«Был уверен, что прибью Макгрегора в спарринге. Уровень бокса у него, мягко говоря, никакой»

28 февраля 2020, 20:00
Вячеслав Сенченко. Фото Instagram
Большое интервью с легендой украинского бокса Вячеславом Сенченко — про бой с Рикки Хаттоном, братьев Кличко, Ивана Редкача, Василия Ломаченко, Конора Макгрегора и отношение украинцев к Хабибу Нурмагмедову.

Вячеслав Сенченко, 42 года
Страна: Украина. Весовая категория: до 66,4 кг. Карьера: 2002 — 2015. Победы: 37 (25 — нокаутом). Поражения: 2. Ничьи: 0.

Сенченко — экс-чемпион мира в полусреднем весе. В 2012 году он нокаутировал Рикки Хаттона — на той же арене в Манчестере, где сам Рикки семью годами ранее завершил карьеру Кости Цзю. В феврале Сенченко был в Калининграде в качестве тренера Карена Чухаджяна, который раздельным решением судей победил Сергея Воробьева в бою за титул WBO International в полусреднем весе. Мы пересеклись в аэропорту, обменялись контактами и договорились записать интервью, как только у Вячеслава будет время. Наконец-то это произошло.

«В Калининграде подумал: мы что, дома боксируем?»

— Как прошла поездка в Россию?

— Поездка хорошая, все понравилось, организация боя была на хорошем уровне. Отношение к нам тоже было очень хорошее. Мы всем довольны.

— Это стало для вас удивлением?

— Честно говоря, может быть, немного да. Как ни крути, а ситуация накалена со всех сторон, когда мы к вам едем, или вы к нам. Мы были готовы ко всему. Я так и Карену сказал, что мы должны быть спокойны и любую ситуацию воспринимать спокойно. Чтобы подойти к бою в хорошем психологическом состоянии — не нужно никаких всплесков эмоций. Мы были настроены не реагировать ни на какие провокации, но их и не было.

— Когда были в России в последний раз до этого?

— Очень давно. В 2005 году у меня был бой в Москве, в ледовом дворце «Сокольники» (Сенченко нокаутировал Артура Новака из Германии. — Прим. «СЭ»). До этого в Питере боксировал с украинцем за пояс чемпиона СНГ и славянских стран. Есть такой пояс. И вот с тех пор ни разу не был.

— Если говорить, про сам бой Карена Чухаджана с Сергеем Воробьевым, то какой бы вы там дали счет?

— Я никогда не считаю очки, не вникаю в судейские вопросы. Я вижу картинку боя и делаю свои выводы. Если честно, я думал, что отдадут победу Воробьеву. И когда первое решение объявили: 96:95 в пользу Воробьева, я про себя понял: все, не отдадут. И когда все-таки отдали, я прямо дал волю эмоциям. У меня такие эмоции в последний раз были, когда я с Нужненко дрался во дворце спорта Дружба в Донецке и мне руку подняли (в 2009 году, Сенченко выиграл единогласным решением судей. — Прим. «СЭ»).

— Даже после победы над Хаттоном так не радовались?

— Там у меня сил уже не было, бой был очень изнурительный. Но в целом — да, радовался победе Карена не меньше, чем своим значимым победам.

— Как вам реакция публики на решение Юрия Копцева, который дал победу Воробьеву? Там был гул и свист.

— Я вообще был удивлен. Подумал: мы что, дома боксируем? Приятно удивился. Люди разбираются в боксе, не важно, свой боксер или не свой. Такие моменты очень радуют.

«Редкача любить не за что. Своеобразный персонаж»

— Владимир Кличко недавно сказал, что мог бы провести реванш с Тайсоном Фьюри. Как думаете, он же не всерьез?

— Да почему не всерьез? Я думаю, что возможно, и всерьез. Он никогда не забрасывал тренировочный процесс, поддерживает себя в отличной форме. Может быть, не на пике, но если ему провести лагерь месяца три, то он будет на пике. Я думаю, он вполне и в этом году мог бы выйти против Фьюри.

— Почему он, кстати, проиграл Фьюри в 2015 году? Ваше мнение.

— Думаю, там был больше психологический момент. Фьюри умеет выводить из равновесия, оказывает психологическое давление на соперников лучше всех. Владимир был зажат, не раскрылся в том бою.

— Как боксер он сильнее Фьюри, на ваш взгляд?

— Да, конечно. Было бы интересно увидеть реванш сразу. Жалко, что он так и не состоялся.

— Вы лично как хорошо знакомы с братьями Кличко? С каким больше?

— Да, знаком, конечно. С Владимиром мы еще в Олимпийской сборной были вместе, перед Атлантой-96 вместе тренировались, часто пересекались на сборах. Владимира по сборной хорошо знаю. Виталия — тоже хорошо, потому что он был с моим старшим братом еще в сборной СССР. Они на чемпионат СССР еще вместе ездили. Так что с Виталием тоже знаком лично. Если честно, после сборной-то мало общались с обоими. Так что мне сложно сейчас о них судить, мы не особо пересекаемся. Но что я помню по общению — нормальные ребята, веселые.

— Почему так много крутых украинских боксеров? Это еще советская школа работает или что-то уже свое?

— Вообще, что такое советская школа? Может и есть такое понятие, но даже в советское время казахи боксировали иначе, чем русские и украинцы, у узбеков был свой стиль. Так что единой школы-то не было. Украина и Россия всегда плюс-минус одинаковые и по стилю, и по уровню. Кто-то лучше там, кто-то лучше тут.

Мы хорошо работаем, другого выхода нет. Мы тут не избалованные, ребята пашут. Они понимают, что только за счет бокса можно выбиться и заработать. Уровень жизни у нас невысокий. Трудолюбие, пахота, высокие цели — вот что помогает боксерам пробиваться. Вот и мои боксеры, кого я тренирую, работают усердно, хотят боев, хотят стать чемпионами.

— Что у вас за история была с Иваном Редкачем? Вы после его поражения от Дэнни Гарсии в январе 2020 года сказали: «Очень жаль, что Гарсия его не нокаутировал. Хотелось, чтобы он был наказан за свой длинный язык и за всю эту петушиную ***».

— О, эта история высосана из пальца. Просто у нас есть чат, где мы общаемся в дружеском кругу боксеров, и в этом кругу Ивана Редкача, мягко говоря, не любят. И в принципе, любить его не за что, наверно. Своеобразный персонаж. Не хочу углубляться. У меня с ним особо нет вражды, просто было пару моментов. Все эти его повадки, его поведение мне не импонирует.

— А можете привести пример? С чего все пошло?

— Я вообще не люблю много болтовни перед боем. Не люблю, когда много понтов. Ты выйди, докажи. Даже перед боем с Гарсией было «я его порву». Я понимаю, интерес к бою подогревать надо, но ты выйди и порви. Когда ты так говоришь до боя, мне это не нравится. Выглядит, как балабол. Сказал, но не сделал.

«Макгрегора побил бы и я, и Чухаджан, и Воробьев»

— Когда речь о трэш-токе, то на ум сразу приходит Конор Макгрегор. Правда, что вы могли стать его спарринг-партнером, когда он готовился к Мейвезеру?

— Ну как-то было, что мне написали на эту тему. Я сказал: без проблем, пусть приглашает меня, я приеду. Я уверен, что я не только приеду, но его еще и прибью на спаррингах! Уровень бокса Макгрегора, мягко говоря, никакой. Честно. Взять любого боксера, того же Чухаджана или Воробьева, да они его просто разорвут. Мы берем именно бокс, а не ММА. Они его просто порвут.

— То есть вы сами с командой Макгрегора не общались?

— Нет. Это кто-то со стороны написал. Все осталось на уровне разговоров. А поехал бы я? Я говорю — да, поехал бы. С чего бы не поехать. Вызывайте, и я поеду.

— Как вам Макгрегор как боец и как личность? Учитывая, что вы трэш-ток не любите.

— Как боец он крутой, конечно. У него и титулов-то сколько. В своей сфере, в ММА, он крутой, один из лучших в мире. Но я не люблю когда люди лезут не в свое дело. Тот же Хабиб, я считаю, очень классный боец. Но когда речь идет о том, чтобы пойти в бокс, с Флойдом побоксировать, то лучше не надо. Заработать хочется, но там шансов ноль. Даже против среднего боксера их ноль.

— Кто у вас популярнее: Конор или Хабиб?

— Даже не знаю! Тут мнения людей разделятся, но думаю, Хабиб больше все-таки. Потому что он же с Украиной связан как-то. Его тут знают, уважают, да и чувак он вроде нормальный, не болтает лишнего. У Макгрегора, наверное, тут меньше поклонников, хотя он тоже интересный персонаж.

«У латиноамериканцев нет шансов против Ломаченко»

— Кто из тройки Усик, Гвоздик, Ломаченко самый сильный?

— На мой взгляд, Ломаченко. Уровень бокса, который он показывает, мышление, тайминг, психология — это что-то с чем-то. На высшем уровне.

— Лучше, чем у Усика?

— Думаю, да. Сейчас у Васи будет бой с Теофимо Лопесом. Мое мнение — у Лопеса нет шансов.

— У кого-нибудь есть шанс против Ломаченко в ближайшие пару лет?

— Мы бы хотелось увидеть его бой с Джервонтой Дэвисом. Хейни, наверно, сейчас не потянет еще, но через года два — думаю, он будет на уровне. Мне было бы интересно посмотреть Васю с боксером, у которого американская школа, какой-нибудь темнокожий американец вроде Мейвезера. Или Теренс Кроуфорд, если был бы в весе Василия. Они на наших вообще не похожи, у них другая пластика, другая реакция, другая скорость рук. Вот с этими было бы интересно. У латиноамериканцев нет шансов против Ломаченко, там работа ног другая, чуть-чуть не та, тайминг не тот. А стоять и входить в размен — не лучшая идея.

— Почему Гвоздик проиграл Бетербиеву? Насколько ожидаемый это был результат?

— Тут тоже такой вопрос, скорее психологический. Артур был лучше готов, мощнее был. Плюс Тедди Атлас немного перенагрузил Сашу. Была лишняя накрутка в самом ринге. Гвоздику надо было дать успокоиться, сказать, чтобы он ноги включил, а не постоянно «Давай, давай!». Эмоции нужно было убирать и чуть-чуть по-другому выстраивать бой, мне кажется. Но это со стороны легко сказать. Как было на самом деле, я так и не услышал. Когда его критиковали, я ждал, что Саша сам даст какой-то комментарий, но так и не дождался.

— Ломаченко считают предателем после его нашумевшего видео в Instagram?

— У нас в Украине кто-то так думает, кто-то иначе. Но реального негатива, я думаю, после этого видео нет. Я не думаю, что люди перестанут за него болеть в боях. Может, кто-то перестанет, но немного людей. Всем не угодишь.

«Перед боем с Хаттоном в раздевалке обвалился потолок, а потом ее затопило»

— Давайте вспомним ваш легендарный бой с Рикки Хаттоном. Когда вы пробили ему по печени в 9-м раунде, сразу поняли, что это нокаут, или думали, что он поднимется?

— Я думал, он встанет. Он же там и пытался еще на колено встать. Я был готов добивать, помню. Но он не поднялся.

— Вы же проигрывали тот бой, правильно?

— Да, я чувствовал, что я проигрываю бой. Первую половину точно проигрывал. И только раунда с шестого я начал выигрывать, когда он начал мазать. Он там несколько раз прилично промазал, его так повело, что он аж упал. Когда он начал мазать и останавливаться, я почувствовал, что начинаю забирать раунды. Но все равно, да, по очкам я проигрывал. Нокаут был в девятом раунде, и я точно помню, что мы говорили с тренером, что в десятом раунде я буду рисковать. В десятом раунде я бы пошел в размен. Но десятого раунда не было.

— Говорят, в Манчестере у вас были довольно жутковатые условия?

— Да, был такой момент. Во-первых, нас не встретили, такси нам не предоставили. Это было такое себе, конечно. Потом нам предоставили весы, которые показывали 65 килограммов, хотя у меня никогда не было такого веса. Потом в раздевалке у нас потолок обвалился и затопило раздевалку во время тейпировки. Нас перевели в другую раздевалку, а там нет стульев. Это все было странно. Но я на тот момент был хорошо готов психологически, был готов ко всему. Нервозности не появилось. На бой я вышел очень спокойный.

— Какой Рикки в общении?

— Да он крутой парень, нормальный вообще! Мы с ним еще до боя пересеклись на конгрессе в Никарагуа, пообщались. Он знал, что я буду с Малиньяджи боксировать, он мне подсказывал, говорил, что за меня будет болеть. Потом после боя по горячим следам мы с ним не виделись, не было пресс-конференции. И вот недавно пересеклись снова на конгрессе WBC в Киеве. Приятное было общение, выпили с ним по бокалу пива. Показали друг другу фотки, он мне свои, я — свои. Посмеялись отлично.

Бокс: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
5
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир