавшийся по неровной поверхности. Когда наконец нашел рисепшн, увидел там толпу англичан, в количестве достаточном, чтобы все это можно было счесть десантной операцией. Соотечественники Хэя тоже приехали посмотреть на открытую тренировку Владимира Кличко. Нашел среди них пару знакомых. Удивило, как же они гордятся своим сукиным сыном. Когда речь заходит о его художествах, они моментально отвечают, что Хэй мелет грязным языком не просто так, а по делу, он раскручивает матч, привлекает публику, делает шоу... Ну ладно, пусть делает. Только пусть ему наваляют в конце шоу, которое он так хорошо раскручивает.

КОРОЛЬ В ГОРАХ

Показательная тренировка началась почти вовремя. Так что ждать многочисленной публике, среди которой британский десант все-таки выделялся как количеством участников, так и сплоченностью, пришлось недолго. Другое дело, что начиналось все как-то на тихой волне. Правда, первое, что сделал Владимир, войдя в зал, вызвало аплодисменты. Он чуть-чуть, с атлетической легкостью в каждом движении, погонял баскетбольный мяч, а потом с приличного расстояния забросил его в корзину. Все как-то сразу настроились на активное продолжение, а Кличко принялся медленно шнуровать боксерки, потом еще медленнее бинтовать руки. Мне даже показалось, что в этом была некоторая нарочитость, но потом я изменил свое мнение. Просто мы пришли на тренировку, которая была показательной лишь наполовину, и Владимир делал все, как обычно. С чувством, с толком, с расстановкой. В какой-то момент он отключился от зала. Не было никаких помахиваний рукой вновь прибывшим или вышедшим из тени. Это была не встреча с болельщиками. Это уже потом Кличко поговорил со всеми, вспомнив каждого. А пока он готовился к работе.

Его "потянули" сначала на полу, потом на специальном надувном, если не ошибаюсь, шаре диаметром где-то метр. Было удивительно видеть такую гибкость в двухметровом атлете. Как правило, крупные ребята - коряги еще те. Легче согнуть ветку дуба, чем поднять такому ногу чуть повыше.

Закончилась одиночная работа, конечно, боем с тенью. Кличко пробил несколько десятков серий по обоим этажам. Привлекало внимание то, что он бил левые по корпусу, причем иногда их сдваивал - не помню, чтобы он раньше это делал. Ну и свои фирменные прямые с обеих рук в сочетании с боковыми. Классические серии из хуков и апперкотов. Вот, пожалуй, и все. Единственное, что из этого можно было заключить, - это то, что в своей подготовке Кличко явно работал над скоростью, которая у него еще возросла, и резкостью. Также показалось, что он сейчас стал несколько легче. Тоже признак того, что боксер готовится к бою на большой скорости.

"ТОЛЬКО ФОТО!" В КАЧЕСТВЕ РЕКЛАМЫ

Наконец, Владимиру стали надевать перчатки. И здесь один из представителей команды Кличко неожиданно объявил, что видеосъемка спаррингов запрещена. Фотографировать можно, но снимать в движении - нет. Я заметил, что в британской команде несколько человек как-то резко взгрустнули, причем как раз те, кто по коротким личным разговорам и услышанным чужим показался мне наиболее компетентным. Было очевидно, что они как раз приехали чего-то поснимать, а тут облом. Однако показалось, что это был больше психологический удар и предназначался он тому человеку, которого здесь не было - Дэвиду Хэю.

Первым в ринг против Кличко вышел довольно известный боксер первого тяжелого веса Ола Афолаби, правда, сейчас значительно прибавивший в массе. Было впечатление, что не так давно Владимир его чем-то слегка напугал, он действовал преимущественно слева, а правую руку в ход пускать боялся. Мне его работа показалась халтурной. В конце концов, если чем Дэвид Хэй опасен, так это прежде всего своим правым кроссом, который он наверняка постарается бить через руку Владимира, и именно эту работу и должен был имитировать спарринг-партнер. Однако Афолаби не стал косить всю дорогу. Он пропустил очередной удар от Кличко, после чего принялся на него кидаться. Владимир же стал наказывать его за каждую такую атаку из "темноты". Называю это так, потому что Афолаби действительно мало что видел и понимал из того, что делал Кличко. Он просто пытался в ответ сделать хоть что-нибудь. Кстати, левый боковой, другое излюбленное оружие Хэя, он использовал часто, но безрезультатно.

Несколько неожиданно Кличко и Афолаби слегка схлестнулись. Вообще скажу, что так было со всеми тремя спарринг-партнерами, которых мы в тот день увидели. В какой-то момент обида за пропущенный удар перебивала у них осторожность и особенно желание играть по правилам, и тогда они пускались во все тяжкие. Просто нормальный мужик не может смириться с тем, что его бьют на глазах других. Он должен что-то сделать. Однако Кличко быстро гасил эти порывы, как будто выливая ведро воды на горящую спичку.

С Афолаби он отработал четыре раунда. Тот под конец стал все больше помогать себе какими-то боевыми выкриками. В перерывах Владимир не садился, а ходил по рингу. Темпа не сбавлял, а вот соперник его явно устал.

Со вторым спарринг-партнером ситуация повторилась, только "в миниатюре", так как тот отработал всего два раунда. Довольно здоровый и техничный малый начал осторожно, потом решил показать, что он тоже не лыком шит, стал бить справа, но вскоре был усмирен, после чего спарринг перешел в более спокойное русло.

Третий спарринг-партнер, совсем молодой парень, был здорово легче двух предыдущих, его явно взяли для отработки работы на скорость, и уж он-то постарался. Влетал на ударную дистанцию, пробивал серию, правда, по защите и вылетал, однако в таком режиме продолжалось все это крайне недолго. Кличко встретил его, я бы сказал, мягко, учитывая разницу в весе, но этого хватило, чтобы весь этот и следующий раунды тот шарахался чуть ли не от каждого его движения.

На том спарринг-сессия и закончилась. Учитывая, что на таких мероприятиях обычно не столько показывают подготовительную работу, сколько ее скрывают, Владимир, на мой взгляд, продемонстрировал на удивление много, не опасаясь британских "шпионов", которых тут было хоть отбавляй. Запрет на съемку, думаю, носил больше рекламный характер.

ЕСТЬ ЛИ ШАНС У ХЭЯ?

Бросалось в глаза, что Кличко временами подолгу не наносил свои фирменные джебы, явно преднамеренно не использовал свое едва ли не главное оружие, показывая, что у него в арсенале есть еще много чего. Тем более неприятным для соперников оказывалось внезапное подключение этого самого джеба, хотя и до этого жизнь в ринге с Кличко им медом никак не казалась. Владимир еще быстрее и еще резче стал бить правый кросс и особенно правый прямой. На последнее обратил внимание стоявший рядом со мной пожилой корреспондент газеты The Sunday Times. "Бог ты мой!" - сказал он - "Ума не приложу, как Хэй будет защищаться от этого удара. Он настолько неожиданный и молниеносный! И бьет он его всегда чуть по-разному, то под одним углом, то под другим, и из любого положения". Мы с ним потом еще долго говорили, и у меня создалось впечатление, что этот подлинный представитель вымирающего даже в Англии племени джентльменов находит для себя крайне затруднительным болеть за Дэвида Хэя, Владимир ему куда симпатичнее прежде всего как человек. Кстати, в отличие от Хэя он очень хвалил его английский.

Также мне показалось, что Владимир больше, чем раньше, работал по корпусу, не случайно он отрабатывал удар по печени еще в бою с тенью, и делает известную ставку на короткий левый боковой. Еще временами он давал спарринг-партнерам себя атаковать и все время уходил назад не по прямой, а в стороны, причем разные. Вот, пожалуй, и все, что мне удалось заметить. Не очень много, прямо скажем, но все же.

После окончания спарринг-сессии, Кличко пошел "в народ" или в данном случае будет уместнее сказать "в журналисты". Очаровал всех и прежде всего англичан. Если в ринге он смотрелся "альпийским королем", страшноватым в своей непоколебимой мощи, то здесь был просто очень приятным и совсем молодым человеком, выглядевшим намного моложе своих тридцати пяти лет.

Окончательно англичане "запали" на Кличко, когда он давал интервью британскому телевидению. Его спросили, не хочет ли он что-нибудь напоследок передать Дэвиду Хэю, и Владимир в ответ поднял свою правую руку, чтобы она крупным планом вошла в кадр и сказал: "Дэвид, эта та рука, которую ты отказываешься пожимать при встрече, но в один прекрасный день ты обнаружишь ее совсем рядом с собой... И тогда тебе придется ее пожать".

Когда рассеялись журналисты, появились в большом количестве какие-то люди, разного пола и возраста, которые бросились фотографироваться с Кличко и получать его автографы. Он подписал столько всяких открыток и буклетов, что я просто диву даюсь, как у него не отсохла рука, с которой предстоит встретиться лицу Дэвида Хэя. Особенно запомнился один парень, который просил Владимира подписать открытки для всех своих девушек. Кажется, его не особенно беспокоило, что, хотя сам он делит свою симпатию между ними, все их симпатии принадлежат Кличко.

Напоследок я окликнул одного из англичан, которого сто раз видел на всех боксерских мероприятиях в Германии и которого мне поэтому неудобно спрашивать, как его зовут. По-моему, у него та же проблема, так как он тоже избегает называть меня по имени, хотя мы постоянно общаемся. Он понял, что я обращаюсь к нему, и тогда я спросил: "Как ты думаешь, у Хэя есть шанс на победу?" "Есть", - ответил он с таким очевидным сомнением, что трудно было не улыбнуться. "Маленький", - продолжил он. "Совсем маленький?" - спросил я. "Совсем. Да ну тебя!" - ответил англичанин, имени которого я, видимо, так никогда и не узнаю, и громко рассмеялся.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ