13 мая, 11:15

«Я подумал: Флойд не выдерживает мою мощь». Бой, когда ноги Мейвезера подкосились

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Это самые страшные удары, которые великий боксер пропускал в своей карьере.

По Флойду Мейвезеру очень и очень сложно попасть. И все же он пропускал тяжелые удары. Самые тяжелые — в бою с Шейном Мосли, который состоялся 1 мая 2010 года на арене MGM Grand в Лас-Вегасе.

Это случилось во втором раунде. Мосли нанес удар левой в корпус, за которым последовал правый кросс в голову. Тогда толпа поднялась на ноги — ведь он действительно потряс Мейвезера. Менее чем через минуту Мосли выбросил еще один удар правой рукой — в голову, после которого ноги Флойда подогнулись. Казалось, развязка близка, однако Мейвезер достоял до конца раунда (оставалось 1 минута и 15 секунд), а потом перестроился и без проблем забрал оставшиеся 10 раундов. Тем не менее тот бой навсегда запомнится как один из самых сложных в карьере Флойда, потому что Мосли удалось пробить непробиваемую защиту.

В апреле 2020 года Мосли в подробностях рассказал ESPN о том бое.

Перед боем

«Моим последним боем перед Флойдом был поединок в январе 2009 года, когда я нокаутировал Антонио Маргарито. До сих пор не понимаю, почему я не дрался после этого (в промежутке между боями с Маргарито и Мейвезером. — Прим. «СЭ»). Думаю, главная причина была в том, что не с кем было драться. Но потом появился Андре Берто, и я должен был подраться с ним в конце января следующего года (2010-го. — Прим. «СЭ»). Я начал тренировочный лагерь, но за несколько недель до боя произошло землетрясение на Гаити, и он (Берто. — Прим. «СЭ») снялся.

Если честно, в том лагере я получил травму, но все равно собирался драться. Тот бой должен был быть моим. Когда стало ясно, что поединка с Берто не будет, Ричард Шефер (генеральный директор Golden Boy Promotions в то время. — Прим. «СЭ») сказал мне: «Ты хочешь драться с Флойдом?» Я сказал: «Хорошо, давайте сделаем это».

Я согласился на бой, потому что знал, что старею: до моего 39-летия было четыре месяца. Подраться с Мейвезером в том возрасте — это было куда лучшее решение, чем сидеть и ждать другого боя.

Когда я тренировался в Биг Беар (штат Калифорния. — Прим. «СЭ»), я делал то, чего не должен был делать, — катался на сноуборде. В итоге я упал на копчик и немного потянул пах. Эта травма преследовала меня весь лагерь. Но я все равно очень-очень много работал. Я тренировался изо всех сил, делал все, что нужно. А вот бегать так, как следовало, я не мог.

Но я должен был провести этот бой. Если бы я не вышел на этот бой тогда, то больше никогда не получил бы такой шанс. Тогда я рассуждал так: «Это тот бой, в котором я обязан принять участие. У меня есть сила, знания и вообще все, что нужно для победы».

Я считаю, что случись этот бой раньше — например, в 97-м или 98-м, — он был бы совсем другим. Потому что тогда я был на пике своих возможностей. Я спарринговал с чемпионами мира, я тренировался с отличными парнями и был очень силен ментально. Тогда я был лучше".

Первый раунд

«Единственное, что я помню из того, когда шел к рингу, это мысль: «Я больше и сильнее этого парня. Так что я пойду за ним и уроню его». Перед тем как я вышел на ринг, у меня появились боли из-за этого самого растяжения паха. Я понимал, что это усложнит мне бой и поэтому мне нужно добраться до него (Мейвезера. — Прим. «СЭ») быстро.

Последнее, о чем я подумал, когда увидел его на другой стороне ринга, это то, каким ударом собираюсь поразить его. Какие будут мощные удары? Он быстр — так как же мне добраться до него? Надо попытаться заставить его ударить, потому что он мастер оборонительного боя. Надо попытаться достать до его тела, он будет очень быстр на ногах.

В начале первого раунда я пытался нанести удар ему в корпус, пытался наклониться, попасть. Но это только начало боя, ты еще не знаешь, что произойдет. Я понимал, что он отличный боец, но я хотел посмотреть, насколько он мощен, — и, по правде говоря, он был довольно сильным в том бою. Я не ожидал, что он действительно будет бить так сильно, как он это делал.

Я не знаю, чувствовал ли ржавчину, но я застаивался на месте из-за моих ног. Они были неподвижными. Я не был таким подвижным, как Флойд. Я выглядел напряженным — думаю, это из-за растяжения в паху. Но я не хочу оправдываться".

Второй раунд

«Я чувствовал себя довольно хорошо в первом раунде. Я смог нанести удары, а для меня было важно дотронуться до него. Многие боксеры не могут коснуться его, а я смог это сделать. Так что, возможно, впоследствии я достану его хорошим ударом. Так я думал.

Во втором он почувствовал уверенность в том, что может принимать мои удары, и начал сближаться со мной. Я подумал: «О, это хорошо», потому что у меня еще не было шанса ударить его сильно. Он попытался быть более агрессивным. Но та агрессия обернулась против него, потому что когда он как бы шагнул в мою сторону, я смог нанести тяжелый удар правой рукой.

Первым ударом, которым я попал в него, был джеб в корпус, а далее прошел удар в голову правой. Это был не случайный удар, но и не самый сложный в плане исполнения. Я просто выбросил удар — и он пошатнулся. Я такой: «О, этот удар уже потряс его. Это очень хороший знак». Это дало мне понять, что я могу вырубить его довольно быстро. Но он продолжил огрызаться.

Затем я снова поймал его правой рукой — и потряс во второй раз. Я такой: «О, он поплыл. Я готов нокаутировать его. Он не выдерживает мою мощь». Он хотел нанести быстрый чек-хук, но я поймал его до того, как он выбросил этот удар. Я подумал: «Он вновь нарвется на удар, я это знаю». Поэтому я стал бить его по корпусу, чтобы измотать.

Если бы я поймал его еще одним точным ударом, бой был бы окончен. Он бы оказался в нокауте. У него была высоко поднята голова, и он держался, вытворяя всякие вещи. Я думал: «Хорошо, я обману его, довольно сильно ударю по корпусу, а затем он опустит руки и я вновь нанесу удар левым хуком или правой рукой по голове. Но этого просто не произошло. Он держал руки довольно высоко. Удары по корпусу причиняли ему немного боли, он их терпел. У меня так и не было шанса поймать его очередным силовым ударом, который я так хотел нанести».

4-12-й раунды

«После второго раунда мой тренер Назим Ричардсон сказал что-то вроде: «Ты причинил ему боль, тебе нужно действовать таким же образом: джеб в корпус, оверхенд справа. Сделай это снова».

Я думал, что прикончу его в третьем раунде. Думал, что смогу поймать его, хотя знал, что не смогу так много двигаться [как Мейвезер]. Он как бы приближался ко мне, так что мне было будто бы легко его поймать — потому что он будто пытался биться со мной, а не просто боксировал.

Но он изменил свой стиль, стал более осторожным, более мудрым в своем боксе — вместо того чтобы пытаться запугивать меня.

Думаю, что Роджер Мейвезер — да благословит его Господь — сказал ему в перерыве: «Что ты делаешь?» И Флойд послушался его.

Я знал, что Флойд сильный, но меня впечатлило, что он смог так быстро восстановиться и перестроиться. В нем есть немного нью-эйджа и много бокса старой школы. Его обучали Роджер, Флойд-старший, Джефф Мейвезер. Все трое были боксерами, так что у него была возможность познакомиться и с новой эрой — с любительской системой начисления очков, и со старой школой. Так что он знает и то и другое.

После третьего раунда я подумал: «Этот бой становится немного другим». Хотя я был уверен в своей силе удара, в своей скорости, в том, что я могу нокаутировать его. Я нокаутировал ребят в 11-м, в 12-м раундах. Неважно, какой идет раунд, я всегда опасен. Но я тогда думал: «Чувак, он начинает набирать обороты». А еще я понимал, что, во-первых, на его стороне молодость, а во-вторых, я травмирован.

Я начал ловить себя на мысли, что нужно дождаться его ошибки — чтобы нанести удар и сломать его. Он наносил удары, я касался его и тут и там и думал: «Настанет момент, когда я смогу его достать. И когда он настанет, я схвачусь за него и уже не отпущу».

Раунды с четвертого по 12-й пролетели быстро. Я думал, что поймаю его снова, но этого так и не произошло. Я был очень расстроен восьмым раундом, потому что знал, что проигрываю бой и мне будет трудно поймать его ударами, как я хотел. Было ощущение, что он попал в свой ритм. А у меня не было ритма. Я был напряжен, я просто не мог ничего сделать. Может быть, это потому, что он был быстрым, пластичным, подвижным. Я ничего не мог сделать".

Как победить Флойда

«Вы должны вырвать Мейвезера из его зоны комфорта. Вы должны уметь меняться [по ходу боя], у вас не может быть лишь одной модели [ведения боя]. Мейвезер заводит соперников в режим, при котором они делают одно и то же. Потому что чувствуют себя в безопасности в этом режиме, каким бы он ни был.

Большую часть времени противники Флойда просто атакуют, а он наносит по ним удары. Они чувствуют себя в безопасности, но он просто переигрывает их. Дело в том, что вам нужно немного перебоксировать его, вам нужно хорошо попасть по нему, чтобы ментально сломать Мейвезера. Люди начали преследовать его повсюду [в боях], и все, что они делали, это нападали, нападали, нападали.

Я не знаю, недооценена ли его физическая сила. Скорее так: когда ты нападаешь на Флойда, он знает, как заставить твою агрессию работать против тебя.

Даже если ты сильнее его физически — а я был сильнее его, — это ничего не значит, потому что он не дает тебе возможности это показать, потому что он толкает тебя под удар. У меня отличный подбородок, но он оказался немного сильнее, чем я думал. Дело даже не столько в его силе, сколько в его скорости, в том, как он наносит удары. Когда я немного двигался, его сила была не так ощутима. А вот когда я пытался сблизиться с ним, то чувствовал ее.

Что касается его защиты плечом, то обойти ее не так сложно, если у тебя быстрые ноги, если ты молод, быстр и можешь попасть по нему. Мигель Котто смог попасть по нему, Оскар [Де Ла Хойя] смог попасть. [Хосе Луис] Кастильо в их первом бою проделал отличную работу, часто попадал.

Попасть комбинацией по Мейвезеру — самое сложное. Потому что как только ты нанесешь один удар, он уйдет с дороги. Ты попадешь один раз, и потом он чуть ли не упадет головой в землю, чтобы уклониться от следующего выстрела. Посмотрите, как с ним бился Пакьяо. Пакьяо было трудно наносить много ударов. Обычно он выбрасывает удары пачками, а вот в бою против Мейвезера у него не получалось работать серийно.

Ты должен быть в отличной форме, ты должен быть на 100 процентов в своей игре. Ты не можешь быть на 70, 80 процентах, ты должен быть на 110, на 200 процентах, потому что-то, как он работает, как он тренируется, как он подходит к бою, — он боится проиграть. Он уверен, что выиграет. Но он боится проиграть".

После боя

«Флойд отдал мне должное: он сказал, что тот удар во втором раунде причинил ему боль. Это был самый сильный удар, который он когда-либо пропускал. Я всегда был близок с его семьей, между нами не было неприязни. Неприязнь была, только когда мы продвигали бой. Флойд же знает, как продвигать бои, знает, когда нужно себя вести как сумасшедший, разбрасываться деньгами. Он хорош в продвижении боев. Он как Мухаммед Али, который знал, что делал.

Флойд был быстрее и мобильнее меня. За 14 месяцев до этого боя я победил Маргарито. Маргарито был не таким быстрым. Я мог уклоняться и бить по нему, делать разные вещи. А рефлексы Мейвезера были лучше, чем у меня. Он был лучше, он был быстрее, моложе.

Кастильо, я полагаю, подрался с ним лучше меня. Оскар Де Ла Хойя — тоже. Но как я ударил его правой рукой — никто никогда такого с ним не делал, они не могли к нему даже приблизиться. Это уже победа. Марком Майдана попал по нему, но не так!"

***

Также Мосли рассказал кое-какие любопытные детали о бое с Мейвезером на подкасте Майка Тайсна Hotboxin, где помимо него гостями были Шугар Рэй Леонард и Томас Хирнс. Вот фрагмент (перевод журналиста «СЭ» Никиты Горшенина):

Тайсон: — Расскажи мне о Флойде.

Мосли: — Он быстрый, техничный, хорошо использовал молодость в бою против меня...

Тайсон: — Ты потряс его раз (во втором раунде. — Прим. «СЭ»), но потом он больше ни разу не дал тебе попасть по себе.

Мосли: — В том эпизоде он сделал ошибку. Сделал лишний шаг на сближение и оказался на средней разменной дистанции. Он думал, что я, во-первых, не бью настолько сильно, чтобы потрясти его, а во-вторых, что и здесь он перекроется своим плечом и всегда сможет оттянуться от удара. Но главное — он не верил, что я могу ударить так сильно. Помню, как после этого момента Роджер Мейвезер заорал ему: «Что ты делаешь?! Ты должен боксировать с ним, используй свои навыки!» И он больше не возвращался на эту дистанцию.

Тайсон (обращаясь к Леонарду): — Рэй, как бы ты дрался против Флойда?

Мосли: — Кстати, хочу сказать, что в том эпизоде я потряс его правой, которую подсмотрел как раз у Шугара Рэя. Вот этот правый через руку, загребающий, размашистый удар дугой, который помогает сократить дистанцию. Я изучал много боев Рэя, увидел эту правую и понял, что она будет работать против Флойда.

Леонард: — Честно, я думаю, нет ни одного способа победить Флойда. Мне бы пришлось расчехлить все свои навыки, использовать много финтов, ударов по корпусу...

Тайсон: — У него такая чудная стойка, поджатая, так перекрывается локтем, что по корпусу тяжело попасть...

Леонард: — Только Флойд умел так защищаться плечом, так поджимать его.

Тайсон: — Да, ни один другой не смог бы так изгибаться. Люди пытались, но пропускали удары. Это как с Али — мы похерили несколько десятков лет развития бокса, пытаясь копировать его, но ничего из этого не вышло.

14 мая Мейвезер (50-0) проведет выставочный бой с непобежденным Доном Муром (18-0-1) в Дубае. Этот поединок в прямом эфире покажут телеканал РЕН ТВ и YouTube-канал «Ушатайка». Начало трансляции — в 22.00 мск.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости