«Когда смотрел свои бои, они мне не нравились». Валуев — про Усика, Кличко и критику

Николай Валуев. Фото "СЭ"
Интервью с бывшим чемпионом мира в супертяжелом весе и действующим депутатом — о боксе.

«Усику может не хватить жесткой плюхи»

— Какой бой в тяжелом весе вы бы хотели увидеть?

— Интересен был бы бой между Уайлдером и Джошуа. И я вижу, что по динамике Джошуа способен составить очень хорошую конкуренцию Уайлдеру. Затрудняюсь здесь какие-то прогнозы делать. Просто Уайлдер совсем не был собой в реванше с Фьюри. Что касается Фьюри, у него сейчас будет работа на два фронта: с одной стороны раз в год обязательная защита титула, с другой — объединительные бои. Засидеться ему не дадут промоутеры.

— В супертяжах Фьюри однозначно лучший?

— Надо это признать, это действительно так. Но от Уайлдера я ожидал большого в их бою. Очень сложно на основе этого боя говорить, насколько хорош Фьюри. Хотя Фьюри сделал все, что было возможно, абсолютно правильную тактику выбрал, пошел вперед с первых секунд. Уайлдеру нельзя давать работать по себе, нельзя давать раздухариться. Меня удивило только то, что Уайлдер абсолютно ничего не противопоставил тактике Фьюри. Абсолютно. Это очень нетипично и странно. Я ждал после этого раскручивания реванша, но этого нет. Уайлдеру теперь придется доказать свое право на очередную встречу с Фьюри.

— Как вам перспективы Александра Усика в супертяжах? Не слишком ли он мал для этого веса?

— Нет, не слишком. Мы можем много примеров вспомнить ребят, кто был еще меньше. Тот же Рой Джонс приходил в супертяжи, бил чемпионов и уходил обратно в полутяжи (Джонс победил Джона Руиса в марте 2003 года. — Прим. «СЭ»). И у Усика тоже фантастическая скорость. Я бы не сравнивал его с Роем Джонсом, у него свой стиль, но потрясающее чувство дистанции и работа на ногах есть у обоих. Единственное, чего Александру может не хватить в тяжелом дивизионе — это тяжести плюхи, как говорится. Которая генетически принадлежит тем, кто родился для супертяжелой весовой категории. Усик абсолютно точно может нокаутировать, он быстр, он виртуоз, но этого всего может не хватить с теми топовыми боксерами, с которыми ему предстоит встретиться. Просто потому, что они тяжелые.

— Но чемпионом мира он может стать? Учитывая, что там сейчас всего два чемпиона: Фьюри и Джошуа.

— Очень был бы интересен бой Усика с Джошуа. Сила удара была бы на стороне Джошуа, но тактическая выучка — за Усиком. И вот интересно, что бы сыграло свою роль.

— Вы говорили, что Усик — достойный человек. Что в его поведении или какие его высказывания вам нравятся?

— В первую очередь, каким образом он на неприятные вопросы дает исчерпывающие прямые ответы. Четко определяя свое отношение к теме. Он не теряется в этих вопросах и не боится их. И его ответы не носят оскорбительного характера, не важно, это политические вопросы или околоспортивные. Усик умеет четко найти правильные слова для ситуации, которую ему предлагают обсудить. Мне всегда это нравилось в людях. И он не косноязычен, что важно и добавляет к нему уважения. Он умеет сохранять свой статус-кво во всех ситуациях. Особенно когда общается с прессой. Это выдает в нем человека, который не все 100 процентов времени проводит в спортивном зале, а интересуется, читает, учится, самосовершенствуется.

«Проверил здоровье и понял, что нужно завязывать с боксом. Благодарен Кличко за это»

— В 2010 году активно обсуждался ваш бой с Виталием Кличко, который в итоге не состоялся. Вы хотели этого боя или изначально знали, что его не будет?

— Я к этому бою даже готовился. Как только появилась идея этого боя, я поехал сразу в зал. Я понимал, что потребуется время на переговоры. Но когда обе стороны бьют по рукам и подписывают контракт, в этот момент уже нужно находиться на определенной стадии подготовки. Потому что потом останется мало времени до выхода в ринг. В первый раз мы не смогли договориться, и Виталий выбрал себе другого соперника. У него был запасной вариант, я это знал. Видимо, те условия устроили того боксера (Альберта Сосновского. — Прим. «СЭ»), а у нас бой не состоялся.

— А потом уже вмешались ваши проблемы со здоровьем?

— Потом разговоры продолжились, но условия контракта не претерпели изменений. И я понял, что если так и буду ждать, то просто буду терять время. И тут — да, уж не знаю на счастье или на беду, я решил углубленно заняться здоровьем, сделал снимки, и узнал, что мне пора завязывать с боксом. Получается, что я Виталию за это должен быть не то, чтобы обязан, но хотя бы благодарен.

— Вы с ним поддерживали личное общение с тех пор?

— Очень периодически. Особенно после 2014 года. Мы говорим о спорте, но я скажу в общем: мне очень не понравилось, что происходило на Украине тогда. Я и до сих пор так считаю. Это послужило причиной для абсолютного прекращения общения. Хотя я думаю, что при встрече мы бы безусловно нашли темы для разговора. Потому что куда бы нас судьба не забрасывала, мир спорта все равно людей объединяет. А вы прекрасно знаете, как накручивают у них и у нас. До ситуации с коронавирусом Украина была темой номер один у нас. Я ждал, когда они уже слезут с этого коня, но они не слезали пока не случилась история с пандемией. А сейчас вы вообще не услышите ни слова об Украине. Это лишний раз доказывает, насколько цикличны предпочтения у СМИ, сегодня такая информация подается, завтра другая. Потом еще что-нибудь вытащат на белый свет, и Соловьев или еще кто-нибудь будет это обсуждать на центральном канале. Поэтому люди не зря говорят, что хотят в этот телевизор только плевать. Потому что я там слышу, переключая с одного канала на другой, а там только эти политические ток-шоу, которые всем уже порядком надоели.

— Кстати о Соловьеве. Он тут недавно пытался показать мастерство в рукопашном бое. Готовы дать ему пару уроков, как правильно бить?

— Я думаю, что у него есть тренеры, которые ему покажут. Зачем ему я? В динамике и технике удара все достаточно похоже. Любой мастер спорта по боксу или кикбоксингу сможет Соловьеву объяснить, как правильно бить.

«Кто получал мои удары в челюсть, тот скажет, что это очень больно»

— Как оцениваете свою карьеру — реализовались как боксер?

— Не могу сказать, что я до конца доволен, что я доделал все, что хотел. Меня заставила завязать с боксом определенная ситуация со здоровьем. Причина была достаточно веская (акромегалия, новообразование в мозгу. — Прим. «СЭ»). Не так много спортсменов вообще реализовываются на 100 процентов. И я к ним не отношусь.

— Вас задевает критика — когда называют невыдающимся, незрелищным боксером?

— Да какой есть. Людям за 2 метра, оказавшимся в боксе или смешанных единоборствах, исполнять все движения достаточно трудно. Любая ошибка видна заранее, невооруженным взглядом. Если на низком боксере этого не разглядеть, то на высоком это видно сразу. Если ты бьешь коряво, это обусловлено твоей физиологией. Боксеры высокого роста хотят сделать как лучше. Если это не получается — это становится причиной для критики. Надо спокойно к этому относиться. Я сам, когда смотрел свои бои, то себе зачастую просто не нравился. Я перед глазами видел бои Тайсона, Холифилда, их отточенные движения, а мне природой это было не дано. Но сила удара от этого, я вас уверяю, не уменьшалась. И тот, кто чувствовал удары Виталия (Кличко) или мои удары на своей челюсти, он вам скажет, что это очень больно. Некоторые из этих людей оказывались в нокауте.

Бокс/ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
29
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир