00:10 25 января | Биатлон
Газета № 7835, 25.01.2019

Александр Логинов: "Обо мне могут говорить все, что угодно. Никого за это не осуждаю"

Александр Логинов. Фото Андрей Аносов/СБР
Александр Логинов. Фото Андрей Аносов/СБР
Сегодня в Антерсельве начался этап Кубка мира. Накануне старта эксклюзивное интервью спецкору "СЭ" дал Александр Логинов – лидер сборной России и одна из самых обсуждаемых фигур в биатлонном мире.

Владимир Иванов из Антерсельвы

– Один из главных стереотипов про вас: Логинов – суровый русский мужик, который редко улыбается и не склонен проявлять эмоции. Насколько это близко к правде? Ведь тренеры говорят, что в команде вы совсем не такой.

– Я действительно не привык сильно проявлять эмоции на людях. И не могу поменяться, стать по щелчку пальцев более радостным и улыбчивым. Естественно, в команде мы много шутим и смеемся. Но на трассе я занят другим делом. И сконцентрирован только на нем.

Моя серьезность – это не какой-то образ или что-то еще. Я просто такой. И размышлять над тем, какой тип поведения мне больше мог подойти бы, даже не хочу. Это будет искусственно, что уже само по себе неправильно.

– Вам ближе какая-то громкая тусовка или посиделки в тесном семейном кругу?

– Однозначно, второе.

– В принципе можете представить себя отжигающим на танцполе?

– Представить-то я могу все, что угодно. И вполне нормально отношусь к новым знакомствам, к большим компаниям. Но если говорить именно о комфорте – знакомый круг, которому я доверяю, мне ближе.

– Дружба бывает только с детства?

– Не обязательно. У меня много хороших товарищей, с которыми я познакомился после 20 лет. А бывает и такое, что в 35 лет человек приходит на новую работу – и там находит человека, с которым устанавливается отличный контакт.

22 декабря. Нове-Место. Александр Логинов.

Что бы ни случилось – в первую очередь виновен ты сам

– Вы как-то рассказывали мне, что пять или шесть лет были капитаном на школьном смотре строя и песни. Как это было?

– Класса до 10-го так и происходило. Подробностей не помню, но мы, кажется, бывали в тройке. А вот выиграть не удавалось.

– Зато учились вы хорошо.

– До того момента, как серьезно начал заниматься спортом. Даже в Олимпиадах участвовал – по математике. Потом из-за сборов стало тяжелее. Хотя некоторые предметы, в том числе, английский, нужно было учить усерднее. В итоге закончил школу с одной "тройкой".

– Ваш косяк или учитель завалил?

– Нет-нет, если стоит "три", значит, так я этот предмет и знал.

– Артем Истомин, тренер мужской сборной, рассказывал, что в любой ситуации вы ищете проблему в себе.

– А как по-другому? Что бы ни случилось – в первую очередь виновен ты. И мне проще найти ошибку в себе, чем свалить все на кого-либо другого.

– Но бывает же так, когда дело не в тебе. Вот знаешь предмет не хуже других, а учителю не нравишься – и он заваливает.

– Даже если так – на то тоже есть причины. Нужно подумать о них.

– Бывает, что самоедство идет вам во вред?

– Пожалуй, да. Но каждый человек в той или иной степени занимается самоедством. Мне так нужно. Если не выявлю ошибку, как же я смогу ее исправить?

– Сейчас есть какие-то вопросы, к которым пытаетесь подобрать ключики?

– Их очень много. Голова гораздо чаще забита чем-то, нежели нет.

– Все вопросы связаны только со спортом?

– Не только. Безусловно, большую часть времени я думаю о гонках. Но у меня есть куча друзей, девушка, родители – и мы часть общаемся на самые разные темы.

– Например?

– Да самое простое. Сестра делает ремонт. Мне это интересно. Рассказывает девушка о своем племяннике – с удовольствием слушаю. Крестник плавать научился – супер!

Ходил на тренировки в "Сокол", был вратарем

– Вы лет семь ходили на карате. Почему решили бросить?

– Во-первых, в какой-то момент за занятия стало нужно платить. А я не из богатой семьи. Во-вторых, видимо, это было не мое. Мне вроде бы и нравилось, но чего-то не хватало. С лыжами вот как – я мог увидеть на обычной картонной карте, что где-то есть телевышка. Сколько туда километров – да бог его знает. Даже не задумывался. Утром в воскресенье встал – и поехал. По столбикам. Потому что мне это было в кайф.

– А в карате получалось?

– В принципе, да.

– Сейчас на шпагат сядете?

– Нет-нет, уже лет 10 как точно не сяду.

– Как отреагировали на то, что карате включили в олимпийскую программу?

– Уверен, это будет зрелищно.

– Любите единоборства?

– Иногда смотрю бокс, ММА. Не так, как футбол, конечно. Вот его с удовольствием гляжу вечерами.

– Болеете за кого-то?

– Мне нравится именно сам процесс игры. Вот смотришь встречу лидеров АПЛ – и наслаждаешься. И неважно, кто победит.

– Почему при такой любви к футболу вы в своем родном Саратове не пошли в "Сокол"?

– Я ходил! Был на нескольких тренировках. Пробовал себя в роли вратаря – мне это нравилось. Но в тот момент серьезно занимался карате, плюс родители считали, что футбол – это скорее баловство. К тому же в нем, особенно в Саратове, развиться тяжелее. Вот и решили сосредоточиться на другом.

Сборы с юниорской сборной по лыжам

– Когда поняли, что биатлон – это ваше?

– Года через 1,5 после того, как начал заниматься. Сначала у нас был акцент на лыжную подготовку, стрельбой особо не занимались. Но мне это нравилось. Любил приходить на первую тренировку, а потом на вторую, даже если ее не было в расписании. Хотя тогда даже речи о серьезной карьере не шло – просто нравилось это все. А когда начал выезжать на соревнования, все стало увлекать еще больше.

– Помните первую победу?

– Победу – нет. Почему-то запомнилась "Лыжня России". Я стал восьмым, когда меня никто знать не знал. Выступали ребята, которые были на 4-5 лет старше. У всех уже были комбинезоны, очки. А я бежал в спортивном костюме и с металлическими палками. Все смотрели на меня и спрашивали: "Кто это такой?"

– Как в сборную впервые попали?

– В биатлонную?

А вы были и в лыжной?

– Да, ездил на два сбора с юниорской сборной, с которой тогда работал Олег Перевозчиков.

– Кто-то из той сборной сейчас продолжает выступать?

Глеб Ретивых, Рауль Шакирзянов, Женя Белов.

– Выходит, вы могли сейчас быть успешным лыжником?

– Я туда и поехал потому что юношей неплохо выступил на чемпионате России среди более старшего возраста. Но тогда встал вопрос: где продолжать соревноваться? И я, не раздумывая, отдал приоритет биатлону. Все-таки мой тренер Екатерина Халиуллина специализировалась именно на нем.

– Когда мне впервые дали форму сборной области, весь вечер ходил в ней по квартире. У вас что-то такое было?

– Я тоже с большим пиететом относился к таким вещам. Экипировка, которую выдавали, была для меня практически неприкосновенной. Да и до сих пор так. Храню знаковые бибы с этапов Кубка мира.

– Вызов во взрослую сборную – особенное событие?

– Перед "Ижевской винтовкой"-2012 мы обговаривали с Александром Касперовичем, что, даже, если я отберусь в сборную – не поеду. И меня действительно приглашали в Оберхоф, но мы планомерно готовились к юниорским соревнованиям. Потом получилось так, что мы с Максом Цветковым отбежали по юниорский мир и взрослую Европу хорошо, а так как основная команда готовилась к предолимпийской неделе в Сочи – нас пригласили в Холмеколлен.

– Подобалдели от своих дебютных результатов (в спринте Логинов стал пятым, в гонке преследования – третьим. – Прим. "СЭ")?

– Да мы с Максом просто стрельнули оба по нулям в спринте.

– Но вы сходу взошли на пьедестал!

– Понятно, что это приятно. Но все воспринималось как проходящий этап. Нужно было закрепиться и показать, что это – не разовый результат.

Шипулин меня всегда поддерживал

– После известных событий 2014-15 годов ваш круг общения сильно изменился? Стали меньше доверять людям?

– Я сам по себе человек недоверчивый. Но те, кому реально верю, уверен, не подведут.

– Слова Александра Тихонова. "Барнашов, Пак, Майгуров. Вот с кого надо спрашивать! Почему это случилось? Кто вообще ответил за это? Парень один остался. Слава богу, мы вместе с Касперовичем и Кравцовым поддержали его тогда. А так бы он вообще бросил биатлон. Никто ведь даже руки не протянул! А теперь все восторгаются: "Вот наш Логинов!" Гнать надо в шею таких"! Прокомментируйте.

– Александр Иванович – очень опытный человек. Его слова имеют статус. Но именно вот эти высказывания я прокомментировать не могу никак. Не мне это надо делать.

– Кто реально помогал вам в непростой момент?

– Что значит помогали? С Касперовичем мы всегда на телефоне. Помощь – это ведь не совсем правильное слово. Общение – да, было и есть. На том же эпизоде своей карьеры я не хотел бы заострять внимание. Уже много всего было сказано. Тот период прошел. И я очень рад, что сейчас могу концентрироваться на спортивных результатах.

– Насколько неожиданной стала для вас реакция Антона Шипулина, который не раздумывая пошел на конфликт с Мартеном Фуркадом на ЧМ-2017?

– Антон – настоящий лидер. Это сразу заметно. Он меня всегда поддерживал и поддерживает. Очень его уважаю и рад, что мы до сих пор общаемся.

– Последнее по этой теме. Стала ли сюрпризом реакция зарубежных спортсменов, которые в прошлом сезоне ничего против вас не имели, а в этом, когда пошли результаты, вдруг посыпались претензии?

– Даже не задумываюсь об этом. Я в самом деле не обращаю внимания на шумиху и разговоры вокруг. Люди могут говорить все, что угодно. В том числе, обо мне. Я за это никого не осуждаю. Их мнение, они имеют на него право. Мне все это никак не мешает. На соревнованиях я абстрагируюсь от разговоров и всего, что пишут в интернете. Стараюсь думать о спорте. Мне интересно именно это.

Спорт – очень короткий миг

– Этапы в Северной Америке. Вы все-таки едете туда?

– Поеду на оба. Соревновательная практика нужна. Да, бывало, что к главным стартам целенаправленно готовятся по три-четыре недели. Но есть успешный опыт подведения к основному турниру и через другие соревнования. Думаю, все будет в порядке. А домой я не еду до апреля.

– Какую роль в принятии решения сыграло ваше второе место в общем зачете Кубка мира?

– Мы учитывали эту ситуацию.

– У вас за плечами один чемпионат мира. Этот старт по атмосфере чем-то отличается от этапов Кубка мира?

– Безусловно. Ажиотаж на другом уровне. Другое внимание к стартам. Нам нужно подойти к Эстерсунду с холодной головой. Стараться вообще не заострять внимание на его важности.

– Тогда не буду спрашивать о том, как хотели бы там выступить.

– А я и не ответил бы.

– В спорте побеждает тот, кто больше тренируется или тот, кто талантливее?

– Тот, кто сочетает одно с другим. Должно быть два в одном.

– На что вы готовы ради олимпийской победы?

– Готов жертвовать своим временем. Скоро мне будет 27 лет. Это такой возраст, когда люди обживаются, устраивают семейную жизнь.

– Как вы объясняете себе, что на первом плане сейчас не это?

– Спорт – очень короткий миг. И в данный момент нужно извлечь из него максимум. Не хочу потом жалеть, что не сделал для этого всего. Я не такой фанат, до 45 лет бегать не буду. Но на данный момент спорт для меня – на первом месте.

Газета № 7835, 25.01.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ