Спокойствие, русский сокрушитель вернется

Сергей КОВАЛЕВ. Фото AFP
Сергей КОВАЛЕВ. Фото AFP

В субботу самый титулованный российский боксер, обладатель трех престижных чемпионских поясов в полутяжелой весовой категории Сергей Ковалев проведет в Лас-Вегасе поединок с Наджибом Мохаммеди из Франции

Лас-Вегас – большой котел, который всегда бурлит и клокочет, в нем варятся бизнесмены, мошенники, игроки, знаменитости, сумасшедшие и аферисты. Это место большой игры, большого обмана и большого бокса. В эти выходные там состоится бой Сергея Ковалева. Но Вегас к нему не готов. Да и никто сейчас не может быть готов к Ковалеву. Сергей – чемпион мира по трем версиям, но втянут не в серию боев с лучшими из лучших, он в каком-то смысле борется с системой, с тем, как устроен профессиональный бокс в наши дни.

Хороший боксер – он как герой скверного комикса. Вечерами вышибает дурь из плохих ребят, днем помогает детям, женщинам и старикам, выгуливает чужих собак, не отпускает рискованные шутки и обязательно чистит зубы после каждого приема пищи. Ковалев – не такой. Он, в этой системе координат, скорее, злодей, причем совершенно неголливудского формата, который побеждает супергероев, грабит города и никого не оставляет в живых, несет с собой чувство опасности, куда бы ни шел, отпускает злые шуточки расистского толка и, в довершение картины, разговаривает на английском с тяжелым русским акцентом. Это злодей, которого в США полюбили, хотя бы просто потому, что свои герои измельчали и вдруг стали неинтересными. А других Ковалев брутально избил.

У Ковалева чисто физически большой запас прочности, плюс есть куда прибавлять в искусстве бокса. В рациональности, расчетливости, защите и движении. Но уже сейчас, не будь официального претендента в лице Наджиба Мухаммеди, ему не с кем было бы драться. В отчаянной попытке создать какую-то интригу вокруг этого противостояния француза представляют как человека, который "почти стал бандитом", а затем пришел в бокс. Когда Мухаммеди приезжал к нам в Петербург, чтобы быть нокаутированным Дмитрием Сухотским, я не припомню от него и его менеджера разговоров о криминальном прошлом… Хотя у Ковалева явно найдется что вспомнить из его спортивной юности в Челябинске. Экс-чемпион мира Роман Кармазин пару дней назад рассказывал, что руководство HBO на встрече с ним неуютно поеживалось, когда он вспоминал Россию 1990-х.

Еще и прозвище – Krusher – написанное через русскую букву "К", что переводится или "Разрушитель", или даже "СоКрушитель". Еще не было в элите бокса такого случая, чтобы образ бойца, его прозвище и манера общаться приносили столько радости рядовым поклонникам бокса по обе стороны океана. Фанаты сами производят тонны контента, будь то картинки-мемы "Сохраняйте спокойствие, и Разрушитель вернется" или аллюзии на фильм "Рокки IV", где Ковалев предстает в роли непобедимой силы и угрожает чемпиону "Я соКрушу его!". И он отвечает за свои слова. Пусть теперь мы все знаем, что из Бернарда Хопкинса сыпется песок, но до боя с Ковалевым он редко показывал признаки уязвимости. Жан Паскаль может сколько угодно жаловаться на раннюю остановку в бою с Сергеем, но разорванная барабанная перепонка, которая не даст ему в ближайшее время вернуться на ринг, говорит сама за себя. Ковалев бьет американцев – в Америке, британца – в Британии, может драться с марсианами на Марсе, это подразумевается как само собой разумеющееся.

Андре Уорд, которому уже не с кем драться в суперсреднем весе, там он всех побил, вроде бы готов встретиться с Ковалевым, но без особого энтузиазма, есть в его движениях какая-то грустная безысходность. Он не способен продать билеты на свое выступление в родном Окленде, трансляции дают невысокие рейтинги, а, имея авансы и неформальный статус одного из лучших боксеров мира вне зависимости от веса – смириться с этим крайне тяжело.

Неудивительно, что ставки на Ковалева против Мухаммеди в момент подписания контракта были 40 к 1. Не спасает ситуацию даже то, что его тренирует Абель Санчес, тренер Головкина и человек, который недолго поработал и с Ковалевым. От российского чемпиона ждут очередного нокаута, абсолютно деморализующей ударной мощи, а затем, после боя, нескольких ярких бескомпромиссных заявлений.

Когда Сергей называет чемпиона WBC Адониса Стивенсона "куском дерьма", ему это прощают, телеканал HBO продлевает с ним контракт, а сам Стивенсон, который в лучших боях не выглядит слабее Ковалева, постепенно теряет статус звезды и остатки уверенности в себе – просто потому, что не знает, как отвечать Русскому Разрушителю. Все стали чересчур чувствительными. Это все новомодная политкорректность, боязнь общественного порицания и потерявшийся где-то в процессе ген крутизны.

Несостоявшийся бой Ковалева с Адонисом Стивенсоном – это на самом деле история болезни современного бокса как индустрии. Есть потенциально большой бой – двух по-настоящему сильных полутяжей, которые вырубают людей, есть на него спрос со стороны широкой публики и ТВ, но нет реальных причин для промоутеров одного и второго отбросить все риски и все соображения об упущенной прибыли и организовать поединок здесь и сейчас. Как Пакиао и Мейуэзер не могли договориться почти 5 лет, так и Стивенсон с Ковалевым могут тянуть процесс до бесконечности. Но этот бой имеет гораздо более ограниченный срок годности, срок хранения эмоций, которые он вызывает. В какой-то момент, даже если ни Стивенсон, ни Ковалев не проиграют, публика устанет ждать, рейтинги боев просядут, и даже самые преданные поклонники обоих начнут признавать, что момент упущен, и бой уже не нужен ни одному, ни второму. И в будущем Ковалеву при любом удобном случае будут припоминать, что он так и не провел бой с канадцем. Неважно, что все остальные дрожат и потеют от ужаса только при виде написанного через русскую К – прозвища "СоКрушитель".

Промоутер Сергея, компания Main Events, не обладает такой силой и такой политической волей, чтобы заставить Стивенсона драться. Такого влияния нет и у WBC. Просто чемпион подписал контракт с Элом Хэймоном, а в боксе почти ни у кого нет больше власти, чем у него. Стивенсон получил как бонус красный "Порше", ушел с HBO на Showtime, телеканал-конкурент, и с тех пор они с Ковалевым не могут ни о чем договориться, даже о том, чтобы вместе принять участие в конкурсе заявок на право организации этого боя.

Showtime и Хэймон, конечно, не готовы рисковать боксером, который приносит победы, деньги и титулы, и пока у них есть возможность двигаться с Ковалевым параллельными курсами, они будут избегать боя. Но все может измениться достаточно быстро, как только команда самого Стивенсона почувствует слабость и только намек на возможность скорого провала – его, не задумываясь, скормят Ковалеву, пусть это будет последним, что можно с ним сделать. Лучше так, чем потерять чемпиона в проходном бою. Экономика. Так работает профессиональный бокс.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...