03:30 25 января 2011 | БОБСЛЕЙ

Клубный бобслей дошел и до России

Российский экипаж Дмитрия АБРАМОВИЧА на трассе швейцарского бобслейного клуба Санкт-Морица. Фото REUTERS
Российский экипаж Дмитрия АБРАМОВИЧА на трассе швейцарского бобслейного клуба Санкт-Морица. Фото REUTERS

В сборной страны начался эксперимент, который в будущем имеет все шансы превратиться в полноценную систему

Сергей БУТОВ
из Винтерберга

Принципиальным отличием российского бобслея от, к примеру, немецкого или швейцарского, до недавнего времени была структура управления национальной сборной. Наша команда всегда жила единой жизнью - ночевала в одних гостиницах, вместе обедала и ужинала, колесила по Европе на одних и тех же автобусах, тренировалась под началом одних и тех же наставников.

Однако после смены руководства федерации и тренерского штаба российской сборной изменения коснулись и системы управления нашей команды. За основу взята система клубного бобслея, особо развитая в Германии и Швейцарии. Бобслейные экипажи этих стран представляют собой самостоятельные в финансовом и организационном плане образования. Их фактическими руководителями являются сами пилоты. Именно они подписывают личные контракты с разгоняющими, согласно которым те не имеют права выступать в других экипажах.

На соревнованиях немецкие экипажи зачастую живут в разных гостиницах, на трассу приезжают врозь - в собственных, оборудованных под мастерские, автобусах, где спортсмены хранят и готовят к стартам бобы. В общем, живут вполне обособленной жизнью и порой находятся даже в откровенно натянутых отношениях друг с другом. Последний пункт - серьезный минус клубной системы. Поэтому россияне слепо копировать немецко-швейцарский опыт не стали, постаравшись взять на вооружение только лучшее.

- Когда одна только мужская команда бобслеистов состоит, включая обслуживающий персонал, из нескольких десятков человек, становится очень трудно эффективно управлять ею, - рассказывает главный тренер сборной России Олег Соколов. - Тем более что на этапах Кубка мира выступают три наших экипажа, каждый из которых требует особого внимания, индивидуального подхода.

Индивидуальный подход, о котором говорит главный тренер, федерация намерена обеспечивать, создав под эгидой сборной нескольких относительно самостоятельных экипажей, которые будут обслуживаться штатом прикрепленных к ним специалистов. Первый такой экипаж - команда Александра Зубкова - фактически уже создан.

На практике это выглядело так. В Винтерберге, где в минувшие выходные состоялся чемпионат Европы, команда Зубкова жила отдельно от остальной сборной. Команда - это сам Зубков, его разгоняющие Филипп Егоров, Дмитрий Труненков, Алексей Воевода и Николай Хренков. Плюс к этому теперь с Зубковым персонально работает тренер по трассе немец Франц Хоффманн, тренер по старту Семен Макаров, австрийский механик Йохан Вальнер. Активно помогает подготовке и супруга Зубкова Татьяна, личный тренер спортсмена. В перспективе у команды могут появиться персональный врач и массажист.

По словам руководства сборной, команда Зубкова хоть и несколько обособлена внутри сборной, но связи с ней терять не будет - в этом заключается основное различие клубного бобслея по-русски от клубного бобслея по-немецки.

- Создание команд внутри сборной совершенно не означает, что теперь все пилоты начнут делать все, что захотят, - говорит президент федерации бобслея и скелетона Георгий Беджамов. - Суть идеи, на самом деле, проста - мы берем на себя создание всем экипажам принципиально более высокого уровня материально-технического обеспечения, чем раньше. Подчеркиваю, одинакового для всех экипажей! Разговоры внутри сборной о том, что одним дали хорошие коньки и те победили, а другим не дали, разлагают командную атмосферу, и поэтому они должны прекратиться. Мы создадим всем одинаково хорошие условия, а дальше все зависит от таланта членов экипажей и их трудолюбия.

Логичен вопрос, какова будет роль главного тренера в новой системе взаимоотношений внутри команды. Вот ответ Соколова:

- Я отвожу себе роль контролирующего ежедневный процесс эксперта со всей полнотой власти над экипажами. Мы не имеем права разрезать пуповину, связывающую пилотов и тренеров, которые будут работать с разными экипажами. Индивидуальный подход не должен повлечь за собой сепаратизм, какую-то обособленность. Буду вникать, а если надо, то вмешиваться в процесс работы каждого отдельно взятого экипажа.

Материалы других СМИ