"Причиной трагедии могла стать стала генетическая предрасположенность". Хирург – о смерти Дадашева

24 июля 2019, 15:00
Максим Дадашев. Фото AFP
Врач Хабиба Нурмагомедова – об истории с гибелью российского боксера и профилактики подобных случаев.

Российский боксер Максим Дадашев умер из-за тяжелых травм, полученных на ринге. Эта история страшна сама по себе, но проблема еще и в том, что медицина в XXI веке не может справиться с подобными травмами мозга. Об этом "СЭ" рассказал врач-хирург Андрей Королев, который четыре года назад делал операцию Хабибу Нурмагомедову.

Главные вопросы, на которые хочется найти ответы – можно ли было спасти 28-летнего боксера и реально ли в будущем избегать подобных историй. Боксеры и бойцы ММА гибнут или становятся инвалидами от повреждений мозга каждый год в немалом количестве. Эта ситуация уже много лет будоражит людей. Еще в 1980-е годы, когда стало известно о болезни Паркинсона у Мохаммеда Али впервые всерьез заговорили о том, чтобы запретить бокс. Но эта идея не нашла, и наверное, не найдет поддержки – наоборот, подобные виды спорта только набирают популярность.

Аргумент у любителей кулачного и прочего боевого искусства довольно сильный: в автомобильных авариях за один день гибнет больше, чем бойцов в год. Но из-за этого никто не собирается н запрещать машины. Садясь за руль, человек берет на себя риски. Именно это делают и боксеры, выходя на ринг. Так можно ли все-таки было спасти Дадашева и что делать с подобными историям? Ответ хирурга Андрея Королева неутешительный.

Профилактики против отеков мозга у боксеров не существует

– Могли ли врачи спасти Дадашева?

– Иногда бывают травмы, несовместимые с жизнью. Если у него во время удара по голове произошла травма мозга, то хирургическое вмешательство не могло помочь. Операцию ему делали по поводу гематомы, которая у него образовалась. Была проведена трепанация, но если вот сильное давление в головном мозге имело место в момент образования гематомы, то хирургия ничего не могла сделать.

– Есть ли способ профилактики таких случаев. Может быть, просвечивать глаза после каждого раунда?

– Нет. Единственная профилактика таких ситуаций – не получать удары кулаком голову. Других методов не существует. Скрининг после раунда не имеет смысла, потому что можно на первой секунде следующего раунда получить удар в голову. Это все – профессиональные риски боксера. Удар редко приводит к трагическим последствиям. Скорее всего, причиной сейчас стала генетическая предрасположенность. Ведь никто не знает о прочности сосудов. Боксеры получают удары в огромном количестве, и очень сильные удары, но далеко не у всех развиваются смертельные осложнения. Парня очень жалко, и родственников жалко, но никто мог не знать, что у него какой-то сосуд чуть слабее, чем должен быть. И чем остальные сосуды, расположенные рядом. И все сосуды это выдержали, а какой-то один – нет. Он порвался, и произошло кровоизлияние. Понятно, что давление в сосудах головного мозга очень высокое. И если кровь поступает в мозг, она моментально начинает его сдавливать, и мы имеем необратимые последствия.

Прочность сосудов в головном мозге – это лотерея

– Можно ли на снимке или еще как-то понять, насколько крепкие сосуды в мозгу?

– Это нельзя понять, ни на каком снимке. В каком-то смысле это лотерея.

– Некоторые после отека мозга выживают и приходят в себя, некоторые – нет. Отчего это зависит?

– Существует много степеней отека мозга, это гематома под кожей. Бывает, ударился и через два дня забыл. Бывает, забыл через неделю. Бывает, через месяц. А бывает, гематома такая, что ее нужно эвакуировать. Это все в простонародье называется "синяк". У Максима случилась очень серьезная гематома, после чего спасти его было невозможно.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
79
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир