13:00 26 февраля | Бобслей
Газета № 7864, 01.03.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Елена Аникина: "Пошла в бобслей не для того, чтобы на нем зарабатывать"»

"Пошла в бобслей не для того, чтобы на нем зарабатывать". Кто руководит бобслеем вместо Зубкова

Елена Аникина. Фото Александр Вильф
Елена Аникина. Фото Александр Вильф
Один из самых ярких управленцев российского спорта Елена Аникина – о готовности возглавить Федерацию бобслея России после ухода дисквалифицированного Александра Зубкова. Выборы состоятся 20 марта в Сочи.

Ушла из Олимпийского комитета по меркантильным соображениям

– После вынужденного ухода Зубкова вы были назначены временно исполняющей обязанности. Накануне Московская федерация выдвинула вас на пост президента. Зачем вам бобслей?

– Я долго сомневалась. Не потому, что не верю в собственные силы и не понимаю, что делать, а потому что осознаю ответственность. Я была далека от бобслея как от вида спорта, но считаю, что в федерации, как и в любой компании, президент – это прежде всего администратор, который должен создать условия для процветания и развития. Моя задача - обеспечить финансирование, выстроить отношения со всеми заинтересованными структурами внутри страны и на международном уровне, активно способствовать развитию региональных федераций, помогать спортсменам и следить за соблюдением спортивного принципа....

– Последнее время вы были связаны с Международным олимпийским комитетом. Что стало с этой работой?

– Я состояла в ряде комиссий в МОК и в Ассоциации национальных олимпийских комитетов. Мои связи с международными спортивными структурами давно переросли из бизнеса в дружбу. За время, которое прошло с заявочной кампании Сочи-2014, мы столько раз общались, спорили, ссорились и потом мирились... У меня отличные отношения с ВАДА, с МОК, с международными федерациями. Как бы нескромно ни звучало, вряд ли кто-то намного лучше меня сможет на этом уровне разруливать вопросы. Это моя самая сильная сторона. Я думаю, совместно с международной федерацией бобслея, мы перевернем непростую страницу в наших отношениях и постараемся вернуть в Россию этапы Кубка мира. Неофициально я уже говорила на эту тему с президентом Иво Ферриани, и все складывается вполне позитивно.

– Мы виделись с вами на Олимпийских играх в Пхенчхане и ряде заседаний ВАДА, но сложилось впечатление, что тогда вы не сотрудничали с российской стороной.

– В то время я уже ушла из Олимпийского комитета России (Аникина возглавляла там международный департамент,Прим. "СЭ"). Ушла исключительно по меркантильным соображениям, меня не устраивала оплата труда. Я все-таки довольно дорогой сотрудник. Но я вспоминаю о своей работе в ОКР с Александром Дмитриевичем Жуковым как об одном из самых ярких и интересных периодов в жизни.

Я перешла в компанию, которая тоже имеет косвенное отношение к спорту – главой является Юрий Рейльян, который во времена оргкомитета работал под руководством Дмитрия Козака и контролировал строительство всех спортивных сооружений в Сочи, в том числе и санно-бобслейной трассы. Сейчас наша компания занимается строительством железных дорог по всей стране. Мой руководитель, в том числе, поддерживает меня во всей моей деятельности, связанной со спортом.

Но когда я ушла из ОКР, естественно, что я перестала быть частью команды и уже не принимала участия в решении конфиденциальных вопросов. Тем более, там остались и пришли новые очень сильные сотрудники, которые вели все темы. Я же со своей стороны могла только переживать. На уровне дружеского общения, мы не раз обсуждали эту тему. Очень рада, что РУСАДА было восстановлено и считаю, что с российской стороны, как ОКР, так и Минспорта, в урегулировании этого кризиса все было сделано очень правильно.

– Если вам удастся возглавить российский бобслей, вы готовы уйти из бизнеса?

– Нет, я не планирую этого. Значительную часть времени я все равно буду уделять своей основной работе. Считаю, это даже правильно: моя репутация должна быть абсолютно прозрачна. Я прихожу в бобслей не для того, чтобы на нем заработать. Деньги я буду зарабатывать в другом месте, а в спорте буду создавать команду, делегировать полномочия и делать все возможное, чтобы наш спорт получал должное финансирование.

Спускалась по трассе в одном бобе с Фетисовым

– При Михаиле Прохорове вы работали исполнительным директором Союза биатлонистов России. Откуда в вашей жизни возник бобслей?

– Я покривлю душой, если скажу, что влюбилась в бобслей с первого взгляда. Биатлон мне изначально, если честно, нравился больше. Но я дружила с Валерием Лейченко, который был одним из ярких идеологов строительства в России санно-бобслейных трасс. Во времена работы в "Интерросе", на этапе заявочной кампании "Сочи-2014", первым объектом, который я строила под руководством Владимира Потанина, был Тирольский домик. Впоследствии он стал официальным домом федерации бобслея во время Олимпийских игр. Потом, уже при Никите Музыря, я вовлеклась в работу федерации, где отвечала за международную деятельность. Так получалось, что жизнь постоянно сталкивала меня с бобслеем. Во время заявки Сочи в Санкт-Морице мне совершенно неожиданно представилась возможность даже совершить спуск.

– Это очень страшно.

– Не говорите! Вместе со мной в бобе был Вячеслав Фетисов, а управлял, конечно, профессиональный спортсмен.

– А Фетисов разгонял боб?

– Фетисов поддерживал меня. Если честно, я думала, что это будет что-то вроде американских горок. Но я не то что по сторонам не могла смотреть – я головы поднять не могла! Меня вдавило в боб, кидало во все стороны... Такое впечатление, что на тебя давят сверху несколько тонн. Не представляю, как на такой скорости наши спортсмены умудряются не только ровно сидеть, но еще и управлять!

– Если показать вам нынешний состав сборной России – вы там всех знаете в лицо?

– Теперь – знаю. Ночами следила по телевизору за этапами Кубка мира, стала переписываться с кем-то из спортсменов, поздравлять с успешными выступлениями наших скелетонистов. Планирую поездку в Канаду на чемпионат мира, где хочу познакомиться со всеми лично. Ведь спортсмены стоят в центре любой федерации, именно их интересы должны учитываться в первую очередь.

– Это уже начало предвыборной кампании?

– В каком-то смысле да. Но и просто как исполняющий обязанности я должна быть на чемпионате мира и поддерживать свою команду.

– У вас уже есть информация, кто станет вашим конкурентом в борьбе за пост президента федерации?

– Знаю, что свой кандидат будет у федерации Красноярского края. Но пока нет информации, кто именно. Но это нормально, я как раз рада конкуренции. Чем больше идей и заинтересованных людей – тем лучше для российского бобслея и скелетона. В любом случае, кто бы ни победил на выборах, все региональные федерации должны объединиться и работать как одна команда в интересах развития нашего спорта.

– Какую позицию занимает ушедший с поста президента Александр Зубков?

– Он не имеет права каким-либо образом вмешиваться в этот процесс. Но по-человечески он поддерживает меня.

Зубков пользовался поддержкой у международной федерации

– Как вы относитесь к тому, что Зубков уже после решения Спортивного арбитражного суда о своей дисквалификации оставался во главе федерации?

– С точки зрения конъюнктуры, возможно, имело смысл уйти и не возбуждать общественное мнение. Но с другой стороны, если Саша считает себя невиновным и летом в момент выборов получил поддержку со стороны международной федерации, то зачем ему было отступать? Я уважаю людей, которые имеют смелость до конца отстаивать свою позицию. Саша снова пошел в CAS, и хотя, как разумный человек, я понимаю, что шансы на успех минимальны, я искренне желаю ему удачи. Если все получится, в очередной раз мы сможем доказать, что многие обвинения, которые основаны лишь на показаниях Родченкова, беспочвенны.

– Вам не кажется, что именно Зубков своей настойчивостью спровоцировал тот самый кризис в отношениях с международными структурами, который вы сейчас собираетесь урегулировать на посту президента?

– Нет, я так не думаю. Саша всегда пользовался поддержкой на уровне международной федерации. Если бы Иво Ферриани сказал ему не идти на выборы, Зубков, скорее всего, так бы и сделал. Когда я говорю о международном кризисе, я не имею в виду конкретно ситуацию вокруг Зубкова. Скорее, это репутация вида спорта в целом, которая омрачена проблемами допинга. Тут очень много политики, все крайне затянуто и сложно. Кстати, пару недель назад наша федерация подписала договор о сотрудничестве с РУСАДА, так как я хочу дать знак всем на международном уровне, что антидопинговая работа у нас в приоритете.

– Бобслей – один из самых дорогих видов спорта. Правильно ли я понимаю, что с вашим приходом в федерацию подтянутся и крупные спонсоры?

– Я сейчас активно веду переговоры на эту тему и думаю, что у нас есть ряд перспектив. Но акцент я планирую сделать на другое: нам стоит не только закупать дорогую импортную технику, но и начать изготавливать собственное оборудование. Пусть это будет не быстрый процесс, и никто не говорит, что наши бобы и скелетоны сразу же поедут лучше немецких. Но я уверена, что мы сможем, по крайней мере, своими силами закрыть потребности региональных команд. Я готова найти под этот проект финансирование и попытаться строить часть оборудования в России. А уж эксклюзивно для нужд основной сборной закупать импортный инвентарь. Я думаю, у нас все должно получиться. В любом случае, федерация работает, Министерство спорта обеспечило нас финансированием, Олимпийский комитет содействует в решении оргвопросов... Сейчас впереди главный старт – чемпионат мира в Канаде. Давайте пожелаем нашим ребятам в скелетоне побед, а в бобслее – достойных выступлений. ​

Газета № 7864, 01.03.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ