Артур Бетербиев — о встрече с Ковалевым, Канело и дружбе с Сен-Пьером

2 ноября 2019, 13:10
Артур Бетербиев. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Артур Бетербиев. Фото "СЭ"
Вторая часть большого интервью «СЭ» с чемпионом мира в полутяжелой весовой категории по версиям IBF и WBC Артура Бетербиева.
Артур Бетербиев. Фото "СЭ"
Артур Бетербиев. Фото «СЭ»

«Почему Ковалев «Лапша»? Его так называли в родных краях»

— Как считаете, почему Канело выбрал в соперники именно Ковалева? Есть мнение, что Сергей — самый легкий противник для него в вашей весовой категории.

— Один журналист из ESPN сказал: «Канело увидел в Ковалеве что-то, благодаря чему сможет выиграть». Там обычно напрямую не говорят, но намекают. Вот такой намек.

— Не думали, что могли оказаться на месте Ковалева? Сергей ведь может заработать серьезные деньги, 5, а то и 10 миллионов долларов.

— Для меня деньги никогда не стояли на первом месте. Когда был любителем, мечтал выиграть Олимпиаду, чемпионаты мира и Европы. Титулы всегда были важнее.

— Вы видите фаворитом Канело?

— Думаю, да.

— Благодаря технике и работы ногами, как вы и сказали?

— Я не противопоставляю Канело и Ковалева, просто Канело мне нравится. Не припомню, когда в последний раз кто-то вызвал у меня такую симпатию своими действиями на ринге. В бою против Геннадия Головкина Канело здорово уходил от ударов, меня цепляют такие элементы.

— Вы как-то написали, что в России Ковалева называют «Лапша». Почему?

— Его так называли в родных краях. Почему — не знаю. Потому что лапша (улыбается). Меня вот в училище называли «Волк». Вроде сходств нет никаких. «Белым панчером» называли, тоже не пойму, почему. Но «Лапшой» не называли точно, и это только радует.

«Если так и не проведу бой с Ковалевым, ни на копейку не пожалею»

— Когда в последний раз пересекались с Ковалевым?

— Я с ним виделся, когда он защищал титул в Квебеке против Исмаила Силлаха (30 ноября 2013 года, Ковалев победил нокаутом во втором раунде. — Прим. «СЭ»). Я боксировал в том карде. Просто стоял в стороне, не подходил к Сергею. Он подошел, поздоровался, поинтересовался, как дела, с кем у меня бой. Спросил мой рекорд — я никогда ни у кого не спрашивал рекорд, кстати. В общем, немного пообщались с Ковалевым.

— Это ведь было достаточно давно, в ноябре 2013 года.

— А, точно, подождите, мы ведь с ним еще пересекались. На каком-то вечере в Монреале.

— Уже после его поста про ваш с ним бой в любителях?

— По-моему, да. Еще с училища, с 17 лет работаю над важной чертой характера — над сдержанностью. С годами мудреешь. Это спорт, я готов решить нашу ситуацию с Ковалевым на ринге. Не стал бы с ним даже в словесную перепалку вступать. Знаю, что это ни к чему хорошему не приведет, по себе знаю. Не было смысла выяснять с ним что-то прямо на том вечере. Если придет день, разберемся на ринге.

— Получается, вы тогда увидели Ковалева, думали подойти, но сдержались?

— Не совсем так. О чем поговорить?

— О его публикации.

— Вы ведь ходили в садик, учились в школе. Помните, что там кто-то был сильнее, кто-то слабее, кто-то хулиганил. Все помнят. Я ведь все помню и знаю о себе, зачем мне кому-то что-то доказывать.

— Если вы завершите карьеру, так и не встретившись с Ковалевым на ринге, сильно пожалеете?

— Ни на копейку не пожалею.

— До 2018 года вы провели не очень много боев. Не возникало опасений, что такими темпами пропадет карьера?

— Боев не было, но я круглый год тренировался, держал себя в форме. Начались суды и прочее, не мог повлиять на ситуацию

— Не огорчало, что время идет, вам уже 32-33, а на ситуацию повлиять не получается?

— Во-первых, я бы не повлиял, будь мне хоть 50 лет. Возраст не важен, главное — как ты себя чувствуешь. Ни один тренер не предъявлял мне претензий, не говорил, что я сачкую: ни в 2013 году, когда приехал в Москву, ни в 2019, когда работаю в Монреале. Во-вторых, верю: все, что нас не убивает, делает сильнее. Есть в этих словах доля истины.

— Нет ощущения, что время немного упущено? Вам 34 года, но у вас был лишь один большой бой.

— Такого нет.

— Ковалев сказал, что после 33 лет почувствовал: организм уже не тот. Вы такого не чувствуете? До сих пор на пике формы?

— Достичь пика формы нельзя просто так, нужно соблюдать режим, трудиться, вовремя кушать и ложиться спать. Если все делать правильно, то все получится.

23 октября. Москва. Артур Бетербиев в редакции «Спорт-Экспресс».

«Трюдо ездил в магазин под нашим залом. Не видел, чтобы из-за этого дорогу оцепляли»

— Не получится так, что дети привыкнут к жизни в Канаде?

— Привыкнут — пусть остаются там, учатся, но я же свободный человек.

— Для вас Монреаль сейчас — не второй дом?

— Ну как... Я там живу, меня там, может, даже узнают больше, чем в Москве или дома.

— За своего считают?

— Нет, там своих-то единицы, все в основном эмигранты. В Канаде я сейчас на работе.

— Вы ведь могли выступить за Канаду на Олимпиаде.

— Был такой момент. Мой бывший промоутер хорошо знал канадского президента федерации бокса. Они все очень быстро сделали. Промоутер делал это не для меня, а для себя. Хотел отправить меня на Олимпиаду, а потом продолжить со мной работу. Когда мне сказали, что я должен поехать на Игры, сразу отказался. Меня бы убрали из всех рейтингов на два года, а я шел, если не путаю, на втором месте в IBF.

— Как выглядит ваша жизнь в Канаде?

— Если говорить о месте жительства, то бывает по-разному. Иногда снимаю дом, иногда — квартиру. Мы присматриваемся, выбираем, что лучше, чтобы потом купить. Сейчас живем в квартире. При выборе места стараюсь подобрать жилье поближе к залу, чтобы не тратить время на дорогу.

— Как с иностранными языками? Английский, французский?

— По-английски более-менее разговариваю. So-so. По-французски — совсем немного.

— Что есть такого в Канаде, чего не хватает в России?

— Вы такие компрометирующие вопросы задаете, зачем? (улыбается). Канада и США, кстати, очень отличаются друг от друга. Полицейские, например, сильно отличаются.

— Имеете в виду, что в Штатах полицейские жестче?

— Да-да, сколько раз бывал в Америке, казалось, что там полицейские жесткие. В Канаде они помягче. Хотя, может, мне просто так кажется.

— Что еще там не так, как у нас?

— На дороге приоритет имеют только три машины: скорая, пожарная и полицейская. Иногда есть четвертый вариант, когда конвоируют преступника. Один раз видел премьер-министра Канады, Джастина Трюдо. У нас под залом тогда находился магазин, Трюдо туда приезжал. Не видел, как он добирался, но не видел, чтобы дорогу оцепляли. Некоторые рассказывают, что мэр города или какой-то чиновник может вместе с тобой в очереди за кофе, но я сам в такие ситуации не попадал.

— Вам такое равноправие нравится?

— Не знаю. Просто это другой формат.

— Атмосфера в Монреале для вас комфортнее, чем в Москве? Если да, то почему?

— Я думаю, комфортнее. У меня много знакомых и друзей в Москве, здесь я не смог бы тренироваться. Там я как в лагере: поехал на тренировку-вернулся, иногда с детьми пообщался и все. Ничего там не делаю, кроме работы.

— Что вам не нравится в Канаде?

— Даже не знаю... Я не капризный человек. Я ведь из Москвы переезжал в Магнитогорск ради бокса. Из большой деревни в маленькую.

— В маленькую, но с очень большим заводом.

— Сам себе потом, спустя время, удивлялся, когда вспоминал этот переезд.

«У Сен-Пьера есть чисто спортивный интерес провести бой с Хабибом»

— В Канаде люди повернуты на хоккее?

— Да, это очень чувствуется.

— Но там есть человек не из хоккея, которым гордится вся страна. Жорж Сен-Пьер. Вы ведь знакомы. Как подружились с ним?

— Мы впервые увиделись в зале примерно в 2013 году. Монреаль ведь небольшой город, не как Москва. Приезд боксера из Москвы для них — большое событие. Сразу начинаются разговоры. Могут немного преувеличить. Сен-Пьер же местный парень, говорит мне: «Слышал, ты очень сильный». Я ему: «Да что ты, какой сильный?», хотя уже тогда был чемпионом мира по любителям. Тогда не знал его, не знал его заслуг. Когда понял, очень удивился тому, насколько Жорж простой парень, дружелюбный, всегда предлагает помощь. Часто не видимся, потому что тренируемся в разных залах. Сен-Пьер вообще по всему миру катается.

— Несмотря на то, что Сен-Пьер завершил карьеру, он продолжает находиться в тренировочном режиме.

— Да, постоянно, я в шоке от него. Главное, что у него нет изнурительных тренировок. Максимум час занятий спортивной гимнастики, потом сходит вечером поборется. На следующий день еще чем-нибудь займется, но без нагрузок. Это интересный подход, я бы тоже так делал.

— Есть чувство, что Сен-Пьер стал в чем-то хуже за 5 лет?

— Нет. У него есть чисто спортивный интерес провести бой с Хабибом. Он говорит, что это очень хороший вызов. Ради Нурмагомедова Сен-Пьер бы вернулся.

— Верите, что такой бой состоится?

— Почему нет? Думаю, что Жоржа зря недооценивают. Он — крепкий парень, до сих пор режимит. Зимой он заезжал ко мне домой, на улице минус 15 или 20 градусов, а он — в футболке. Я к нему в куртке вышел, спросил: «Ты что делаешь, давай в тепло!». А он: «Мне все равно, я принимаю ледяные ванны». Он показывал мне, что какой-то русский парень работает по этой системе, сказал, что очень круто.

— В гости к Сен-Пьеру ходили?

— Да. Он тогда в квартире жил, сейчас, кажется, съехал. У него ведь, кажется, третий ребенок родился.

— Как у Жоржа с боксом?

— С боксом у него неплохо, он любит ходить к Фредди Роучу, работать с ним.

— Вы с ним занимались?

— Нет, между собой не боксировали. Я ему в зале показывал разные упражнения, Сен-Пьер удивлялся, говорил, что что-то возьмет на заметку.

— Если бой Хабиба и Сен-Пьера состоится, за кого будете болеть? За друга, или же за человека из республики, в которой вы родились?

­- А зачем мне болеть за кого-то? Просто наслажусь великим событием. Хабиб — мой земляк, Сен-Пьер — мой хороший товарищ. Если они оба хотят боя, то он обязательно состоится.

— С Хабибом, кстати, знакомы?

— Видел его только один раз, в прошлом году. На боксерском поединке сборных России и мира. Нас по видеозвонку познакомил Зубайра Тухугов (боец ММА, друг Хабиба. — Прим. «СЭ»). Я в основном больше с Зубайрой общаюсь, мы познакомились года два-три назад.

— Как вы смотрите на то, что вас называют «Хабиб мирового бокса»?

— Как это понять?

— Видимо, это означает, что вы — доминирующий чемпион.

— Когда я был в любителях, мечтал стать победителем Олимпиады. В профессионалах, не секрет, хочу тоже выложиться по максимуму, но сейчас бокс для меня — работа. Я зарабатываю деньги для своей семьи. Нет иллюзий по типу победы на Играх. Может, это пришло с годами, но я стал более профессионально смотреть на свою деятельность. Хочу делать все на высшем уровне, улучшать себя с каждым днем. Пока не очень получается, но очень стараюсь этого достичь.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
8
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир