«Критиковать из-за забора легко. В лицо же никто не скажет». Драчев — о бунте в нашем биатлоне

Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
1 апреля 2020, 18:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Владимир Драчев: «Письмо о моей отставке – худшее, что можно сейчас сделать»»

№ 8168, от 02.04.2020

Владимир Драчев. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Глава Союза биатлонистов России ответил авторам коллективного письма, призывающего к его отставке

Сегодня наш биатлон подкинул настоящую бомбу. Против Владимира Драчева выступил широкий фронт из тренеров, ветеранов и руководителей на местах — всего 24 человека, (правда, подписи некоторых из них в итоге оказались недействительными). На обвинения, высказанные в письме, в интервью «СЭ» ответил сам действующий президент СБР.

С таким же успехом на меня можно повесить коронавирус

— Владимир Петрович, читали сегодняшнее письмо в ваш адрес? Необычное 1 апреля получилось.

— Посмотрел. Да, у меня впечатление, что люди подготовились к 1 апреля и решили запустить интересную тему в России. Коронавирус уже всем надоел, а может, на кого-то даже и подействовал немного.

— То есть для вас произошедшее — сюрприз?

— Да, конечно. Чтобы вникнуть в биатлон, нужно много времени провести внутри. Видно, что готовилось и писалось это людьми, которые поверхностно знают суть, из телевизора.

— А что надо бы знать?

— Слушайте, как только это письмо было опубликовано, якобы подписавшиеся мне начали звонить и сказали, что они в этом не участвовали, что это полный бред вообще. Один, второй, третий, смс приходят. Конечно, там есть инициаторы — Тихонов, Голиков. Но надо понимать, Тихонов — это человек, которому главное чтобы было плохо, тогда ему хорошо.

— Много человек вам позвонили, которые не подписывали письма?

— Богалий, Ковалев, Раменский, Юрлов — говорят, им просто прислали письмо, и все. Прислали — это что, уже подписался автоматически?

— В нынешних условиях вообще подписать что-либо сложно.

— Знаете, если хотели посмешить на 1 апреля — удачно получилось. Если хотите помочь биатлону, то так не делают. Все, кто упомянуты — уважаемые люди, великие биатлонисты, наши друзья — но если вы хотите что-то сделать позитивное, то не надо говорить, что все плохо. Когда я пришел, вообще ничего не было, полный развал! Ни команды, ничего. Один из пунктов мне понравился — СБР не был включен в IBU, мол, я виноват. Это я привел к этой ситуации? Вижу только желание свалить на кого-то вину. А надо проявить желание для работы. Про недостатки и так все знают. А вы что-то хотя бы сделали, чтобы улучшить ситуацию? Тот же Тихонов. Ни одного хорошего слова за два года.

— Помнится, у вас на эту тему был пост в Instagram про сознание мухи и пчелы.

— Именно. Человек, находящий в любом только... то самое — муха. А если ты найдешь цветок даже на свалке, то пчела. Так если они так ратуют за биатлон, то надо помогать. Никого рядом не было, все хотят только укусить. А главное — вот письмо закончилось, а дальше-то что? Кто-то вглубь посмотрел, почему все так происходит? Посмотрите, что происходило восемь лет назад.

— А что происходило? Денег тогда было много. Вы про допинг?

— А как думаете, из-за чего нас отстранили-то? От того, что мы самые красивые? И это продолжается и будет продолжаться. И не Драчев это начал, а штрафы ложатся на нынешнее руководство. И эти деньги снимаются с нынешней команды. Спортсмены недополучают примерно полмиллиона евро в год!

— Именно в сборной?

— Не только. Эти деньги могли пойти и на развитие в регионах. И все из-за прошедших чудесных времен. Но виноват я. На меня и коронавирус тогда можно повесить, что это я все разваливаю.

9 из 10 спонсоров отказываются идти из-за ругани внутри

— Люди смотрят поверхностно, — продолжает Драчев. — Многие стараются оценивать работу биатлона по результатам основной сборной. Главная большая ошибка. Это 15-20% от всей системы. А 80 процентов — это регионы. Надо ездить, встречаться с губернаторами. А мы привыкли думать только о сборной, а регионы как-нибудь сами.

— Вы считаете, что в регионах у нас все хорошо? В письме одна из претензий, что регионы тоже вами недовольны.

— Тихонов всегда говорит, что все недовольны. А кто, спрашивается? «Я!» Вот один Тихонов и недоволен. А из-за того, что он говорит во всеуслышание, ощущение, будто все.

— Ну могу сказать, что как минимум Касперович, Васильев подтвердили свое недовольство публично.

— Это одна команда. Касперовича выгнали из сборной. Два года его здесь нет, и слава богу. Кто его взял? Васильев. Выгнали его из-за допинга. Все, кто были причастны к каким-либо допинг-скандалам, в сборной работать не должны.

— Еще один пункт письма — спонсоры, говорится, что вам не удалось привлечь инвестиции. Ведь действительно, бюджет открыт, и у вас получилось привести гораздо меньше спонсоров, чем вы обещали.

— Может быть, не получилось, но о сути вопроса я не могу все сказать. Правильнее сказать так: по теме спонсоров надо говорить очень аккуратно. Не всем надо знать происходящее.

— Есть какие-то внутренние факторы, которые влияют на их нежелание?

— Не столько внутренние, а скандалы в целом вокруг биатлона, в том числе ситуация с IBU. Мы потеряли очень много денег из-за того, что скандалим внутри себя. Думаете, сегодняшнее открытое письмо, эта первоапрельская шутка, на пользу пойдет? Сейчас побегут компании поддерживать биатлон?

— Вряд ли, подозреваю.

— Письмо очень негативно скажется на всем биатлоне. Они думают, будет позитив? Тихонову, понятно, сейчас самая сладкая пора. Про него тоже много чего хорошего можно рассказать, но мы же не рассказываем.

— Другими словами, вы предлагали спонсорам прийти, а они отвечают: «У вас скандалы, мы не пойдем»?

- 9 из 10 так говорят. Чем больше ругани внутри, тем хуже. А у нас такой вид спорта, все великие, грамотные, все готовы только разоблачать. Спонсоры говорят: «Вы сначала у себя разберитесь, оно нам надо»? И даже те, кто приходили, потом прекращали сотрудничество. Там причины несколько другие, но озвучивать я их не буду.

Готов работать на своем посту, пока получается

— Вам предлагают покинуть пост президента СБР, иначе есть возможность сбора внеочередной конференции и перевыборов. Вы не готовы уходить, будете бороться за свой пост?

— Я готов работать конструктивно работать на результат. Если огульно кричать из-за забора, и потом ничего не подтверждается — зачем это делать? Это неуместно, невовремя... Я хочу корректно сказать, но слова другие просятся.

— Но работать конструктивно можно и в роли члена правления. Вы готовы работать на своем посту или отойти ради конструктива на предлагаемое место?

— Я готов работать на своем посту, пока получается и есть здоровье.

— Работа в Госдуме не отвлекает?

— Я уже привык. Я же пришел в СБР помогать, а не деньги получать. Потому что биатлон — наша жизнь, мы ее знаем досконально и знаем, как сделать так, чтобы пришел результат. Но по щелчку этого не будет. Если все уничтожено, тем более.

— С Шипулиным не обсуждали письмо?

— Нет, с ним сегодня не пересекался.

— Суть вашей точки зрения — в письме нет позитивной повестки, только критика?

— Если люди хотят помочь биатлону, они приходят и помогают. Критиковать, причем из-за угла — легко. В лицо-то никто не скажет!

— Никто не говорил? Тихонов, наверное.

— Он-то да. Но это еще Прохоров и Кравцов знают — он через пять минут после выборов уже твой враг.

— Вы как-то в принципе будете на сегодняшнее выступление реагировать?

— Собрать правление, провести любое мероприятие сейчас очень сложно. Ко всем мнениям надо прислушиваться и грамотно разбирать. Но выйти с таким письмом было худшим из всего, что можно сейчас сделать в российском биатлоне. Хуже бы они не придумали.

Биатлон: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
78
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир