Лучшее-2016.
Сергей Ковалев: "Спасибо, что не стал олимпийским чемпионом"

Сергей КОВАЛЕВ. Фото AFP
Сергей КОВАЛЕВ. Фото AFP

В новогодние и рождественские праздники "СЭ" вспоминает лучшие материалы рубрики "Разговор по пятницам" за 2016 год. На очереди – разговор с Сергеем Ковалевым. Материал вышел 23 сентября.

– Любительская карьера у вас не клеилась. Неудача за неудачей?

– Да. Выходишь в финал – а там решает политика. Сейчас я все понимаю и спокойно об этом говорю. Прежде не мог взять в толк – почему же меня тогда в первых боях не скидывали, позволяли дойти до финала?

– Почему?

– А вдруг травма у первого номера? Всегда есть запасной Сергей Ковалев, который достойно выступит. Привезет медаль.

– Можно было чего-то добиться боксеру, которого никто не продвигал?

– Как продвинешься – если за тобой нет поддержки? Вы же видели, что творилось в Рио. Абсолютно то же самое! Послушайте Лебзяка – кого хотел взять на Игры он, отцепили. Зато набрали тех, кто ему был не нужен. Весь наш бокс пропитан коррупцией.

– Печально.

– Я мельком смотрел Олимпиаду в Рио: бой выигрывает один – победу отдают другому. И в Лондоне, и в Пекине такое было сплошь и рядом. Все расписано – кто сколько медалей должен привезти.

– Самый нелепый случай, когда вас засудили?

– Тот, после которого я ушел в профи. Пропустив удара от Атоева, месяц, наверное, ничего не делал. Затем начал готовиться – и все мне настолько тяжело давалось… А недели за три получил вот этот порез, – Сергей закатал рукав, и мы увидели чудовищный шрам. – Но давайте не будем углубляться, при каких обстоятельствах. Мне очень повезло, что не задело ни артерии, ни сухожилия. Лишь кожу располосовало. За неделю до чемпионата России в Калининграде я снял швы.

– Мы поражены.

– Правой я даже не работал, когда готовился. Вообще ей бить не мог. Но выхожу в финал – и попадаю под коррупцию. Раз в финале боксирует представитель Калининграда Александр Московский – золото надо отдавать ему.

– Вы это не понимали до боя?

– Да все я понимал! Ясно было, по очкам не выиграю ни за что. Единственный вариант – высаживать его сразу. Но как, если силы у меня не те, сам не свой был. Еще не отошел от удара Атоева, надо было отдыхать больше. А я ничего не делал, понадеялся на организм. Вялость, никакого огня… Но все равно бой выигрываю! В третьем раунде попал ему так хорошо, что парень заболтался.

– А рефери?

– Только я левой сбоку хочу добить, он: "Стоп!" Потом я жалел – надо было все-таки ударить. Пусть уж дисквалифицируют, зато я бы нокаутировал. А получилось, что остановили бой, рефери протер ему сопли, дал прийти в себя, за ручку по рингу поводил…

– По очкам проиграли?

– Да! Весь зал видел, что я выиграл! Сам Московский не отрицал: "Серый, извини…" – "Да ты-то при чем? Мы с тобой здесь пешки, за нас всё решили". На допинг-контроле сидели рядом, общались.

– На него у вас не было никакой обиды?

– Ни малейшей. Он оказался с поддержкой, я – без. Вся моя любительская карьера была такая: без поддержки.

– Ее можно было получить?

– Никто не предлагал. Были ребята, которые переезжали из одной области боксировать за другую. Но из Челябинска никому предложений не поступало.

– Почему?

– Все думали, что мы зарабатываем достойные деньги, нас не переманить. Вроде бы челябинская федерация богатая, Вайнштейн ее возглавлял. Да, ездил я тогда на "Мерседесе", – но купил его на доходы не от бокса.

– Вы говорили, к Московскому у вас претензий нет. К Артуру Бетербиеву другое отношение?

– Другое.

– Почему?

– Очень высокомерный. Считает, что реально победил меня в Якутске. Хотя тоже все очевидно. Мониторы, на которых показывался счет, были развернуты к зрителям. Я вел 23:22, за пять секунд до гонга сближение, сумбур, где ни я не попал, ни он. Внезапно ему прибавляются два очка! Прямо после гонга!

– Вы как боксер были тогда сильнее?

– Не могу себя оценивать, насколько я лучше или хуже кого-то. Бетербиев – сильный. Рубака, ударник. Все боялись его ударов, но если говорить о мысли в ринге – то можно поспорить. В тот раз тоже его перебоксировал. Не скажу, что порвал как грелку, – но бой выиграл! А Бетербиев, когда подняли его руку, тихонько произнес: "Это я еще болел. Вот выздоровлю – все будет по-другому…" Давай, говорю, до свидания.

– Где-то он высказался: "Я Ковалева побил и побью снова". Вас это взбесило?

– Не особо. Но я не люблю, когда мое имя используют для раскрутки собственного. Если б это правдой было – я бы ни слова не сказал против: "Ну да, признаю…" Мне не стремно. Но если не было – как могу согласиться?!

– В Якутске не хотели решить все нокаутом?

– Если ты за нокаутом гонишься – он никогда не получится. Нокаут выходит, когда о нем не думаешь. Когда ты расслаблен. Если меня соперник хочет ударить – обычно чувствую, как именно собирается это сделать. Какой удар готовит, с какой руки. Все инстинкты обостряются. А надо усыпить соперника! Чтоб он расслабился, не ждал опасности. Как меня поймал Атоев. Все говорили: "Серый, да "мешок"…" Ну как он может быть "мешком" – если чемпион мира?

– Нет у вас сожаления, что так и не стали олимпийским чемпионом?

– Вообще нет! Наоборот, хочу всем сказать (склоняется над диктофоном) большое спасибо! Если б выиграл Олимпиаду – это был бы предел. Уже не занимался бы боксом. В любителях олимпийское золото было моей единственной целью.

Полная версия "Разговора по пятницам" с Сергеем Ковалевым – по ссылке

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ