Эдуард Трояновский: «Если бы слушал советчиков, был бы сейчас помощником машиниста»

17 октября 2019, 09:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Эдуард Трояновский: «Если бы слушал советчиков, был бы сейчас помощником машиниста»»

№ 8055, от 22.10.2019

Эдуард Трояновский. Фото Никита Успенский Эдуард Трояновский. Фото "СЭ" Эдуард Трояновский. Фото "СЭ"
Экс-чемпион мира — о своем возвращении, смертях в боксе, Усике и Бетербиеве
Эдуард Трояновский. Фото "СЭ"
Эдуард Трояновский. Фото «СЭ»

Некоторое время назад Трояновский был одним из главных боксеров России, чемпионом мира по двум версиям. Сейчас 39-летний спортсмен решил вернуться. На 14 ноября в Санкт-Петербурге запланирован его первый бой за год, который организует ко-промоушен Зяки Юнисов и Ал Сиеста. Соперник — чех Йозеф Заградник. Придя в гости в редакцию «СЭ» Трояновский рассказал о своей жизни без бокса, поделился мнением об Александре Усике и рассказал, как будет проходить ближайшей супербой Бетербиев — Гвоздик.

Я канул во тьму, но возвращаюсь

— Про вас не было новостей целый год. Куда вы пропали?

— Я бы даже сказал, год и неделя. Я как во тьму канул. Шучу. После поражения у меня не было боев целый год, и сейчас я пытаюсь вернуться. После крайнего боя несколько месяцев отдыхал, потом пытались организовать какие-то бои, все тщетно.

— Неужели не было соперников?

— Просто поменялся формат в компании «Мир бокса», они ушли от проведения вечеров в России, а все-таки моя целевая аудитория — в основном российская. И поэтому я немного завис. В Америке меня плохо знают. К лидерам веса, которые хотят провести легкую защиту, я даже не подхожу. Мне говорят примерно так: «Мы бы и рады взять тебя в соперники, но нам не нужны такие риски. Ты же можешь в какой-то момент стукнуть, и для нас это может плохо закончиться». Были такие истории. Вот и получилось так, что год не боксирую.

— Расскажите, что за шоу намечается в Питере? Где вы собираетесь вернуться на ринг?

— Я знаю немногим больше, чем вы: в Питере будет шоу, мне хотят сделать там бой, я согласился, переговорив со своей командой. Соперник из Чехии, фамилия — Заградник, рекорд 11-3, я пока его даже не смотрел, если честно. Мне предложили бой, я согласился. С понедельника начинаем спарринги, и будем уже разбираться, изучать соперника.

— Насколько по финансовым условиям различаются ваши выступления, когда вы были чемпионом мира, и нынешнее?

— Отличаются значительно. Потому что тогда я был чемпионом, а сейчас — просто 10-й или 11-й номер рейтинга. Это бизнес. У каждого есть своя цена. А учитывая, что я еще и год не боксировал, ценник падает все ниже и ниже.

Я всегда запрыгиваю в последний вагон

— Вы были чемпионом мира, была хорошая серия побед. Вы на те деньги можете спокойно жить сейчас, или подушки такой финансовой нет?

— Я в принципе так и живу. В моем городе шутят, что я ничего не делаю. Думают: «Когда он работать начнет?». Но это так и есть. Я не хожу на работу, у меня все отталкивается от спортзала, плюс некоторые моменты по бизнесу. Но отвечу прямо: я не работаю и отлично существую на деньги, которые у меня есть, на них живет и моя семья, и нам хватает.

— То есть для вас бокс с финансовой точки зрения и не обязателен?

— Если я сейчас не продолжу карьеру, то смогу существовать на то, что уже есть. У меня есть и бизнес-проекты, в общепите есть движения, по недвижимости. Пытаемся открыть сеть кофеен в Омске, может, в Москву зайдем. Кофе у нас сейчас прогрессирует.

— Если денег хватает, что вас мотивирует возвращаться?

— Я знаю людей, которые заканчивали в 25, им не хотелось больше выходить на ринг. Вот мне 39, а мне хочется! Я боксом начал заниматься за полтора года до армии. У меня все позднее: я мастера спорта выполнил в 27 лет, в профессионалах дебютировал в 29, чемпионом стал в 35. Про меня как-то сказали, что я всегда запрыгиваю в последний вагон. Это действительно так. И вернуться сейчас в ринг — для меня это жизненный путь. Этот отрезок карьеры и жизни, я хочу провести, как мне хочется. Нам всегда что-то навязывается, не только в спорте. Я не хочу делать, как мне навязывает общество, я хочу по-своему.

— Дома не отговаривают возвращаться? 39 лет все-таки.

— Они скорее гордятся мной. Меня вообще невозможно от чего-то отговорить, если я решил и хочу этого. Если бы я слушал 20 лет назад всех, кто мне что-то советует, то я бы сейчас был помощником машиниста электровоза, у меня была бы куча детей. Сидел бы с мужиками после смены, пил пиво, имел бы полное право. Это не самая плохая была бы жизнь. Возможно. Но я хотел заниматься боксом, и сейчас есть то, что есть.

Боксеры умирали на ринге и раньше. Просто об этом меньше писали

— Почему участились трагические случаи в боксе и ММА? Дадашев, Нурматов, вот сейчас в коме Дэй, американский боксер.

— Во-первых, думаю, раньше просто меньше об этом писали. А во-вторых, тут вот еще какая история: у тебя могут быть проблемы со здоровьем, но просто нет другого пути заработать себе на хлеб. И ты пытаешься где-то не пройти МРТ, не пройти обследование. Где-то, может, что-то подделать. Не говорю, что так все делают. Но для бойцов драться — единственный шанс заработать, и они идут на риски. Отступить бывает очень сложно.

— В вашей карьере бывали ситуации, когда организм говорил: «хватит»?

— Прямо такого не было, но была одна история, когда мне не нужно было боксировать, но уже никак нельзя было пойти назад. Это как раз бой с Индонго. Мне нужно было тогда отдохнуть после победы над Обарой, но я дал согласие на бой через два месяца и погнал по новой тренировочный лагерь. На бой я выходил вообще без эмоций, выжатый полностью. Сергей Ковалев рассказывал, как он перетренировался, состояние такое, что тебе щелчок по носу дай, ты уже потеряешь сознание. И я пропустил тот удар. Я его не заметил, не среагировал. Там любая защита помогла бы: даже если бы я просто руки поднял, но я был не готов.

— Не жалеете ли, что не провели бой в Америке, когда были чемпионом?

— Я вообще ни о чем не жалею. Разве что после японца мне нужно было отдохнуть. А в Америке или в Англии хотелось бы побоксировать. И до сих пор хочется, я не закрываю для себя такую возможность.

Усик замедлился и стал наносить меньше ударов

— Сейчас многие наши стали боксировать на Западе: Бивол, Поветкин. Неужели для вас не было такой возможности? Хотя бы в андеркарде.

— Не так все просто. Допустим, я хочу провести бой в Америке. Кому интересно это? Хорошо, найдется местный боксер в моем весе, такие есть, ажиотаж будет. Следующий вопрос: кто за это заплатит? Вот тут начинаются проблемы. Я вот завтра лечу в Англию, буду разговаривать с Эдди Хирном по поводу такой возможности. Спрошу, Эдди, тебе не интересно было бы, что бы я отбоксировал. Тем более, у тебя есть экс-чемпион мира Рикки Бернс, с которым я мог встретиться еще раньше, когда сам был чемпионом.

— Когда у вас была хорошая серия побед, два чемпионских пояса, Теренс Кроуфорд на вас не выходил?

— Скажу так: издалека его люди заходили. Но когда речь зашла об условиях для меня, мы сразу поняли, что там нам делать нечего. Это был смех. Если бы это были достойные условия для Америки, я бы поехал. Хотя я понимал, что чтобы мне побить Кроуфорда, это нужна была десятикратная удача. Он меня обходил по многим параметрам. Разве что где-то в рубке я мог бы попасть.

— Как вам дебют Александра Усика в тяжелом весе?

— Неплохой бой, но мне показалось, что Усик замедлился. Плюс, стало меньше ударов, чем было, когда он был на категорию ниже. Но может, это был тестовый бой. Дальше будет интереснее. Вот с победителем боя Джоуоуа — Руис — это будет реальный ажиотаж.

— Чего ждете от боя Бетербиев — Гвоздик?

— Очень интересно. Бои делают стили. Гвоздик более техничный, Бетербиев более жесткий. Интересно, кто окажется эффективнее. Бой будет реально супер. Бетербиеву нужно будет попасть, а Гвоздику сделать так, чтобы он не попал. В этом весе вообще сейчас ажиотаж, там еще Ковалев, Бивол, Канело поднялся. Там сейчас движуха очень серьезная.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
10
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир