10:30 22 января 2017 | Биатлон

Исполком ни о чем. Холостой залп IBU

Расследование по семи российским биатлонистам продолжается. Фото AFP Глава IBU Андерс БЕССЕБЕРГ. Фото "СЭ" Александр ЛОГИНОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Мартен ФУРКАД и Оле Эйнар БЬОРНДАЛЕН. Фото AFP
Расследование по семи российским биатлонистам продолжается. Фото AFP
Единственным конкретным результатом заседания исполкома и рабочей группы IBU, которому в Антерсельве была посвящена вся суббота, стала информация: с 22 из 29 российских биатлонистов, которые находились под подозрением в связи с докладом Макларена, сняты все обвинения. В отношении семи человек расследование будет продолжено.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Антерсельвы

Заседание и последующая за ним пресс-конференция оставили недовольными всех. Спортсменов – поскольку порядком их вымотало (достаточно было беглого взгляда на лица выходящих из зала Оле Эйнара Бьорндалена и Мартена Фуркада), и было понятно, что отнюдь не о таком времяпрепровождении мечтали все те, кому в воскресенье предстоял еще один, самый тяжелый стартовый день.

Мартен ФУРКАД и Оле Эйнар БЬОРНДАЛЕН. Фото AFP
Мартен ФУРКАД и Оле Эйнар БЬОРНДАЛЕН. Фото AFP

ОТСТАТКИ РАЗДРАЖЕНИЯ

Спровоцировать скандал, на что по "внутренней" информации рассчитывали представители США, Канады, Франции и Чехии, не удалось. Но не потому, что противостояние остальных оказалось более мощным, а по банальной причине: принимать какие бы то ни было решения и вносить изменения в механизм федерации имеет право лишь конгресс IBU. Поэтому рассчитывать на то, что письмо, подписанное более чем полутора сотнями атлетов, и соответственно, изложенные в нем требования будут каким-то образом удовлетворены, было наивно с самого начала. Главным итогом заседания было именно это, а вовсе не содержание последующих интервью, в которых наиболее экстремистски настроенные атлеты продолжали выплескивать остатки раздражения, а журналисты – метаться с камерами, сбивая друг друга, по узкому коридору: надо же снять хоть что-то, раз пришлось столько времени торчать на стадионе в ожидании хоть каких-то фактов.

Призывы собрать экстраординарный внеочередной конгресс на собрании тоже раздавались. Одним из наиболее активных сторонников этого решения выступил бывший тренер женской российской сборной Вольфганг Пихлер. Немец руководствовался чисто тренерской рациональностью: если ряд вопросов может решить конгресс, значит, нужно созвать конгресс. Однако обсуждение, судя по всему, тоже превратилось в переливание из пустого в порожнее. Как сказал в ходе пресс-конференции президент IBU Андерс Бессеберг, если большинство членов исполкома выскажутся в пользу такого решения (но не сейчас, а после того, как российская сторона предоставит объяснения по той семерке, что продолжает оставаться под расследованием) – значит, конгресс будет собран.

Российская сторона, можно сказать, осталась в плюсах – если рассуждать с позиции, что семь лучше двадцати девяти. Но в целом все происходящее показало информационную беспомощность тех, кто должен принимать решения. Взять, допустим, тему, которая активно муссируется в кругах российских тренеров – сделать прозрачной и открытой систему терапевтических исключений. В разговоре со мной один из тренеров посетовал, что IBU наотрез отмел это предложение, еще до собрания выдвинутое российской стороной. Но дело в том, что выносить подобный вопрос на обсуждение – это примерно то же самое, как требовать от слесаря на автосервисе изменений в деятельности страховых компаний или системе банковских кредитов. Другими словами, обращение в международную федерацию с подобной инициативой – нонсенс. Отнимающий время и вызывающий раздражение тех, кому адресован.

Александр ЛОГИНОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Александр ЛОГИНОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ЛОГИНОВ ВНЕ ПОДОЗРЕНИЯ

Было бы, кстати, большой ошибкой считать, что очередное заседание IBU на тему допинга, приуроченное к самому началу чемпионата мира в Хохфильцене – очередной иезуитский приемчик, придуманный с тем, чтобы уязвить нашу страну наиболее сильно. Дата, полагаю, продиктована исключительно здравым смыслом: не собираться вне спортивных мероприятий, отнимая время у себя и у других, а обсудить текущие вопросы там, где это будет удобно большинству действующих лиц. То, что это создает дополнительную нервотрепку России – наша проблема.

На месте российских биатлонных руководителей, я бы сказала большое спасибо корреспонденту "МатчТВ" Илье Трифанову, который напрямую задал Бессебергу на пресс-конференции крайне важный вопрос – относительно Александра Логинова: может ли этот российский атлет, дисквалифицированный за допинг и отбывший двухлетнюю дисквалификацию продолжать находиться в биатлонной семье, или же в сложившейся ситуации IBU считает это не совсем правильным. Ответ норвежца (а в этом формате он, разумеется, отражал официальную позицию IBU) был предельно четким: любой спортсмен, отбывший наказание, имеет полное право выступать в любых соревнованиях вплоть до Олимпийских игр.

Ради этого точно стоило дожидаться пресс-конференции. Для всего остального вполне хватило бы банального пресс-релиза.

Результаты опроса

18408 чел.

Как вы восприняли январские решения IBU по российскому биатлону?
44.3%
Ситуация стала лучше
9.9%
Все осталось по-прежнему хорошо
39.2%
Все осталось по-прежнему плохо
6.6%
Ситуация стала хуже
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...