Росгвардия запретила биатлон. Почему у СБР возникли проблемы со стрельбищами?

12 июля 2019, 19:40
Росгвардия запретила биатлон. Фото "СЭ" Центр имени Филипенко.
Теги:
Ситуацию вокруг закрытия стрельбища в Ханты-Мансийске объясняет вице-президент СБР Алексей Нуждов.

В межсезонье в российском биатлоне неожиданно возникла новая проблема. под угрозой оказался сам биатлон: Росгвардия не продлила лицензию стрельбищу под Ханты-Мансийском, одной из столиц этого спорта в России. Причина: ограничения на оборот оружия и стрельбу вблизи населенных пунктов, содержащийся в приказе МВД 1999 года № 288. Раньше для биатлонистов делались послабления, но теперь Росгвардия действует жестко. И вслед за Югрой могут пострадать комплексы в Тюмени, Сочи и других регионах России. По такой логике – теперь биатлонные стадионы можно строить только в глухой тайге или пустынной тундре.

Центр имени Филипенко.
Центр имени Филипенко.

"СЭ" расспросил о ситуации вице-президента Союза биатлонистов России Алексея Нуждова.

– Прогресс есть, – отметил Нуждов. – Со стороны СБР этой проблемой занимаюсь сейчас я, со стороны органов, которые выдают разрешение – генерал-майор полиции Маликов. Мы с ним поддерживаем личный контакт. Практически первые лица Росгвардии этим занимаются, у нас готов проект нового приказа по стрелковым объектам, который позволил бы все несоответствия устранить. В СМИ уже много публикаций разной степени ответственности, как будто создается ощущение катастрофы. На самом деле каждый просто должен говорить о своих компетенциях. Вопросы абсолютно объективны и решаемы.

При строительстве были более широкие допущения, чем есть в законе

– Вы сказали о первых лицах – то есть Золотов в курсе проблемы?

– Любой руководитель знает об этом. У него в ведении большая структура, и есть люди, отвечающие конкретно за это. Процесс переговорный идет очень плодотворно, мы три раза по телефону разговаривали с генералом-майором Маликовым, на следующей неделе будет расширенное совещание. Предпринимаем шаги, чтобы эта проблема была решена раз и навсегда и чтобы был обеспечен нормальный тренировочный процесс биатлонистов.

– В чем заключаются эти решаемые проблемы?

– Законодательство имеет свойство изменяться и обновляться, а любой капитальный объект требует определенных работ, чтобы этому новому законодательству соответствовать. В законах очень четкие формулировки, в том числе "Законе об оружии". В населенных пунктах такие-то требования к обороту оружия, за пределами другие. Мягко скажем, при строительстве объектов были более широкие допущения, чем есть в законе. И это нельзя просто так вмиг изменить. Некоторые твердят: вот, мол, в положение биатлонистов не могут войти. Это только люди без юридического образования могут так говорить. Как можно войти в наше положение? Ну закроют они глаза на нарушения, придет прокурорская проверка и их же накажет. Надо мыслить по государственному.

– Конкретный пример несоответствия можете привести?

– Сейчас накал такой, что не хочу ошибиться в конкретном случае. Но в основном проблемы примерно такие: например, на стрельбище иной тип заграждения, нежели тот, что прописан в нормативном акте. Условно: не земляной вал, а бетонное заграждение. Сотрудник Росгвардии, пусть даже региональный руководитель, не может же просто взять и вычеркнуть это из закона. Поэтому мы сейчас собираем эти проблемы воедино и прорабатываем с разрешительными органами новое положение о стрелковых объектах. Оно уже написано. Потом оно должно будет пройти общественную экспертизу, повисеть на сайте, пожелания граждан учтут, и потом оно вступит в силу.

– Раньше таких проблем же не было, разве нет? Почему именно сейчас всплыла эта проблема?

– Всегда когда-то что-то начинается, рано или поздно количество переходит в качество. Злого умысла тут нет, мол, раньше всем было все равно, а сейчас стало важно. Просто накопились различные недочеты.

Все должны решать местные власти

– Много ли придется потратить СБР на приведение всего этого в соответствие, есть ли хотя бы примерная оценка?

– Не думаю, что это значительная сумма. Нужно сначала принять нормативную базу, и в ее рамках уже что-то дооборудовать. А где-то, может быть, будет закреплено, что допускается нынешнее положение. И у нас, и в Росгвардии разумные люди, конечно, все будут стараться сделать так, чтобы все работало, а не чтобы побольше денег ввалить. Сейчас ищем компромисс. К концу года мы эту работу точно поэтапно завершим. Главное, что есть понимание. Эмоции и нервяк нагонять не нужно. В детском саду тоже, знаете, дети плачут, можно обвинять воспитателей, можно – родителей, а у нас задача, чтобы дитя не плакало. Скоро все начнут спокойно тренироваться.

– В Сочи очень скоро сборы основной национальной команды. Успеют ли к этому времени все исправить там?

– Это лишь небольшой вопрос внутри широкого. Там Росгвардия уже ни при чем. Вопрос в продлении лицензии. СБР взял базу на себя из-за Олимпиады, согласился взять ее на баланс, а обычно такие объекты у местных Центров спортивной подготовки или спортшкол. Срок аренды завершился, теперь надо продлевать – либо на нас, либо на кого-то еще. Нам безусловно важно каждое стрельбище, но прямого отношения мы к нему не имеем. Наша позиция: им должны заниматься местные организации, как это происходит в большинстве регионов. Думаю, местные власти смогут решить, кто его будет эксплуатировать.

Во время написания данной заметки Союз биатлонистов России выпустил официальное заявление по данной теме. СБР подтвердил, что во вторник будет проведено совещание по проблеме, а также рекомендовал "представителям региональных федераций биатлона воздержаться от эмоциональных и непродуманных комментариев, касающихся разрешений на работу стрельбищ в их регионах".

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
5
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир